Расстрел наказание

Расстрел наказание

В настоящее время в России действует мораторий на смертную казнь. Высшая мера наказания за особо тяжкие преступления заменяется пожизненным тюремным заключением. Однако, в СССР смертная казнь применялась достаточно широко. За что же мог приговорить к высшей мере советский суд, самый гуманный в мире? В разные годы существования советской власти ситуация была разной.

Первые годы Советской власти и Гражданская война

Сразу после победы Октябрьской революции смертная казнь была отменена. Однако, затем ее восстановили в связи с принятием постановления «О красном терроре». В основном, она применялась к политическим противникам новой власти. Расстрелять могли и за контрреволюционную пропаганду, и за мародерство. В порядке производства нормального уголовного процесса смертная казнь почти не применялась по очень простой причине: уголовных дел в ситуации Гражданской войны заводили крайне мало. В этот период очень часто расстрел применялся в порядке внесудебной расправы. Помимо расстрела в этот период практиковалось и повешение.

Период правления Сталина

В 1922 году был принят запрет на применение смертной казни по отношению к лицам, не достигшим 18 лет и к беременным женщинам. Тогда же в УК РСФС был впервые приведен перечень преступлений, за которые полагалась смертная казнь. В этот перечень вошли: контрреволюционная деятельность, преступления против порядка управления (массовые беспорядки, бандитизм, уклонение о воинской повинности, фальшивомонетничество и т.п.), должностные преступления (взятки, присвоение ценностей, вынесение не правосудного приговора, принуждение к даче показаний при допросе путем применения незаконных мер и т.п.), нарушение правил об отделении церкви от государства (то есть, за пропаганду священнослужителями идей свержения или сопротивления власти рабочих и крестьян), бесхозяйственность, хищение государственной собственности, воинские преступления, способствование переходу государственной границы без соответствующего разрешения. В 1935 году было принято постановление «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», которое разрешало применять к несовершеннолетним с двенадцатилетнего возраста любые меры уголовного наказания вплоть до смертной казни. Разумеется, оговаривалось, что речь идет лишь о самых тяжких преступлениях и о применении смертной казни к детям в самых крайних случаях. Пиком расстрелов в этот период стало время «большого террора» 1937- 38 года, когда было вынесено 681692 смертных приговора. В период Великой Отечественной войны вернулись к практике публичного повешения в отношении полицаев и других пособников фашистов. В 1947 году был издан указ «Об отмене смертной казни», однако, уже в январе 1950 года «по многочисленным просьбам трудящихся» смертную казнь вернули, как меру наказания для изменников Родины, шпионов и диверсантов. В 1954 году «высшая мера» распространилась и на лиц, совершивших убийство при отягчающих обстоятельствах.

После Сталина

В 1960 году был принят уголовный кодекс, служивший источником уголовного права для нашей страны до 1996 года. В соответствии с ним смертная казнь применялась за измену Родине, шпионаж, убийство государственного или общественного деятеля, совершенное в связи с его государственной деятельностью, диверсии, бандитизм, уклонение от призыва в военное время, изготовление и сбыт поддельных денег, нарушение правил о валютных операциях, хищение государственного имущества в особо крупных размерах, умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, изнасилование, повлекшее тяжкие последствия и изнасилование малолетней, получение взятки в особо крупном размере, а так же получение взятки должностным лицом, занимающим ответственное положение, посягательство на жизнь милиционера или народного дружинника.

Смертная казнь предусматривалась так же за ряд военных преступлений, таких, как неповиновение военнослужащего приказу, дезертирство, насильственные действия военнослужащего по отношению к командиру, совершенные в военное время, добровольная сдача в плен, мародерство, насилие над населением в районе военных действий и т.п. За каждое из указанных преступлений помимо смертной казни было предусмотрено альтернативное наказание в виде лишения свободы от 5 до 15 лет. С 1962 по 1989 год в стране было вынесено 24422 смертных приговора. Помиловано было 2355 человек. Советское законодательство не исключало смертного приговора женщинам, однако, почти все, казненные в этот период – мужчины. Известно лишь о трех исполненных приговорах, вынесенных в этот период в отношении женщин. Были казнены Антонина Макарова – известная «Тонька-пулеметчица», расстреливавшая в период Великой Отечественной войны мирных жителей и партизан по указанию оккупационных властей (1979), Берта Бородкина – спекулянтка, известная так же хищениями в особо крупных размерах (1983) и Тамара Инютина – отравительница (1987).

russian7.ru

Расстрел 15-летнего убийцы

Двойное убийство Аркадий Нейланд совершил в Ленинграде за день до своего 15-летия – 27 января 1964 года. День рождения он встретил по дороге в Москву, куда выехал поездом через несколько часов после зверской расправы над женщиной и ее малолетним сыном. В столице он купил железнодорожный билет до Сухуми, и в ожидании отправления поезда совершил поездку по городу в экскурсионном автобусе. Словом, вел себя как советский школьник из провинции, который через Москву направлялся во Всесоюзный пионерский лагерь «Артек».

30 января на перроне Сухумского железнодорожного вокзала Нейланд был задержан местными оперативниками, опознавшими его по ориентировке, полученной из Ленинграда. На раскрытие кровавого злодеяния, слух о котором мгновенно облетел северную столицу, понадобилось четверо суток…

Будущий убийца состоял на учете детской комнаты милиции, когда ему не было еще 12 лет

Аркадий Нейланд родился в Ленинграде 28 января 1949 года.

