Страшные правила

Итак, сейчас я расскажу тебе о нескольких правилах, которых ты будешь держаться при жуткой и непонятной ситуации.
Поехали.
Когда ты ночью дома один и в дверь стучат — не открывай. Это ты и так знаешь. Если ты подошел к двери и спросил: «Кто там?», а тебе ничего не ответили, знай — это уже Оно. Когда ты спросишь, ни в коем случае не смотри в глазок, а тем более не думай и открывать дверь! Если ты посмотрел в глазок или приоткрыл дверь, знай — это ты зря сделал, ничем помочь не могу, прощай. Если не сделал ни того, ни другого, умница, но это только начало. Есть домашние животные? Просто возьми с собой.

Итак, ты стоишь около двери, за ней Оно. Быстро, но тихо выключи весь свет. Тебе будет легче, если у тебя будет фонарик или телефон, впрочем, что-то, что даёт свет. Не иди в ванную — тебя найдут. Не иди в комнату — тебя найдут. Не иди на кухню — тебя найдут. Не иди в чердак — там Оно живёт, тебя найдут. Беги в гостиную. Должен быть шкаф. Нет шкафа — беги на балкон. Если есть шкаф, залезьте с животным в него. Сядь, а лучше ляг. Должно быть комфортно, чтобы ты мог находиться долго в таком положении. Если есть балкон — заходи, закрой дверь. Если ты высоко живёшь, лучше не кричи в окно. Тебя не услышат. Балкон — сиди просто там. Но тебя будет легко найти, прости, помочь не могу, прощай.

Итак, ты в шкафу, удобно? Ах, точно. Тебя уже ищут. Не двигайся, ни издавай лишних звуков. «Его» маршрут такой: 1 — твоя комната, 2 — ванная и туалет, 3 — кухня, 4 — спальня родителей, 5 — гостиная. Когда Оно в гостиной, лучше закрой глаза, тебя так будет сложнее найти. Главное — сделай так, чтобы твоё животное не дёргалось.

Вскоре все звуки прекратятся. Ты будешь думать, что Оно нашло тебя и ты будешь сидеть там? Не думаю, что это хорошая идея. Когда звук прекратится, значит, что оно ушло на улицу, у тебя есть один шанс, чтобы перепрятаться. Не оставайся на месте, а иначе тебя найдут. Не иди в ванную. Не иди на кухню. Не иди в подвал. Не иди никуда. Тебе не выжить всё равно. Лучше бы ты не подходил к двери и проигнорил стук в дверь. Прощай.

www.strashilka.com

Страшные истории

Истории с меткой «ИНСТРУКЦИИ И ПРАВИЛА»

Автор: Александр Бачило

«. Проволочная петля ставится на свежей тропе, на уровне головы зверька, маскируется травой или снегом внатруску. Как правило, зверек, попав в петлю, не способен освободиться самостоятельно. Он тянет прочь, бросается в разные стороны, но тем лишь наматывает проволоку на колышек или деревце, у которого она закреплена, и часто удушает сам себя. Поднять тушку следует не позже, чем через сутки, иначе ее попортят падальщики или нежданная оттепель. «

(Л.П. Савватеев. »Наставление московскому охотнику«)

Саня вышел из метро под дождь. Не обманули, сволочи! Еще на перроне насторожил его встречный дядька, лезущий в вагон с незачехленным зонтом в руке. А уж на эскалаторе, где чуть не каждый бегущий навстречу остервенело тряс мокрым пучком, рассыпая водяные искры, стало окончательно ясно — выходить придется в ледяную мерзость, что в Москве зовется »дождь со снегом«.

Саня поднял воротник куртки и заранее нахохлился — втянул голову в плечи, козырек кепки надвинул на глаза. Эх, жизнь коммивояжерская! По грязи, по холоду беги туда, где не ждут. А там — пой, пляши и унижайся. Чаще всего без толку.

Хреновый, однако, из меня вояжер, подумал Саня. Воя много, а на жор не хватает.

Дождь со снегом не подвел — ударил в лицо сразу за дверью. У ларьков, пестрящих разноцветными пивными этикетками, стойко топтались до блеска вымокшие мужички с початыми бутылками. Казалось, они как зачалились тут с лета, так и не придумали себе другого занятия, по сезону. Саня вздохнул не без зависти, но твердо прошагал мимо. Холодно. И некогда. И некстати сейчас будет на клиента перегаром дышать. Да и денег-то кот наплакал.

Миновав пивной киоск и обогнув табачный, Саня нырнул в знакомую дыру между ним и витриной цветочного аквариума. За сияющим стеклом извивались хвосты лиан, и жадные зевы насекомоядных орхидей ожидали денежной жертвы. Снег, секущий стекло, разлетался горячими брызгами.

