Постановление конституционного суда 42-о

Определение Конституционного Суда РФ от 29 января 2009 г. № 42-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Малядского Бориса Марковича на нарушение его конституционных прав положением части первой статьи 175 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой,

рассмотрев по требованию гражданина Б.М. Малядского вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Гражданин Б.М. Малядский, отбывающий назначенное ему по приговору суда наказание в виде лишения свободы, обратился в Мелеузовский районный суд Республики Башкортостан с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. Суд отказал в удовлетворении данного ходатайства, сославшись на то, что статья 175 УИК Российской Федерации в качестве одного из обстоятельств, свидетельствующих о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, устанавливает возмещение ущерба и заглаживание вреда, причиненного в результате преступления; Б.М. Малядский же не возместил причиненный преступлением ущерб.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Б.М. Малядский оспаривает конституционность указанного положения части первой статьи 175 УИК Российской Федерации. По мнению заявителя, оно ставит решение вопроса об условно-досрочном освобождении в зависимость от имущественного положения осужденного, чем нарушает его права, гарантированные статьей 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, а также противоречит статье 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Б.М. Малядским материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 16 ноября 2006 года N 453-О указал, что непосредственным выражением конституционных принципов уважения достоинства личности, гуманизма, справедливости, законности является право каждого осужденного за преступление — независимо от того, за совершение какого преступления он осужден, какое наказание ему назначено и каковы условия его исполнения, — просить о смягчении наказания (часть 3 статьи 50 Конституции Российской Федерации). Названное право предполагает необходимость законодательного определения конкретных условий, при которых оно может быть реализовано. С этой целью часть первая статьи 175 УИК Российской Федерации устанавливает на основе уголовного закона, а именно части первой статьи 79 УК Российской Федерации, порядок обращения осужденного в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, определяя в том числе, какие сведения должны содержаться в таком ходатайстве.

Вместе с тем законодатель не устанавливает, какое именно значение при решении вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания могут иметь те или иные обстоятельства, предоставляя тем самым суду общей юрисдикции право в каждом конкретном случае решать, достаточны ли содержащиеся в ходатайстве и в иных материалах сведения для признания осужденного не нуждающимся в полном отбывании назначенного судом наказания и подлежащим условно-досрочному освобождению. При этом суд должен исходить из того, что в силу признанного в правовом государстве принципа законности в уголовном праве преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются уголовным законом (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 февраля 2003 года N 1-П), согласно которому достаточными основаниями для условно-досрочного освобождения лица, отбывающего наказание, являются признание его судом не нуждающимся в полном отбывании назначенного судом наказания для своего исправления и фактическое отбытие указанной в законе части наказания (части первая-пятая статьи 79 УК Российской Федерации).

Таким образом, оспариваемое в жалобе положение части первой статьи 175 УИК Российской Федерации само по себе конституционные права заявителя не нарушает. Установление же наличия оснований для условно-досрочного освобождения Б.М. Малядского от отбывания наказания, в частности определение значения того факта, что им не возмещен причиненный в результате преступления имущественный вред, относятся к ведению судов общей юрисдикции и в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не входят.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Малядского Бориса Марковича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Определение Конституционного Суда РФ от 26 мая 2016 г. № 1141-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мониной Анисьи Максимовны на нарушение ее конституционных прав пунктами 1 и 9 части второй статьи 131, а также частью девятой статьи 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки А.М. Мониной к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Гражданка А.М. Монина, с которой взысканы процессуальные издержки, связанные с оказанием квалифицированной юридической помощи по уголовному делу, в пользу обвинявшихся ею как частным обвинителем и оправданных приговором суда лиц, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации просит признать не соответствующими преамбуле, статьям 1 (часть 1), 2, 15 (часть 2), 17 (части 1 и 3), 18, 19 (часть 1), 45 (часть 1) и 55 Конституции Российской Федерации пункты 1 и 9 части второй статьи 131 «Процессуальные издержки» и часть девятую статьи 132 «Взыскание процессуальных издержек» УПК Российской Федерации. По мнению заявительницы, данные нормы позволяют — вопреки правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 2 июля 2013 года № 1057-О, — отнести к процессуальным издержкам и взыскать с частного обвинителя расходы на оплату услуг адвоката по соглашению, понесенные лицами, оправданными в совершении преступления без указания о праве на реабилитацию.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Необходимость обеспечения требования Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (часть вторая статьи 6), не исключает использования гражданско-правового механизма защиты прав добросовестных участников уголовного процесса от злоупотреблений своим правом со стороны частного обвинителя, когда его обращение в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица не имеет под собой никаких оснований и продиктовано не потребностью защитить свои права и охраняемые законом интересы, а лишь намерением причинить вред другому лицу (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2011 года № 22-П).