Семья – мать, младшая сестра Аркадия, отчим и двое его сыновей от первого брака – ютилась в одной комнате коммунальной квартиры. Глава семьи Нейландов работал слесарем на предприятии, его жена – санитаркой больницы. Их более чем скромный заработок не обеспечивал достатка в доме. К тому же, оба супруга пили.

Условия и образ жизни Нейландов не были чем-то исключительным для СССР 60-х годов. В том же Ленинграде десятки тысяч людей жили в густонаселенных коммуналках, считали копейки до получки или «перехватывали» до аванса у знакомых. Очень многие семьи с детьми были неполными либо состояли из матери и отчима или отца и мачехи. Образ неблагополучной семьи завершался, как правило, пьющими родителями, не занимающимися воспитанием детей.

Аркадий рос без родительского догляда, и уже к 12 годам малолетний воришка и хулиган состоял на учете в детской комнате милиции ОВД Ждановского (ныне Приморский) района города.

Здесь напрашивается небольшое отступление…

Ювенальные технологии по-советски

Летом 2010 года в Госдуму РФ были внесены проекты Федеральных законов, которые позволяют, в частности, лишать родительских прав или ограничивать их из-за «бедности», за «ненадлежащее» воспитание. Законопроекты были восприняты в обществе неоднозначно. Нашлось немало сторонников принятия репрессивных мер в отношении «нерадивых» родителей. Противники же тотального вмешательства государства во внутреннюю жизнь семьи возражали – если семья неблагополучная, надо не разрушать ее, а, прежде всего, помочь выйти из трудной ситуации. («Право. Ru» провело по этому поводу опрос, с которым можно ознакомиться здесь).

Возвращаясь к семье Нейландов, можно проследить, как сорок лет назад государство в лице органов исполнительной власти и правоохранительных органов Ждановского района, школы, в которой учился Аркадий Нейланд, реагировало на ситуацию в неблагополучной семье.

Начать хотя бы с квартирного вопроса. Он за долгие годы не только не разрешился, а окончательно зашел в тупик – в 1963 году один из сводных братьев Аркадия женился, и привел под отчий кров жену. Таким образом, в одной комнате уживались две семейные пары и трое разнополых подростков. И надежды на улучшение в обозримом будущем жилищных условий не было.

Что называется, умыла руки и средняя школа, из которой Аркадия исключили после 5 класса за хроническую неуспеваемость, воровство и хулиганство. Власти направили его в школу-интернат в город Пушкин. Но даже в этом казенном заведении для «трудных подростков» Нейланд пришелся, как говорят, не ко двору. Несколько раз соученики устраивали ему «темную» за воровство у окружающих. К тому же, Аркадий страдал энурезом, за что подвергался насмешкам и издевательствам окружающих. Вот какую характеристику в 1964 году предоставила в суд на Аркадия Неймана дирекция школы-интерната № 67: «…показал себя как плохо обучаемый ученик, хотя был не глупым и способным ребенком… Учащиеся не любили его и избивали. Он не раз был уличен в кражах у учеников интерната денег и вещей».

По одним данным подросток из интерната сбежал, и был задержан милицией в Москве, по другим – дирекция интерната настояла на том, чтобы родители забрали Аркадия. Известно только, что после этого власти трудоустроили Нейланда подсобным рабочим в ПО «Ленпищемаш», где он кое-как продержался до конца 1963 года.

В этот период Аркадий дважды предпринимал попытки разбойного нападения на одиноких прохожих с целью грабежа, совершил кражи из киоска «Союзпечати», бани, дома быта и нескольких парикмахерских. Все они были раскрыты, и районная прокуратура возбудила в отношении подростка уголовное дело. Однако до суда оно не дошло: в прокуратуре приняли во внимание «искренне раскаяние и возраст» подследственного, и дело закрыли.

Но не прошло и месяца, как Аркадий Нейланд снова стал фигурантом уголовного дела – на этот раз по квартирной краже.

Как Нейланд сбежал из районной прокуратуры

24 января 1964 года Нейланд со своим приятелем Кубаревым под предлогом сбора макулатуры обзванивали квартиры в одном из подъездов дома №3 по Сестрорецкой улице. Убедившись, что в одной из них нет никого из жильцов, подобрали ключи, и наскоро связали в узлы вещи, показавшиеся им наиболее ценными. Однако когда они вышли на улицу, дворник при виде незнакомых подростков с узлами подняла тревогу. Начинающие «домушники» были задержаны прохожими.

Допрашивали их в прокуратуре Ждановского района. По явному недосмотру помощника прокурора, который на время допроса Кубарева отослал Неймана в коридор, последнему удалось беспрепятственно покинуть здание прокуратуры.

До совершения кровавого злодеяния, всколыхнувшего город, оставалось три дня.

Завтрак на Сестрорецкой на фоне трупов

Все это время Аркадий Нейланд прятался в подвалах. Ранним утром 27 января он на несколько минут появился дома, где взял топор. Это свидетельствовало о том, что 14-летний подросток был уже готов переступить последнюю черту.

Квартиру, которую Нейланд намеревался ограбить, он наметил еще в тот день, когда они с Кубаревым «собирали макулатуру» в доме на Сестрорецкой и попались на краже. Прежде всего, его привлекла тогда входная дверь, обитая кожей. Когда хозяйка, 37-летняя Лариса Куприянова, впустила подростков в прихожую, Аркадий успел разглядеть в комнате включенный цветной телевизор, о котором он раньше только слышал. Не прошло мимо внимания Нейланда и то, что у хозяйки была золотая коронка. Видел он и трехлетнего ребенка. Но это никак не повлияло на его план…

Утром 27 января Аркадий Нейланд через закрытую дверь в квартиру Куприяновых представился почтальоном. И прямо с порога набросился на хозяйку с топором.