С разгону Саня влетел было в штабель пивных ящиков, но вовремя осадил, не порушив пирамиды, принял вправо, перепрыгнул торчащий из асфальта гидрант, шарахнулся от спокойной, сытой крысы, обходящей владения вечерним дозором, снова повернул, перешагнул, пролез. и оказался перед выходом из метро.

Что за черт? Где-то свернул не туда. Мужички у пивного ларька посмотрели на Саню без интереса и отхлебнули.

А, может, это судьба? Постоять минут десять тут с мужиками, сладко потягивая пивко? Совсем ведь забегался, в трех будках заблудился.

Саня мотнул головой, стряхивая наваждение. Сегодня надо обойти еще пяток контор, как минимум. А рабочий день кончается. Прокайфуешь тут с бутылкой и никого не застанешь. Вперед! Волка ноги кормят!

Он решительно влился в поток граждан, выходящих из метро, и двинулся в общем строю — с народом не заблудишься. От метро в дальнейшее пространство вела широкая полоса взбитой ногами грязи, отчетливо чернеющая меж убеленных трав газона.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью.

Автор: Екатерина Коныгина

Иногда со мной вступают в переписку довольно странные люди. Когда мне прислали текст, который я хочу предложить вниманию читателей, я подумала, что это розыгрыш, пародия на «Забытый конспект». Тем более, что письмо пришло второго апреля, да и стиль изложения похож. Однако последующий эпистолярный диалог с отправителем всё же убедил меня в том, что его история может оказаться и правдивой.

Отправитель утверждал, что подобрал листок, вылетевший из тетради студента — или кого-то очень на студента похожего. Студент спешил на автобус, но у самой остановки его чемоданчик «дипломат» раскрылся и оттуда выпали учебники, тетради и прочее подобное барахло. Студент всё это очень быстро собрал, сложил в свой «дипломат» и успел таки в автобус заскочить. Однако один листик, видимо, вылетевший из какой-то тетради, всё же пропустил, не заметил.

Случилось всё это достаточно давно, в начале нулевых годов текущего столетия, зимой, ранним утром; было ещё довольно темно. Отправитель письма подобрал листик из любопытства — не потому, что заинтересовался написанным, а потому, что бумага была необычной: словно бы посверкивала, ритмично наливаясь неярким, но вполне отчётливым свечением. Казалось, она подаёт сигнал, маячит, пытается помочь тому, кто будет её искать. Но как только автор письма взял её в руки, эффект исчез.

Зато обнаружилось, что листик пахнет озоном и окислами азота — как будто рядом с ним долго били электрические разряды. И что написанное на нём — написано странно: многие буквы, несмотря на очевидно русский язык записей, не похожи на наш современный алфавит. Ну, не пишут так, вне зависимости от почерка и манеры письма.

А дальше произошло нечто ещё более удивительное, что напугало отправителя письма и заставило его быстро уйти. Он вдруг увидел на остановке того самого студента, который там что-то искал — вполне очевидно, что именно.

Проблема заключалась в том, что студент никак не мог так быстро вернуться, если уж ему удалось сесть в автобус. Теоретически, он мог бы упросить водителя остановиться и открыть дверь (хотя водители очень не любят выполнять подобные просьбы) — после чего быстро прибежать обратно на остановку. Но, во-первых, автобус был переполнен, а студент заскочил в его заднюю дверь. То есть, докричаться до водителя через набитый людьми салон у него вряд ли бы получилось. А во-вторых, отправитель письма утверждал, что дорога там такая, что возвращение студента невозможно было бы не заметить — как и притормозивший автобус, с которого он, по идее, должен был бы сойти. Но ничего такого не случилось; студент словно бы просто материализовался на остановке, вот и всё.

В общем, отправитель письма испугался и поспешно свалил. Он тоже учился в ВУЗе, но уже заканчивал, работал над дипломом. График у него был практически свободный, время в то утро в распоряжении имелось. Поразмыслив, он заглянул в ближайший «Макдоналдс», сел за дальний столик и быстро переписал содержимое листика, постоянно поглядывая на дверь — очень боялся, что туда вот-вот войдёт хозяин похищенного. Но хозяин не вошёл. А похититель засунул листик за радиатор батареи отопления и пошёл по своим делам.

По его словам, потом он жалел, что не оставил оригинал себе и даже несколько раз собирался зайти в тот самый «Макдоналдс», посмотреть за радиатором — поскольку был уверен, что если хозяин листика его не нашёл и не забрал, листик всё ещё должен был находиться там. Но так никогда и не решился этого сделать. В конце концов то здание вообще снесли и построили на его месте современный торговый комплекс.

Повторюсь: весьма вероятно, что вся эта история является розыгрышем. Но, может быть, она и правдива. Кто знает? В жизни ведь и на самом деле встречается много всего удивительного.

Если нужна кладбищенская земля — берите со свежих могил. Лучше всего до первого восхода с момента похорон. Такая земля напитана скорбью простившихся и самая действенная. Со старых могил, если они не какие-то особенные, брать бесполезно.