При этом реализация потерпевшим его процессуальных прав по делам частного обвинения, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, не является основанием для постановки его в равные правовые условия с государством в части возмещения вреда в полном объеме и независимо от наличия его вины (определения от 28 мая 2009 года № 643-О-О и от 2 июля 2013 года № 1058-О).

Недоказанность обвинения какого-либо лица в совершении преступления, по смыслу статьи 49 (часть 1) Конституции Российской Федерации, влечет его полную реабилитацию и восстановление всех его прав, ограниченных в результате уголовного преследования, включая возмещение расходов, понесенных в связи с данным преследованием. Взыскание в пользу реабилитированного лица расходов, понесенных им в связи с привлечением к участию в уголовном деле, со стороны обвинения, допустившей необоснованное уголовное преследование подсудимого, является неблагоприятным последствием ее деятельности. При этом, однако, возложение на частного обвинителя обязанности возместить лицу, которое было им обвинено в совершении преступления и чья вина не была доказана в ходе судебного разбирательства, понесенные им вследствие этого расходы не может расцениваться как признание частного обвинителя виновным в таких преступлениях, как клевета или заведомо ложный донос. Принятие решения о возложении на лицо обязанности возместить расходы, понесенные в результате его действий другими лицами, отличается от признания его виновным в совершении преступления как по основаниям и порядку принятия решений, так и по их правовым последствиям и не предопределяет последнего (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 февраля 2004 года № 106-О и от 2 июля 2013 года № 1059-О).

По смыслу статьи 131 УПК Российской Федерации, процессуальные издержки представляют собой денежные суммы в возмещение необходимых и оправданных расходов, неполученных доходов, а также вознаграждение и выплаты, которые причитаются к уплате физическим и юридическим лицам, вовлеченным в уголовное судопроизводство в качестве участников или иным образом привлекаемым к решению стоящих перед ним задач (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2005 года № 367-О, от 16 декабря 2008 года № 1036-О-П, от 5 марта 2013 года № 297-О, от 20 февраля 2014 года № 298-О и от 9 февраля 2016 года № 222-О).

Вопрос о взыскании процессуальных издержек урегулирован статьей 132 УПК Российской Федерации, согласно части девятой которой при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу; при прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон процессуальные издержки взыскиваются с одной или обеих сторон.

В системе действующего правового регулирования, в том числе в нормативном единстве со статьей 131 УПК Российской Федерации, расходы на оплату услуг представителя обвиняемого не относятся к числу процессуальных издержек, а могут расцениваться как вред, причиненный лицу в результате его необоснованного уголовного преследования по смыслу статьи 15 «Возмещение убытков» ГК Российской Федерации. Эти расходы, как следует из изложенной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, могут быть взысканы на основании и в порядке, предусмотренном статьей 1064 ГК Российской Федерации (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2013 года № 1057-О).

Соответственно, оспариваемые заявительницей законоположения, действующие в системе правового регулирования, в том числе во взаимосвязи с пунктом 4 части первой статьи 135 УПК Российской Федерации (прямо включающим суммы, выплаченные реабилитированным за оказание юридической помощи, в возмещаемый имущественный вред), не предполагают отнесение расходов на оплату услуг представителя обвиняемого по делу частного обвинения к числу процессуальных издержек. Не придается иной смысл этим нормам и постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 года № 42 «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам».

Таким образом, оспариваемые А.М. Мониной законоположения не могут расцениваться как нарушающие ее конституционные права в указанном ею аспекте.

Проверка же законности и обоснованности судебных решений, в том числе в части толкования и применения норм права, в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мониной Анисьи Максимовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Обзор документа

Оспаривался ряд норм, касающихся в т. ч. взыскания процессуальных издержек.

По мнению заявителя, нормы неконституционны, т. к. позволяют отнести к процессуальным издержкам и взыскать с частного обвинителя расходы на оплату услуг адвоката по соглашению, понесенные лицами, оправданными в совершении преступления без указания о праве на реабилитацию.

Отклоняя такие доводы, КС РФ разъяснил следующее.

Согласно УПК РФ суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по уголовному делу.

При этом по смыслу норм расходы на оплату услуг представителя (адвоката по соглашению) обвиняемого не относятся к числу процессуальных издержек.