Увидев в руках подростка топор, Куприянова попыталась его отобрать. Поэтому первые удары пришлись по рукам и плечам женщины. Всего судебно-медицинская экспертиза насчитала около 15 ран, 5 из которых – смертельные. Маленькому Георгию он нанес 6 ударов, «чтобы не крутился под ногами», как объяснит он в ходе следствия.

Обыскав квартиру, Нейланд нашел кошелек с 54 рублями, облигации трехпроцентного займа, золотые женские украшения, фотоаппарат «Зоркий». Взял зачем-то паспорт мужа убитой женщины и ее дочери от первого брака. Фотоаппарат оказался заряженным пленкой, и Нейланд, обнажив ноги своей жертвы, сделал несколько непристойных снимков, которые, по его объяснению, он намеревался продать под видом порнографических.

После этого Нейланд помыл в ванной руки, поджарил на кухне яичницу, и спокойно позавтракал. Перед уходом поджег квартиру, открыл газ, рассчитывая, что огонь и взрыв газа уничтожит все следы преступления. Однако соседи по лестничной площадке, почувствовав запах гари, вызвали пожарных. Расчет приехал оперативно, и место преступления огнем почти не затронуло.

Благодаря этому, следственная бригада нашла отпечатки окровавленных пальцев на платяном шкафу, и орудие убийства – топор с обгоревшим топорищем. После опроса десятков жильцов дома о появлении здесь незнакомых лиц, был составлен словесный портрет Нейланда.

Описание жильцов – «долговязый губастый подросток лет 15-16-ти» – было слишком хорошо знакомо и в районном отделе милиции и прокуратуре. Так Нейланд попал под подозрение. Когда оперативники установили, что он вынес из своей квартиры топор, эта версия стала основной. Был немедленно допрошен Кубарев, подельник Нейланда по краже из квартиры этого же дома. Он рассказал, что его приятель планировал вернуться на Сестрорецкую, чтобы «поживиться» в квартире №9, и уехать в Сухуми или Тбилиси.

В эти города, а также в Москву были экстренно разосланы ориентировки…

Глас народа, требовавший снизу казни несовершеннолетнего, был явно организован сверху

Как только Нейланда задержали в Сухуми, туда вылетели несколько оперативников из Ленинграда. На месте выяснилось, что их абхазские коллеги плохо обыскали задержанного, и тому удалось спрятать в камере несколько важных вещественных доказательств – бумажник, паспорт мужа убитой, ключи от квартиры Купреевых и связку воровских отмычек. В руках следствия оказался также фотоаппарат, похищенный из квартиры. На одежде Нейланда были найдены пятна засохшей крови, которые позже были идентифицированы с группой крови Куприяновой.

На допросах в Ленинграде Аркадий Нейланд хладнокровно, без следов раскаяния рассказывал о деталях совершенного им преступления. Было очевидно: Нейланда уже просветили сидельцы следственного изолятора, что возраст надежно защитит его от сурового наказания.

Между тем, жестокое двойное убийство, совершенное подростком, получило широкую огласку. На имя председателя Президиума Верховного Совета СССР Леонида Брежнева со всех концов страны начали поступать письма от граждан и организаций с просьбами принять закон о применении к несовершеннолетним, совершившим особо тяжкие преступления, высшей меры наказания. А инициативная группа ленинградцев в свою очередь начала сбор подписей под петицией с требованием «уничтожить выродка».

Глас народа был услышан наверху. Хотя дальнейшие события свидетельствуют о том, что, скорее всего, письма и петиции как раз и были организованы по указке сверху: рост преступности, в том числе подростковой, наметившийся в 60-е годы прошлого столетия, беспокоил партийное и советское руководство, и Нейланд был избран в качестве «мальчика для битья».

17 февраля 1964 года Президиум Верховного Совета СССР, вопреки юридическим правилам и обычаям, принял постановление, допускавшее применение в отношении несовершеннолетних высшей меры наказания – расстрела. Но что делать с тем, что закон обратной силы не имеет?

Окончательное наказание – смертная казнь. Приговор приведен в исполнение через 5 месяцев после суда

В Ленинграде был проведен письменный опрос судейского корпуса города – можно ли считать постановление Президиума Верховного Совета имеющим обратную силу? Положительный ответ организаторами акции был запрограммирован заранее.

Рассмотрение дела по существу состоялось 23 марта 1964 года в закрытом судебном процессе. Учитывая большую общественную опасность совершенного преступления – убийства при отягчающих обстоятельствах, а также личность Нейланда и «руководствуясь постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 17 февраля 1964 г. за № 2234», суд по совокупности совершенных преступлений вынес окончательное решение: приговорить к смертной казни – к расстрелу.

Приговор в стране был в целом воспринят с удовлетворением. Однако в среде юристов и у части интеллигенции он вызвал негативную реакцию. За рубежом дело Нейланда однозначно комментировалось как пример несоблюдения Советским Союзом норм международного права и соответствующих соглашений.

Кассационная жалоба Аркадия Нейланда была оставлена без удовлетворения, а ходатайство о помиловании Верховный Совет СССР отклонил. 11 августа 1964 года приговор был приведен в исполнение.

pravo.ru

Кармическое наказание за расстрел Романовых

В том, что в 1917 году в России вспыхнула Гражданская война, есть вина и последнего российского императора Николая II. Но так получилось, что из десяти миллионов жертв этой войны самой известной стал именно он.