Жир некрещёных младенцев легче всего получить в абортарии. Лучше нелегальном — там гораздо чаще встречаются плоды старше четырёх месяцев. Считается, что у более ранних плодов нет души и их жир бесполезен. Но на самом деле в них просто очень мало жира.

Вместо гвоздя из гроба лучше использовать гвоздь с пожарища, на котором погибли люди. Добыть такие гвозди зачастую проще и они гораздо действенней.

Менструальная кровь родственна экскрементам. Как кровь её использовать нельзя. Помните об этом.

Церковная утварь обязательно должна быть бывшей в употреблении и украденной из действующего (действовавшего ранее) храма. Можно купить, выменять или отнять (украсть) краденную. Такая же, но найденная — хуже. Приобретённая официально не сработает.

Лучшие перекрёстки — те, на которых часты ДТП, особенно со смертельным исходом. Но такие перекрёстки редко бывают в свободном доступе даже в середине ночи. Однако, многие дороги переносились, перекладывались. Раздобудьте старую крупномасштабную карту. Возможно, какой-то пустырь или сквер долго был подобным перекрёстком и сохранил свою силу.

Вопреки расхожему мнению, в качестве рабочих жертв лучше всего собаки и вороны. Кошки слишком близки тонкому миру, а голубь — птица любви; с покровителями этих животных не следует ссориться. Смерть собаки или вороны менее значима, зато за них не будут мстить с той стороны.

Если нужно использовать множественные нейтральные артефакты (монеты, ключи, иголки. ) — то, при прочих равных условиях, эффективней всего найденные, подобранные. Но это должны быть истинные находки, на самом деле потерянные кем-то вещи, не более того. Если артефакт должен быть один, единичен — находка тоже может усилить эффект, однако тут уже есть нюансы, не зная которых лучше находку не использовать.

Полнолуние усиливает буквально всё — и полезное, и вредное, всякое. Учитывайте это.

Костыли, инвалидные коляски, утки, другая подобная утварь умерших калек — лучший материал для подкладов. Идеальный подклад — вещь, которая понравится и будет алчно присвоена, но пользоваться которой окажется неудобно (а выбросить жалко).

Иногда нужны именно осколки зеркала. Но во всех остальных случаях зеркало должно быть именно целым, без малейших трещин. В противном случае толку не будет или возникнет опасная ситуация. А осколки нужно выбирать с нечётным числом сторон (граней).

В зеркальный коридор следует глядеть боковым зрением. Он должен быть создан с помощью больших зеркал, между которыми следует усесться таким образом, чтобы была возможность резко упасть на спину, выходя из зоны отражения. Так называемые «очки Якова Брюса» — два зеркала от висков, образующие зеркальный коридор — не для новичков.

Избегайте тумана. Из тумана можно вынести и вывести много всего ценного, вплоть до истинного союзника, но ещё легче там сгинуть. Туман — только для опытных и хорошо подготовленных.

Изучайте грибы и любите их. Они чужаки в мире деревьев и трав, поэтому отзывчивы и благодарны тем, кто их понимает и любит. Их признательность дорогого стоит. А гриб, именуемый цветком папоротника, способен исполнять желания.

Лучше большая жертва, чем маленький договор. Жертва — это потеря, про которую знаешь всё, а вот с договором может повернуться по-разному.

Для вас — случайностей не существует. Неожиданная удача — всегда ловушка.

Никому не доверяйте. Всегда благодарите. И помните — лучше потерять много хорошего, чем взять хотя бы каплю плохого.

Я работаю психотерапевтом вот уже на протяжении четырнадцати лет. Не могу сказать, что сейчас моя работа мне приносит удовольствие, но когда-то я мнил себя «целителем душ» и с большим энтузиазмом ей отдавался. Дело не в том, что с годами я изменил свои взгляды на жизнь; скорее, я сполна узнал всю подноготную работы с душевнобольными. Нет тут никаких «интересных» случаев, трагических жизненных историй, упорной борьбы со своими демонами и счастливых концов. Всё предельно прозаично — у одного наследственная предрасположенность к шизофрении, другой не выдержал напряженной работы и получил нервный срыв, третья — мать-одиночка с четырьмя детьми, которой просто не хватает внимания. Да и дела у меня шли не ахти.

В какой-то момент в моей жизни произошли события, после которых всё пошло в гору. Я женился, купил дом, завёл детей и собаку, а моё отношение к работе сменилось с идейного на отношение ремесленника к своему ремеслу: он просто делает то, что может лучше всего, имеет с этого доход, а больше ему ничего и надо. По крайней мере, так было до того, как неделю назад к нам в лечебницу поступил Бенджамин Терренс.