17 июля 1918 года в подвале дома инженера Ипатьева в Екатеринбурге расстреляли последнего российского императора Николая II, его супругу Александру Федоровну, четырех великих княжон: Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию, цесаревича Алексея и нескольких человек, приближенных к царской семье.

Во время Гражданской войны в России, когда кровь лилась рекой, убийство царской семьи в обществе не считалось страшным злодеянием. В период социализма это преступление и вовсе выдавалось за некий справедливый акт, а именами цареубийц назывались улицы городов, прежде всего Свердловска.

И только в последние два десятилетия стал понятен трагизм этого события. Насколько бы ни был плох последний российский царь, но ни он, ни его супруга, ни тем более его дети не заслуживали такой страшной участи.

Однако некая высшая справедливость уже давно вынесла свой вердикт. Можно без особого преувеличения сказать, что на головы цареубийц обрушилась высшая кара. Причем некое проклятие коснулось не столько исполнителей, сколько тех, кто принимал решение о ликвидации Романовых.

Правда, с исторической точки зрения вопрос о том, кто именно принимал это решение, не до конца прояснен. По общепринятой версии, решение принималось уральскими властями, но согласовывалось с председателем ВЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов Яковом Свердловым.

Так или иначе, но прямой ответственности за решение о ликвидации Романовых избежали и вождь мирового пролетариата Владимир Ленин, и главный уральский большевик Евгений Преображенский, который с мая 1918 года занимал пост председателя президиума Уральского обкома РКП(б).

Официально считается, что решение о расстреле царской семьи было принято 14 июля на заседании президиума Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов следующими товарищами: председателем Совета депутатов Александром Белобородовым, членом президиума Уральского обкома РКП(б) Георгием Сафаровым, военным комиссаром Екатеринбурга Филиппом Голощекиным, комиссаром снабжения Уралоблсо-вета Петром Войковым, председателем областной ЧК Федором Лукояновым, членом Совета, комендантом «дома особого назначения» (Ипатьевского дома) Яковом Юровским и рядом других.

План убийства Романовых разрабатывали Юровский, его помощник Григорий Никулин, чекист Михаил Медведев (Кудрин) и член исполкома Уральского Совета, начальник отряда Красной гвардии Верх-Исетского завода Петр Ермаков.

Эти же люди стали главными действующими лицами непосредственно во время расстрела Романовых. Непросто восстановить ход событий: кто в кого стрелял. Но складывается впечатление, что особенно усердствовал старый революционный боевик Петр Ермаков, который палил из трех наганов и добивал раненых штыком. Государя-императора, опять же, по общепринятой версии, застрелил Юровский.

Пули для организаторов

Вообще, надо сказать, что за расстрел царя высказывались представители всех революционных партий на Среднем Урале, не только большевики, но и эсеры и анархисты. Против выступил только один — Павел Быков, который настаивал на предании Николая Романова народному трибуналу. Любопытно, что при этом на руках Быкова было едва ли не больше крови, чем у других революционеров, решавших судьбу царя.

В октябре 1917 года Быков организовал обстрел Зимнего дворца из Петропавловской крепости и участвовал в его штурме, руководил операцией по подавлению восстания юнкеров Владимирского училища. Однако его протест против цареубийства, возможно, стал индульгенцией за все грехи.

Павел Быков прожил долгую и довольно успешную жизнь. Он написал несколько книг, в том числе «Последние дни Романовых», рассказывающую об убийстве царской семьи, 11 лет возглавлял ленинградскую кинофабрику «Совкино».

Судьбы же тех, кто ратовал за ликвидацию Романовых, напротив, сложились трагически. Символично, что большинство из них тоже погибли от пули.

Ключевую роль в принятии решения об уничтожении царской семьи сыграл военный комиссар Екатеринбурга Филипп (Шая Исаакович) Голощекин. Именно он обсуждал этот вопрос в Петрограде со Свердловым, и на основании его доклада было принято решение о расстреле.

Поначалу карьера Голощекина складывалась весьма успешно, достаточно сказать, что семь лет он был членом ЦК ВКП(б). Но это не уберегло его от казни. Он был расстрелян как «троцкист» 28 октября 1941 года у поселка Барбош в Куйбышевской области.

Александр Белобородое председательствовал на судьбоносном заседании исполкома, на котором было принято постановление о расстреле Николая II и всей его семьи.

Похоже, что ему это зачлось. В 1921 году он был назначен заместителем наркома внутренних дел Дзержинского, а позже, в период с 1923 по 1927 год, сам возглавлял НКВД РСФСР. Сгубила его связь с троцкистской оппозицией. Белобородое был расстрелян 10 февраля 1938 года. Также в 1938 году расстреляли и его жену — Франциску Яблонскую.

Главный редактор газеты «Уральский рабочий» Георгий Сафаров был далеко не последним человеком в партии большевиков. Достаточно сказать, что в 1917 году он прибыл в Россию из эмиграции вместе с Лениным в «пломбированном вагоне». А на Урале громче других ратовал за расстрел Романовых.

После Гражданской войны Сафаров трудился секретарем исполкома Коминтерна, потом был главным редактором «Ленинградской правды». Но его сгубила приверженность Зиновьеву. За это он был приговорен сначала к ссылке, а затем -к пяти годам лагерей.

Один из тех, с кем он отбывал срок в отдельном лагерном пункте Адьзва, рассказывал, что семья Сафарова после ареста исчезла, и он жестоко страдал. В лагере Георгий работал водовозом. «Небольшого роста, в очках, одетый в арестантские лохмотья, с самодельным кнутом в руках, подпоясанный вместо ремня веревкой, молча переносил горе». Но когда Сафаров отсидел свой срок, свободу не обрел. Его расстреляли 27 июля 1942 года.

Петр Войков тоже прибыл в «пломбированном вагоне» из Германии делать революцию в России. Он не только принимал участие в решении судьбы членов царской семьи, но и активно занимался уничтожением их останков. В 1924 году он был назначен полномочным представителем СССР в Польше.

И свою пулю нашел на чужбине. 7 июня 1927 года Войкова на Варшавском вокзале застрелил белый эмигрант Борис Коверда. Этот паренек тоже был из породы революционных террористов-идеалистов. Только он своей целью поставил борьбу не с самодержавием, а с большевизмом.

Федор Лукоянов отделался сравнительно легко — в 1919 году он заболел тяжелым нервным расстройством, которое преследовало его всю жизнь, вплоть до кончины в 1947 году.

К исполнителям преступления судьба отнеслась мягче, вероятно, посчитав, что на них меньше вины — они выполняли приказ. Трагически закончили свои дни лишь несколько человек, бывших на второстепенных ролях, из чего можно сделать вывод, что пострадали они за другие грехи.

Например, помощник Ермакова, бывший кронштадтский матрос Степан Ваганов, не успел уйти из Екатеринбурга до прихода колчаковцев и спрятался у себя в погребе.

Там его обнаружили родственники убитых им людей и буквально растерзали.

Ермаков, Медведев (Кудрин), Никулин и Юровский в почете дожили до преклонных лет, выступая на собраниях с рассказами о своем «подвиге» цареубийства. Однако высшие силы порой действуют весьма изощренно. Во всяком случае, очень похоже, что семью Якова Юровского преследовало настоящее проклятие.

При жизни для Якова, идейного большевика, стали большим ударом репрессии, которым подверглась семья его дочери Риммы. Она тоже была большевичкой, с 1917 года возглавляла «Социалистический Союз Рабочей Молодежи» на Урале, а потом сделала хорошую карьеру по партийной линии.

Но в 1938 году Римма была арестована вместе с мужем и отправлена в лагеря, где провела около 20 лет. Фактически арест дочери свел Юровского в могилу — у него от переживаний обострилась язвенная болезнь желудка. И ареста сына Александра в 1952 году, который на тот момент был контр-адмиралом, он уже не дождался. Как не застал и проклятия, преследовавшего его внуков.

По роковому стечению обстоятельств, все внуки Юровского трагически погибли, девочки в основном умирали еще во младенчестве. Одного из внуков, по имени Анатолий, обнаружили мертвым в машине посреди дороги.

Двое внуков упали с крыши сарая, застряли между досок и задохнулись, еще двое сгорели при пожаре в деревне. У племянницы Юровского Марии было 11 детей, но выжил только старший, которого она бросила, и мальчика усыновила семья начальника шахты.

paranormal-news.ru

Расстрел за джинсы: как это было в Советском Союзе

В 1961 году в СССР к высшей мере наказания приговаривали не «врагов народа», а обычных «спекулянтов»

На сайте «Бессмертный барак» появилась публикация о «Деле Рокотова-Файбишенко», которое в начале 60-х годов имело огромный резонанс и в СССР, и на Западе. Двоих так называемых «спекулянтов», Яна Рокотова и Владислава Файбишенко за «валютные спекуляции» и незаконную торговлю джинсами была показательно приговорили к высшей мере наказания – расстрелу. Этот приговор не имел никакого отношения к юриспруденции, а был откровенно политическим. Любопытно, что один из фигурантов этого дела – Ян Рокотов до этого отсидел 7 дет в сталинских лагерях и был реабилитирован Хрущевым, который несколько лет спустя фактически и приговорил его к расстрелу.

Это дело не забывается и по сию пору, недаром в 2013 году в США появилась джинсы, названные именами Рокотова и Файбишенко.

Но для начала отрывок из воспоминаний известного советского диссидента и ученого-востоковеда Исаака Фильштинского, которому довелось встретиться с Рокотовым задолго до этого дела еще в сталинском лагере:

«Когда в 1961 году я узнал из газетного фельетона о суде над Яном Рокотовым, выглядевшим под пером журналиста страшным злодеем, и о смертном приговоре, вынесенном ему за валютные спекуляции, я невольно вспомнил хрупкую фигурку в грязной, рваной телогрейке, представшую перед нами однажды в зимнюю пору в лагерном бараке. Разумеется, о прошлой горькой судьбе Рокотова в фельетоне ничего не говорилось.

Это был невысокого роста худенький юноша, казавшийся значительно моложе своих лет. За годы работы на лесоповале в режимной бригаде, где его систематически избивали за невыполнение нормы (которую, к слову сказать, редко кто выполнял), он на время утратил способность сознательно воспринимать действительность. Потеря памяти у Яна была столь велика, что, когда к нему подошел мой сосед по нарам, ленинградский инженер, Василий Степанович Дрокин, совсем незадолго до того находившийся с Яном на одном ОЛПе и работавший с ним в одной бригаде, Ян не сумел его вспомнить.