Мистер Терренс получил известность как «Потрошитель из Мэн». На его совести были двенадцать беспрецедентных по своей жесткости убийств, извращённость которых и закрепили за ним это прозвище. В его случае было много любопытных деталей, главная из которых — это тот факт, что он сам сдался в руки полиции. До этого те двенадцать убийств никто и не думал связывать воедино. Судя по информации, известной публике, преступления не носили систематический характер, что не давало увидеть общей картины, да и произошли они на протяжении двух лет. И вот, внезапно, без видимой на то причины, кхм… «успешный» маньяк в преддверии Нового Года является с повинной и просит закрыть его за решёткой. Как я понял впоследствии, это было самой меньшей странностью.

Судебная экспертиза выявила невменяемость Бенджамина Терренса, после чего тому был назначен принудительный курс психиатрического и медикаментозного лечения. Общественность была в ярости, его хотели видеть как минимум сожжённым на костре в центре Портленда. Согласно решению суда, лечение мистер Терренс должен был проходить в нашей лечебнице.

У меня установились тёплые отношения с главным врачом нашей клиники для душевно больных Уиллемом Парром, и когда тот узнал, что Потрошителя из Мэн направляют к нам, то незамедлительно закрепил его за мной. Наверняка старик это сделал потому, что видел, как я прокисаю на этой работе, и хотел хоть как-нибудь разбавить мою рутину. Я даже не знаю, быть мне благодарным ему за это или же ненавидеть.

…Когда Терренса привели ко мне на первый сеанс, я оторопел. Я имел дело с психически больными преступниками в течение своей карьеры, и уж кто-кто, а Бенджамин Терренс на них не походил. Он был высокого роста, худощав, с синими кругами под глазами, в которых читалось лишь изнеможение, но не скрытое безумство. На вид ему было около сорока с лишним лет, хотя в истории болезни в графе возраст стояло число двадцать девять.

Санитары усадили его на стул рядом с моим столом, и я кивнул им, чтобы они вышли. На Терренсе была смирительная рубашка, поэтому нужды для беспокойства я не видел. Как только дверь закрылась, я разложил необходимые бумаги перед собой и хотел было начать беседу, но пациент опередил меня:

— Вы ведь тоже считаете меня сумасшедшим?

Не самый оригинальный вопрос, услышанный мной, поэтому я не растерялся:

— Ну, судебная медкомиссия решила, что вы нездоровы, а я, к сожалению, своего мнения ещё сформировать не успел.

Наступила неловкая пауза, и я продолжил:

— Ммм… Вы, наверное, хотите убедить меня, что они неправы? Я готов вас выслушать. Ведь для того вас и поместили сюда.

Слово «поместили» было одним из тех слов, которых я старался избегать в разговоре с пациентами нашей лечебницы, но в этот раз оно вырвалось само. Терренс усмехнулся и слегка откинулся на спинку стула:

— Ясно. Значит, для вас я всего лишь очередной психопат, да? В таком случае, ничего не выйдет. Можете задавать свои вопросы, или что там у вас, мне это всё равно не поможет.

Терренс сказал это беззлобно, скорее устало. Я решил, что его неверие и будет «стартовой точкой»:

— Ну почему же, я готов выслушать ваше мнение насчёт того, почему вы здесь. Вне зависимости от того, что вы говорили медкомиссии или на суде, здесь мы с вами начнём всё с чистого листа. Но для начала мне всё же придётся соблюсти формальности и задать пару общих вопросов.

Я облокотился о стол:

— Итак, мистер Терренс, вы подвергались в детстве насилию в семье?

Терренс лишь глубоко вздохнул, всем своим видом говоря, «Как же мне это надоело». Около минуты мы просидели в полной тишине, и это, видимо, встревожило санитаров, потому что снаружи послышались шорохи и приглушённое бормотание. Терренс, наверное, тоже это услышал, и, ещё раз глубоко вздохнув, посмотрел на меня:

— Давайте так, мистер…

Он бросил взгляд на табличку на столе с моим именем.

— …мистер Гаан. Я готов рассказать всю историю, от и до, как можно более кратко и содержательно, если обещаете меня слушать и не перебивать. После этого, сделаете свои выводы, не знаю, напишете диагноз, плевать что ещё. Договорились?

Мне подумалось, что стоит в этот раз стоит уступить:

— Вне сомнений мистер Терренс, я вас выслушаю, а вот насчёт «не перебивать» — не обещаю. Но уж будьте уверены — слушать вас я буду на полном серьёзе. Представим, что мы не у меня в кабинете, а в каком-нибудь кафе, общаемся как приятели, и вы рассказываете мне свою историю.

Я достал из верхнего ящика стола ручку и блокнот. Терренс закрыл глаза, после чего наступила ещё одна пауза. Наконец, он начал говорить.

— Не знаю, как вам ваша работа, но мне моя порядком поднадоела. Видите ли, я работаю… работал менеджером логистики в одной компании. Оклад небольшой, но и работа непыльная, поэтому, в принципе, с финансовой точки меня всё устраивало. Денег хватало на всё необходимое, и даже немного на досуг, но этого было мало, чтобы бороться с серостью моей жизни. Друзей у меня нет, женщины тоже, иногда хожу в кино или боулинг, но на этом мой список хобби кончается, а хотелось бы чего-то большего.