История Яна Рокотова поначалу мало чем отличалась от десятков тысяч подобных. Отец его, Тимофей Рокотов, в прошлом главный редактор журнала «Интернациональная литература», аналога нынешней «Иностранной литературы», еще до войны был арестован и расстрелян. В то время Ян был ребенком, а после войны он, студент юридического факультета, «дозрел» до того, чтобы на него обратили внимание, и был, в свою очередь, арестован. Во время ареста живой, энергичный и предприимчивый юноша сумел вылезти через маленькое окошко туалета на улицу и бежать. Если только рассказ Яна достоверен, сразу же после побега он явился в дом к следователю Шейнину, жена которого приходилась ему родственницей, и тот, ругая Яна последними словами, снабдил его деньгами и велел больше у него не появляться.

Много месяцев оперативники КГБ старались ликвидировать свой «прокол» и разыскать молодого беглеца, пока не нашли его где-то на юге страны. Ян получил восемь лет по 58-й статье, к которой ему добавили статью «за побег из места заключения», хотя в момент ареста он еще не был осужден и бежал из собственного дома. Вторая статья существенно ухудшила его положение в лагере. Вместе с бандитами и рецидивистами он был помещен в режимную бригаду, которую гоняли на лесоповал под специальным усиленным конвоем. Бригаду возглавлял некий Кацадзе, «ссучившийся» уголовник, мучивший и избивавший заключенных при попустительстве и даже сочувствии охраны.

К тому времени, когда Ян появился в нашем бараке, он отсидел уже значительную часть срока, с него были сняты режимные ограничения, и он был переведен в нашу зону. Молодые жизненные силы Яна взяли свое, и через несколько месяцев его психическое состояние полностью восстановилось. Он даже сумел как-то «приспособиться» к лагерным условиям, устроился работать на подсобную площадку и, когда, уже после смерти Сталина, дело его было пересмотрено, покидал лагерь с большим, набитым «имуществом» чемоданом, в новеньком, неизвестно где сшитом костюме.

— Освобождаюсь вчистую, с полной реабилитацией! — с торжеством прокричал он мне, стоя на вахте, уже за пределами зоны, и помахивая реабилитационной справкой.

— Сколько же тебе пришлось зря просидеть? — спросил я,

— Около семи,— ответил Ян уже другим, несколько упавшим голосом. Мой вопрос, видимо, заставил его спуститься с неба на землю и «спугнул»охватившую его было эйфорию.

Тюрьма и лагерь действуют на неустойчивые в моральном отношении натуры деморализующе, особенно если человек попадает в заключение молодым, с еще не сложившимися убеждениями и этическими нормами. Негативный опыт лагерной жизни среди воров, бандитов, убийц и насильников чаще всего способствует выработке «приблатненной» психологии и морали. Выйдя на волю, Ян восстановился на втором курсе института, но после своего лагерного опыта вписаться в рутинную жизнь советского студенчества и учиться, как прежде, уже не смог. Ему захотелось после страшных лагерных лет пожить «на всю катушку», а учеба в институте и грошовая стипендия давали слишком мало возможностей и «сладкой жизни» отнюдь не обеспечивали. Предприимчивый Ян искал путей для удовлетворения «возросших потребностей». Когда такие пути нашлись, Ян бросил институт и занялся подпольным промыслом. В этом ему помогали еще несколько человек из числа бывших заключенных нашего лагеря, которые в свое время также сидели по 58-й статье и были реабилитированы, но в лагере прониклись уголовным взглядом на мир и жизнь.

Я толком не знаю, в чем состоял «бизнес» Яна, но, по доходившим до меня слухам, суть дела заключалась в том, что Ян сумел войти в контакт с каким-то западногерманским банком. Внося в этот банк марки, приезжавшие в СССР иностранцы получали от Яна советские деньги по выгодному курсу, и, напротив, выезжавшие за границу советские люди, выдав Яну советские деньги, получали за границей соответствующую сумму в валюте. Одна моя бывшая солагерница шепотом рассказывала мне, что обороты Яна достигали многих десятков тысяч рублей. Ходили слухи о его легендарном богатстве, каких-то немыслимых кутежах в московских и ленинградских ресторанах и о любовных связях с красотками полууголовного и артистического миров.

Самое любопытное, что, вопреки слухам, Ян не производил в это время впечатление преуспевающего дельца. Я трижды случайно встречал Яна на улице, и он всегда казался мне скромным и небогатым человеком.

Первая моя встреча с Яном произошла сразу же после моего освобождения. Ян тогда восстановился на факультете и жаловался, что не находит общего языка с сокурсниками, потому что старше их почти на десять лет, и что стипендии ему на жизнь не хватает.

Вторая наша встреча состоялась, видимо, в начале предпринимательской деятельности Яна. Он не хвастался особенно своими финансовыми возможностями, но из разговора я понял, что он ни в чем не нуждается.

— Я бросил институт,— сказал он,— поздно мне, старику, сидеть за одной партой с не знающими жизни юнцами. Наш институт ведь особенный, там полно детей разных шишек. На черта мне сдалась эта специальность юриста. Я и так про нашу юриспруденцию все знаю, испытал ее милости на собственной шкуре! Сидеть юрисконсультом в конторе или адвокатствовать! Ну их к бесу!

Третья и самая удивительная встреча произошла у нас в Центральном универмаге. Это было незадолго до ареста Яна, когда я от солагерников слышал о его баснословном богатстве. Ян держал в руках небольшой сверток.

— Вот купил пару немецкого теплого белья, советую и вам это сделать. Белье хорошее,— сказал он.

Ничто не выдавало в нем «подпольного миллионера». Он был скромен и немного грустен, возможно, предвидел свою судьбу. Он торопился куда-то на концерт, и мы быстро расстались.

Появление в газетах фельетонов о Яне было для меня полной неожиданностью. В них Ян рисовался как некая «демоническая» личность, крупный валютчик и спекулянт и даже неотразимый Дон Жуан, совратитель многих женщин, вроде «Синей бороды». Все это как-то сильно не вязалось с его обликом. Ходили слухи, что он стал жертвой какой-то интриги в борьбе различных отделов специальных служб, работники одного из которых, занимавшиеся расследованием крупных валютных спекуляций, пытались сделать карьеру на этом деле и умышленно раздували его масштабы. Так это или не так, я не знаю, но Ян, несомненно, оказался жертвой какой-то закулисной игры.

Может быть, при иных условиях недюжинная энергия Яна ушла бы не в «черный бизнес», а в общественно полезную деятельность. Из него вышел бы выдающийся экономист-практик, какой-либо преуспевающий банкир или менеджер крупного торгового предприятия. Но этого не случилось. Смертный приговор, вынесенный Яну в 1961 году по прямому приказанию Н. С. Хрущева, был вопиющим нарушением всяческих законов, человеческих и божеских, равно как и общепринятых норм юридической практики. На первом процессе Ян был осужден на пятнадцать лет заключения. Однако, несмотря на то, что закон не может иметь обратной силы, Хрущев не только распорядился внести соответствующее изменение в Уголовный кодекс, установив смертную казнь за валютную контрабанду, но и пересмотреть дело Рокотова, чтобы приговорить его к смертной казни.

Наш общий солагерник, ныне покойный журналист Э., присутствовал на вторичном процессе Рокотова. Он мне рассказывал, что Ян, понимавший, что ему не избежать смертного приговора, вел себя мужественно и даже дерзко, вступал в пререкания с судьей и прокурором и отвергал выдвигаемые против него обвинения.

— Они меня все равно расстреляют, они без казней не могут,— сказал он подошедшему во время перерыва к скамье подсудимых журналисту,— но хоть года два я пожил как человек, а не как «тварь дрожащая»!

Видно, Ян знал классику!

Валютные комбинации Яна были столь умело продуманы и настолько эффективны, что ходили слухи, будто в Западной Германии ему была присуждена премия за лучшую финансовую сделку последних десятилетий, а один из городов сделал его своим почетным гражданином. Если это даже легенда, то она сама по себе свидетельствует о той дани уважения, которое его финансовые способности вызывали в деловых кругах.

Во время процесса прокурор и судья умалчивали о том, что обвиняемый еще в ранней юности был безвинно репрессирован, просидел в тюрьме и в лагере около семи лет, после чего освобожден и реабилитирован в связи с отсутствием состава преступления. Об этом сообщил суду сам Рокотов, но ни судья, ни народные заседатели не пожелали обратить на это внимание. Карательные органы легко прощали себе свои преступления, ссылаясь на то, что незаконные аресты производились «во время культа личности», а они к этому вовсе непричастны. Никто не вспомнил о том, что государственная система, лишив его родителей и ни за что ни про что швырнув юношей в уголовный мир, несет изрядную долю ответственности за его преступления и судьбу.

А я и поныне частенько вспоминаю мое первое впечатление от Яна — худенькую фигурку стоявшего посреди барака, затравленного и исподлобья смотревшего вокруг себя маленького человека. »

Как судили и расстреляли Рокотова и Файбишенко

В 1961 году первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущёв ездил в Берлин (ГДР), где во время встречи с немецким представителем ему заявили, что такого страшного чёрного рынка, как в Москве, нет нигде в мире. Это была публичная пощечина всему социализму.

Вернувшись в Москву, Хрущев потребовал провести показательный процесс. За основу было взято «Дело Рокотова — Файбишенко». Ян Рокотов и Владислав Файбишенко были показательно расстреляны за спекуляцию, в том числе «жипсами», как было отражено в материалах дела. Торговля джинсами фигурировала, как один из пунктов обвинения и в своем последнем слове они сказали: «И все-таки лучшая одежда — это джинсы!». Во время процесса прокурор и судья умалчивали о том, что Рокотов еще в ранней юности был безвинно репрессирован, просидел в тюрьме и в лагере около семи лет, после чего освобожден и реабилитирован в связи с отсутствием состава преступления. Об этом сообщил суду сам Рокотов, но ни судья, ни народные заседатели не пожелали обратить на это внимание. Карательные органы легко прощали себе свои преступления, ссылаясь на то, что незаконные аресты производились «во время культа личности», а они к этому вовсе непричастны.

Хотя по закону им полагалось не более 8 лет колонии, но лично Хрущёв добился для известных фарцовщиков смертной казни. Подсудимые до конца не верили в реальность происходившего с ними. В спешном порядке был принят указ «Об усилении уголовной ответственности за нарушение правил валютных операций» и после третьего пересмотра дела их приговорили к расстрелу по закону, принятому после совершения деяния. Все кассационные жалобы были отклонены, и приговор был приведен в исполнение в Бутырской тюрьме.

В сентябре 1977 года Андрей Дмитриевич Сахаров обратился с письмом:

«…Я особо хочу обратить ваше внимание на то, что в СССР смертная казнь назначается за многие преступления, никак не связанные с покушением на человеческую жизнь. Многим памятно, например, дело Рокотова и Файбишенко, обвиненных в 1961 году в подпольной торговле драгоценностями и незаконных валютных операциях. Президиум Верховного Совета принял тогда закон, предусматривающий смертную казнь за крупные имущественные преступления, когда они уже были присуждены к тюремному заключению. Состоялся новый суд, и задним числом — что нарушает важнейший юридический принцип — их приговорили к смерти. А затем по этому и аналогичным законам были осуждены многие, в частности за частнопредпринимательскую деятельность, за организацию артелей и т. п. В 1962 году был расстрелян старик, изготовивший несколько фальшивых монет и зарывший их во дворе».