Терренс открыл глаза, нахмурился и уставился на стену.

— С каждым днём я стал всё больше осознавать, что хочу чего-то необычного. Чего-то, что встряхнёт меня и мою скучную жизнь…

«… и поэтому я стал убивать» — пронеслось у меня в голове, но я, конечно же не высказал этого вслух. Терренс продолжал:

— …Я не знаю, почему именно это произошло, но… Я стал видеть один и тот же сон. В нём, некто в пальто и шляпе — ну вылитый гангстер из криминальных фильмов про мафиози прошлого века — беседовал со мной. Проблема была в том, что я не понимал, что он говорит. Как будто я забыл английский… или что-то такое. Сон как сон, нам снятся разные вещи, и этот я каждый раз забывал, не придавая ему особого значения.

В глазах Терренса начало читаться некоторое напряжение. Я сталкивался с таким раньше. Когда душевнобольные вспоминают нечто неприятное, это может спровоцировать у них припадок, поэтому я приготовился в случае чего звать санитаров.

— Но вот что любопытно, док. Чем больше я погружался в депрессию, тем более ясно я помнил этот сон, и тем лучше я слышал речь моего визитёра.

Терренс слегка наклонился вперёд. Смирительная рубашка не давала особой свободы действий, и всё, что он мог делать — это такие вот незатейливые движения вперёд и назад.

— …В тот день — не помню, по-моему, это был конец августа — у меня всё шло наперекосяк. Мой коллега заболел, и на меня свалилась его часть работы, помимо моей. По дороге домой у машины отказали тормоза, и я чуть не столкнулся с грузовым фургоном… да и ничего удивительного, развалюха была подержанной. Я перебрал в баре, подрался с местными забулдыгами, и каким-то чудом добрёл до дома. Я рассчитывал, что сон снимет всё накопившееся напряжение.

Терренс отрицательно покачал головой:

— Не тут-то было. В эту ночь тот сон я видел так чётко, как никогда до этого. Я стоял лицом к лицу к человеку в плаще и шляпе, который раз за разом повторял одну и ту же фразу: «Мелинда Фрейзер, Льюистон, 164 Голдер Роуд, мясницкий топор, большая булка с маком». Понимаете? Просто стоял с каменным лицом и повторял одно и то же, одно и то же. А я не мог уйти. Не мог пошевелиться. Просто стоял и слушал его и понимал, что он имеет в виду. Это длилось целую вечность, может больше. На следующее утро у меня ужасно болела голова, да что там — всё тело, но я прекрасно помнил, что мне снилось. Мне казалось, будто я…

— Простите, мистер Терренс, — перебил я собеседника, — Вы, часом, не разглядели его лица? Может, это был кто-то из знакомых? Коллег по работе? Родственников?

Это было важно. Порой человека, находящегося на грани срыва, провоцируют на ужасные поступки какие-то плохие воспоминания или старые обиды. Возможно, это и была первопричина, но интуиция подсказывала мне, что вряд ли всё так просто. Терренс укоряюще посмотрел на меня:

— Опять вы начинаете, док. Нет, этого человека я видел впервые. Он всё время был… как в тумане, лицо было каким-то размытым… Не знаю, как это выразить, он как бы «не давал» мне запомнить его лицо. На чём я остановился? Ах, да, с того дня каждая ночь стала кошмаром. Я осознавал, ЧТО от меня хочет незнакомец, но не придавал этому значения — это ведь лишь сон. И, видимо, ему это не понравилось.

Если до этого Терренс сидел ко мне вполоборота, то теперь повернулся полностью и смотрел мне прямо в глаза. Признаться, мне стало немного не по себе, но я постарался скрыть своё беспокойство.

— Он начал насылать на меня… ужас. Теперь, каждый раз, когда я встречал его во сне, меня одолевал страх. Каждый день я игнорировал его «требование», и каждый день этот страх усиливался. Дальше было только хуже. Внезапные панические атаки стали настигать меня уже днём. Я мог преспокойно сидеть за компьютером на работе, а через мгновение мне начинало казаться, что кто-то за мной наблюдает. Я превратился в параноика, стал плохо есть и заработал себе нервный тик. Кончено же, это не осталось незамеченным среди моих коллег по работе, и в конце концов мой босс дал мне отгул с формулировкой «что-то ты совсем поплохел парень, переработал, наверное, отдохни-ка пару недель». Раньше бы я этому обрадовался, но теперь это только ухудшило ситуацию. Я стал редко выходить из дома, и моё затворничество лишь подогрело мой невроз.

Терренс уже смотрел не на меня, а в окно за мной.