Прочитано на симпозиуме, организованном Международной амнистией в декабре 1977 года.

В 2013 году практически спустя пятьдесят лет после событий расстрела 1961 года в Нью Йорке (США) эмигрантами из разных стран мира, в том числе и бывшего СССР, была основана компания Rokotov & Fainberg по производству джинсов. Примечательно название линии моделей, они подразделяются по цифрам, стартовая классического пошива модель носит номер 88, это номер статьи Уголовного кодекса РСФСР 1960 года «Нарушение правил о валютных операциях». За три последних года правления Хрущева за экономические преступления было расстреляно около 5 тысяч человек. Статья 88 Уголовного кодекса РСФСР 1960 года «Нарушение правил о валютных операциях» была отменена лишь в 1994 году.

Разумеется, эта публикация вызвала множество откликов в социальных сетях. Причем многие блогеры логично сравнивают ситуацию в СССР, какой бы дикой сегодня она ни казалась, с нынешней российской. И находят справедливые аналогии:

— В условиях противостояния и идеологической войны законы не имеют никакого значения. Примерно тоже самое и сегодня происходит и вот через какое то время люди будут этому удивляться. Как в России могли посадить за перепост? Как могли осудить за иные политические взгляды или высказывания? Как Россия могла вести войну с Украиной и т.д. и т.п. А еще лет через тридцать у наших потомков, это все будет вызывать ровно те же чувства, что и этот факт приведенный из не так далекого прошлого»

— Могу только отдаленно представить, что там была за «каша» в мутных 1960х в СССре, но ведь и счас в РФ сажают или условно осуждают за «ловлю покемонов» в церкви — или за репост чего-то им, ворам от власти, нежеланного?

— Они не герои, они жертвы, надеюсь, маргинал это способен понять. Я читала воспоминания адвоката об их процессе, это был натуральный ужас. Жертвы они. А те, кого вы презрительно называете « фарцовщиками» были двигателями нормальной экономической линии в ненормальной экономике

— Незыблемый принцип права, что закон не имеет обратной силы был попран. Поэтому суд над Рокотовым и Файбишенко превратился в судилище и произвол. Они безусловно преступники, нарушили закон, но и судить должны были их по действующим на тот момент законам, а не придуманным по прихоти главы государства нормам. Это и возмутило нормальных цивилизованных людей и не только юристов, что были нарушены права человека, право на справедливое правосудие. У нас же до сих пор считается, что права человека ничего не стоят, тем более права человека, нарушившего закон. Помимо наказания человек получает унижение, оскорбление, нечеловеческие условия, потерю достоинства. Мерилом цивилизованности общества все-таки является милосердие, уважение и соблюдение прав падших, если соблюдаются их права, то уж права нормальных законопослушных граждан будут соблюдаться тем более. Об писали братья Вайнеры в романе «Эра милосердия», об этом писал Пушкин «милость к падшим призывал». Когда права падших не соблюдаются, то и права всех остальных начинают попираться, поскольку действует принцип: «То, что вы на свободе, это не ваша заслуга, а наша недоработка»

m.newizv.ru

Смотрите еще:

  • Вакансии в кемерово юрист Вакансии h Юристы, коллекторы, приставы в Кемерово и соседних городах Кемерово Юрист — от 15 000 р. Обязанности: ведение исполнительного производства,контроль за своевременным применением принудительных мер судебным приставом- […]
  • 10 правил толстого Простые правила жизни Льва Толстого. Лев Толстой (9 сентября 1828 – 20 ноября 1910 гг.) в 18-летнем возрасте сформулировал для себя свой жизненный манифест. Принципы жизни Льва Толстого были направлены на обуздание самолюбия и […]
  • Приказ о разрешении совмещения Внутреннее совмещение должностей: оформление Обновление: 17 января 2017 г. ​ Приказ о совмещении должностей Если в компании возникает необходимость привлечь текущего сотрудника к выполнению дополнительного функционала, удачным […]
  • Воронежская область кто правит Нашествие комаров в Воронежской области Нашествие комаров в Воронежской области Хорошо что я пока далеко от дома. А то ведь у нас там недалеко вон что творится. Жители Воронежской области массово пожаловались на нашествие комаров в […]
  • Алименты на содержание родителей документы Алименты на родителей: условия выплат, размер, взыскание. Необходимые документы. Алиментами закон называет денежные средства, которые выплачиваются на питание и содержание нетрудоспособных людей, детей. Чаще всего алименты […]
  • Дети налог на недвижимость Дети налог на недвижимость Моя дочь (ей 15 лет) унаследовала долю в квартире ее умершего отца. Я все оформила. И вот в прошлом году мне пришло уведомление об уплате налога (и за мою, и за квартиру дочери). Грозились оштрафовать. Я […]
  • О едином учете сообщений о преступлениях Приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399 "О едином учете преступлений" […]
  • Пособия по временной нетрудоспособности рб 2013 Порядок назначения пособий по временной нетрудоспособности и по беременности и родам Порядок назначения пособий по временной нетрудоспособности и по беременности и родам регулируется Положением о порядке обеспечения пособиями по […]