— Дальше всё как в тумане… Я лишь помню, что в одно утро сломался. Проснулся в холодном поту, взял с кухни мясницкий топор и, как был, в исподнем, сел в машину и поехал по адресу, который уже успел заучить наизусть. Кажется, я ехал несколько часов. Что я чётко помню — так это слаженность моих действий, как будто я проделывал это тысячу раз.

— На улице едва светало, когда я припарковал машину в нескольких кварталах от места назначения. Дальше я добирался пешком. Это просто невероятно, что мне на пути никто не встретился… Хотя лучше бы встретился, сообщил бы в полицию и ничего этого бы не было. И вот, я стою перед чёрным входом в дом, в котором проживала Мелинда Фрейзер и которую я не знал, но почему-то должен был убить. Я до последнего думал, что это всё — какой-то бред, и я не могу знать, что там живёт какая-то Мелинда… Пока задняя дверь не открылась, и на порог не вышла молодая брюнетка с растрёпанными волосами, в пижаме и с кружкой кофе.

Терренс неожиданно оторвал взгляд от окна и уставился в пол.

— В тот момент, какая-то пружинка в моём мозгу щёлкнула, и внутренний голос сказал мне: «Бей, Бен. Сейчас, или она закричит, и всё пойдёт насмарку». Я рассуждал как хладнокровный убийца… и поступил точно так же. Ошеломлённая и сонная девушка, наверное, даже не успела подумать позвать на помощь, потому что я уже кромсал её горло топором. Она уже перестала шевелиться и издавать какие-либо звуки, а я всё бил, бил, бил…

— Наконец до меня дошло, что всё кончено, что скоро светает и меня могут застать «на горячем». Я спокойно ушёл с участка и направился обратно к машине. Весь путь до дома я проделал механически, в моей голове не задержалась ни одна мысль, ни одно угрызение совести.

Я настолько был погружён в его рассказ, что и не заметил, как один из санитаров заглянул в кабинет. Я помахал ему рукой, и тот спешно закрыл дверь. Терренс заёрзал на стуле.

— …Когда я проснулся, оказалось, что я проспал три дня. У меня было прекрасное самочувствие, а история с убийством казалась ещё одним бредовым сном. Я настолько хорошо себя чувствовал, что решил немедленно выйти на работу. Босс похвалил меня за рвение, и даже обещал выписать премиальные. В общем, всё начиналось неплохо. До того момента, как я наконец открыл утреннюю газету, которую решил прочесть в обеденный перерыв. На первой странице красовалась надпись жирными буквами «ПОЛИЦИЯ ИЩЕТ УБИЙЦУ», после которой начиналась статья: «Полиция продолжает поиски убийцы двадцатипятилетней медсестры Мелинды Фрейзер…».

— Я не дочитывая побежал в туалет и вывалил в сортир весь свой завтрак. В тот момент я вспомнил всё, всё в мельчайших подробностях. Меня снова охватила паника, но на этот раз она была вполне реальной и обоснованной. Я без зазрения совести и предварительной подготовки убил человека, и теперь полиция меня ищет, и наверняка найдёт, рано или поздно.

Неожиданно Терренс встал со стула и начал прохаживаться взад-вперёд по кабинету. Я не стал его останавливать, если ему так удобно — пожалуйста.

— Весь день я был как на иголках. Я ждал, что сейчас в офис заявятся копы и скрутят меня. Как только наступило пять часов, я в спешке собрался и поторопился домой.

Терренс остановился посреди кабинета, как будто вспомнил что-то важное.

— А дома меня ждал главный сюрприз. Когда я подходил к своей двери, я чуть не споткнулся о картонную коробку. Знаете, обыкновенная такая коробка. Только без каких-либо надписей. Никаких пометок, ничего. Но я почему-то знал, что она — для меня. Просто подсознательно понимал. Я поднял её и занёс в квартиру. Не раздеваясь, я начал распаковывать её.

Терренс снова взглянул мне в глаза, и теперь на меня смотрели глаза безумца.

— Знаете, что в ней было, док? Вы не догадаетесь, ни за что не догадаетесь!

Терренс быстро подошёл к столу и плюхнулся на стул.

— Булка. Булка с маком. Большая булка с маком. Понимаете? Я совсем забыл о последнем, как оказалось — самом важном элементе этого действа — булке с маком. Теперь, когда я сделал всё, что от меня требовалось, я должен был съесть эту булку с маком. Не знаю почему, но я не предположил, что она отравлена или что-то в этом роде. Это была… награда. За то, что я всё сделал правильно. И что вы думаете? Я её съел! И Богом клянусь, это была лучшая сдоба, которую я пробовал в своей жизни. Но главное не это, главное то, что после того, как я съел эту вкуснейшую булку с маком, я перестал волноваться! По поводу всего, но в первую очередь — по поводу моего злодеяния! Это было прекрасно!

Терренс говорил взволнованно, вновь откинувшись на спинку стула и протянув ноги.

— А дальше… Я стал другим человеком. Во мне появилась… какая-то особая энергия. Я стал жить полноценной жизнью, у меня появились друзья и я даже стал иметь определённый успех у женщин, представляете? И всё, что меня надо было делать — это ждать во сне указаний моего таинственного благодетеля и беспрекословно их исполнять!

Терренс заглянул мне за спину, и я последовал его примеру. За окном уже смеркалось, и, вдобавок ко всему, начал падать снег.

— Уже поздно, док, — произнёс Терренс. — Вам наверняка хочется домой. Благо, мне осталось совсем немного.

Я вновь обратил своё внимание на него. Теперь передо мной вновь сидел усталый Бенджамин Терренс, и ничего в его поведении не говорило о том, что он — бесчувственный убийца двенадцати человек.

— Я не буду, да и не хочу описывать остальные ужасные вещи, которые я творил. Если хотите, почитайте газеты. Скажу лишь, что с каждым разом методы становились всё более изощрёнными и кровавыми. Такова была плата за постоянство моего счастья. После одиннадцатой и двенадцатой жертв — братьев-близнецов Уолтеров, наступили полгода затишья. Я уж было думал, что кровью откупился от этого Дьявола, пока он не пришёл ко мне во сне вновь месяц назад.

— …Он начал говорить. Он рассказал мне, что я не один такой. Что у него есть множество таких как я, которые бессознательно заключают с ним сделку, и вовсе не обязательно для этого выполнять какие-то дурацкие ритуалы или озвучивать свои желания. Достаточно лишь того, что они есть. Он мне сказал, что я почти выполнил свою часть сделки. Осталось лишь убить последнего человека. Я получу свою булку с маком. И всё закончится.

В мгновение ока Терренс вскочил со своего стула прыгнул на меня через стол. Меня спасло то, что он был в смирительной рубашке, поэтому все его действия были неуклюжими. Я едва успел отскочить, и Терренс влетел в стену. На шум в кабинет вбежали санитары и скрутили безумца. Лицо Терренса исказила гримаса бешенства, и он, брызжа слюной, кричал мне:

— Я всё равно достану тебя, сраный ублюдок! Это не конец! Дайте мне мою булку.

Приведя в порядок свой стол, я сел в кресло и попробовал успокоиться. Кровь стучала в висках, а из-за адреналина я чувствовал необычайную лёгкость в ногах. Да, на меня и раньше бросались пациенты, находящиеся в помешательстве, но сейчас я этого ожидал меньше всего. Я проникся к нему доверием и теперь корил себя за это.

Я решил пролистать медицинскую карточку Терренса. На одной из страниц я задержался, сделал кое-какие исправления и решил, что на сегодня с меня хватит. На мобильном телефоне высветились пропущенные звонки от жены. Не стоило её лишний раз волновать, поэтому я собрал свои вещи, закрыл кабинет и отнёс карточку пациента дежурной медсестре. В преддверии Нового Года мне стоит думать о подарках семье и родственникам, украшении дома и прочей семейной чепухе.

Несколько недель спустя, второго января меня вызвали на работу, как оказалось, из-за чрезвычайной ситуации. Бенджамин Терренс скончался той ночью из-за инфаркта. Оказалось, я ему выписал прозак, хотя у него была острая сердечная недостаточность. Я пожимал плечами, потому что в его медицинской карточке это не было указано. В конце концов, полетели головы врачей, ответственных за составление его истории болезни, а меня оставили в покое.

Вечером этого же дня, я обнаружил на пороге своего дома картонную коробку без маркировок и вообще каких-либо надписей. Я открыл её, заглянул внутрь, усмехнулся, и выбросил коробку.

kriper.ru

10 правил русской страшилки

Итак, прочитав не мало крипи — тредов, пришел к этим правилам:
1.Ни один из ваших покойных друзей, родственников, хомячков, аквариумных рыбок и тараканов после смерти в покое вас не оставит. Даже если это троюродный дядя двоюродной сестры вашей бабушки, он будет приходить именно к вам по ночам и всячески вас пугать.

2. Детский лагерь — это вовсе не место для отдыха, как кто-то мог подумать, это место скопления нечисти абсолютно всех мастей, особо популярна там пиковая дама (видать, с гастролями по лагерям ездит).

3. Если вам от 9 до 14 лет, значит, вы столкнулись с потусторонним как минимум 2 раза, 1ый был в лагере, а второй у вас дома, причем, если вы лицо мужского пола, то еще и навалять люлей смогли этой нежити поганой.

4. Компьютер с интернетом — это просто портал в мир смертельных файлов, где все ваши друзья — спам-боты, девицы легкого поведения с порно — сайтов таки закидывают вас ими.

5. Деревня у бабушки — это проклятое место, по определению, потому строят их исключительно на заброшенных кладбищах, полях сражений, ну, или на крайняк, там ведьма живет и не важно, что поселку 10 лет и он в 5 км от города.

6. Скрипы и шорохи по ночам вовсе не связаны с изношенностью дома и температурным воздействием. Это привидения.

7. Больницы — вполне даже нормальное место без духов, не смотря на то что там в день человека по 3 минимум отдают богу душу, а вот заброшенные больницы, особенно госпитали со времен ВОВ, это просто этакий флешмоб для неприкаянных душ.

8. Если уж некая потусторонняя личность плачет, то только кровавыми слезами! Такое ощущение, что им специально слезные железы на что-то другое меняют.

9. Лучшая подруга вашей подруги или одна знакомая вашей мамы из далекого детства, врать не может никогда!

10. Все не похороненные тела всегда бродят в виде духов и караулят первого встречного, дабы указать ему свое местоположение, не важно, что на самом деле их, как правило, если и находят то очень — очень редко и личность установить невозможно, особенно в лесу.

4stor.ru

Настольная игра Страшные сказки

Вы любите сказки? А какие сказки вам нравятся больше? А может быть вы хотите продолжить любимую сказку или что-то в ней поменять? С настольной игрой «Страшные сказки» вы можете стать настоящим сказочником, придумать свою сказку с любым сюжетом. Ваша сказка будет самой лучшей и только такой какой вы сами решите.

Правила настольной игры Страшные сказки:

  • Выбираются две карты -А и Б, в которых прописаны правила и действия по сюжету сказки, и правила подсчета призовых очков.
  • Игрокам раздается по три сказочных карты, которые и определят начальный сюжет сказки и подскажут как действовать и что делать.
  • Ну и по правилам жанра-страшная сказка начинается ночью (выкладывается карта -ночь).
  • Игроки начинают сказку по очереди по часовой стрелке.
  • Игрок сам выбирает какой картой начать сказку.
  • На каждой карте есть символ, и она обладает определенными свойствами ( различными днем и ночью).
  • Разыграв нужную карту по сюжету, игрок может заработать победные призовые очки. И не забывайте про правила, установленные картой А.
  • Каждый из участников игры берет еще по одной карте из колоды.
  • По сюжету своей карты, если участник игры захочет, он может использовать магические предметы, сменить действие сказки — день на ночь. Главное заработать как можно больше победных очков. Как только заканчивается колода с картами и один из игроков сбросит все свои карты-игра заканчивается.
  • По правилам карты Б, подсчитываются жетоны и все призовые очки игроков. Кто из участников игры набрал наибольшее количество очков, тот и выиграл.

Хотите новую Страшную сказку? Хотите изменить только что сыгранную? Меняйте условия игры (карта А и Б) и начинайте снова. Куда вы попадете на этот раз, решать вам, а карты вам помогут.

add-hobby.ru

Смотрите еще:

  • Вакансии в кемерово юрист Вакансии h Юристы, коллекторы, приставы в Кемерово и соседних городах Кемерово Юрист — от 15 000 р. Обязанности: ведение исполнительного производства,контроль за своевременным применением принудительных мер судебным приставом- […]
  • Как получить ходатайство Как написать ходатайство для получения квоты на РВП? Необходимо написать ходатайство от главы факультета в УФМС с целью выделения квоты на РВП иностранной студентке. Как оформить и есть ли шаблон для данного вида ходатайства? 18 […]
  • Консультация юриста в ханты-мансийске Консультация юриста в ханты-мансийске Ханты-Мансийск: услуги практикующих юристов (телефоны и адреса) Подробности Категория: Услуги частнопрактикующих юристов юрист услуги контакты КУЛЕБАКИН […]
  • Отзывы о независимой экспертизе после дтп Независимая экспертиза после ДТП Перейти на новый Общий форум Автор: Byrik [Москва] (---.telmos.ru) Дата: давно Господа, подскажите пожалуйста, стоит ли делать независимую экспертизу после ДТП (я - пострадавший), или положиться на […]
  • Расчет пенсии в мо рф Калькулятор военной пенсии с 1 января 2018 года по новой выслуге лет Расчет пенсии военнослужащих отличается от расчета пенсии обычных работников. Но благодаря калькулятору, приведенному ниже, вы сможете без проблем рассчитать свои […]
  • Общая теория собственности черкасов Черкасов Г.И. Общая теория собственности Скачивание файла Введите число с картинки: Поделись с друзьями! Комментарии Смотрите также Капелюшников Р.И. Экономическая теория прав собственности Капелюшников Р.И. Экономическая теория […]
  • Заявление от анны седых Обращения граждан Вы имеете право обратиться в судебный участок с запросом (предложение, заявление, жалоба), который будет зарегистрирован и рассмотрен в соответствии с порядком, установленным законодательством Российской […]
  • Закон о правилах дорожного движения рк 2018 Правила дорожного движения в Казахстане Республика Казахстан – государство, с которым у России сохранились, пожалуй, наиболее близкие и дружественные отношения из всех бывших советских республик. На таком же уровне Россия […]