Такие расходы могут расцениваться как вред, причиненный лицу в результате его необоснованного уголовного преследования по смыслу положений ГК РФ о возмещении убытков.

Кроме того, КС РФ подчеркнул, что на частного обвинителя может быть возложена обязанность возместить лицу, которое было им обвинено в совершении преступления и чья вина не доказана, понесенные им вследствие этого расходы.

Однако подобный факт не может расцениваться как признание частного обвинителя виновным в таких преступлениях, как клевета или заведомо ложный донос.

Новое в блогах

Готовые к боевому применению ссылки на определения КС РФ №42-О и другие постановения

Выставляю колчан готовых стрел изготовленных из Определения №42-0 Конституционного Суда РФ

и некоторых иных постановлений

НЕДОПУЩЕНИЕ ОТ ИССЛЕДОВАНИЯ И ОЦЕНКИ ВСЕХ ДОВОДОВ

В Определении Конституционного Суда РФ 42-О от 25.01.2005 содержится прямое указание о недопущении отказа суда

“… от исследования и оценки всех приводимых в них (в обращениях) доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются …”.

ТРЕБОВАНИЕ АДЕКВАТНОСТИ ОТВЕТА НА ЛЮБОЕ ОБРАЩЕНИЕ ГРАЖДАНИНА

годится для обжалования отписок любого рода

В Определения Конституционого Суда РФ от 25 января 2005 г. N 42-О сформулировано право гражданина на получение «адекватного ответа» на свое обращение, адресованное в суд или в государственный орган должностным лицам любых государственных органов при рассмотрении обращения гражданина

“рассматривать гражданина не как объект государственной деятельности, а как равноправного субъекта, могущего защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов, предполагают не только право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу, но и право получить на это обращение адекватный ответ”.

ОБЯЗАННОСТЬ МОТИВИРОВАТЬ ОТВЕТ

(годится для обжалования отписок любого рода)

В Определении Конституционного Суда № 42-О отЪ 25.01.2005 указано на

право каждого обратившегося в суд, а также в иной государственный орган на получения на свое обращение законного, обоснованного и мотивированного решения соответственно должностного лица или суда и

обязанность лиц, принимающих решения по обращениям граждан, мотивировать свои процессуальные решения путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания.

В ОТКАЗНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЯХ НАДЛЕЖИТ ПРИВОДИТЬ ФАКТИЧЕСКИЕ и ПРАВОВЫЕ МОТИВЫ (основания)

(используется как напоминание в состязательных бумагах я в суде первой инстанции)

В Определении Конституционного Суда РФ 42-О от 25.01.2005 содержится прямое указание на приведение в отказных процессуальных решениях фактических и правовых мотивов (оснований)

Отказные процессуальные документы «Постановления», «Определения» должны содержать «фактические и правовые мотивы (основания) отказа в удовлетворении заявленных требований» (п.2 абз.3);

«мотивировка (обоснование) решения … во всяком случае должна основываться … на нормах материального и процессуального права» (п.2 абз.3).

НЕОПРОВЕРГНУТЫЕ ДОВОДЫ ТОЛКУЮТСЯ В ПОЛЬЗУ ЛИЦА…

В Определении Конституционного Суда РФ 42-О от 25.01.2005 содержится прямое указание о толковании не опровергнутых доводов.
Готовая к употреблению формула:

Приведенные выше доводы не опровергнуты противной стороной, а не опровергнутые доводы по смыслу п.2 абз.3 Определения КС РФ от 25.01.05 г. № 42-О толкуются только в пользу лица, представившего соответствующее обоснование.

(годится для обжалования отписок любого рода)

ФАКТИЧЕСКОЕ и ПРАВОВОЕ ОБОСНОВАНИЕ

(годится для обжалования отписок и для упоминания в состязательных бумагах в суде первой инстанции)

Как указал Конституционный Суд РФ в своем Определении № 42-0 от 25.01.2005, требования справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах применительно к решениям соответствующих судебных инстанций предполагают обязательность фактического и правового обоснования принимаемых ими решений, в том числе — обоснования отказа в отмене или изменении обжалуемого судебного акта, что невозможно без последовательного рассмотрения и оценки доводов соответствующей жалобы.

ОТКАЗ от рассмотрения и оценки ДОВОДОВ

(стоит напоминать в состязательных бумагах в суде первой инстанции)

Как указал Конституционный Суд РФ в своем Определении № 42-0 от 25.01.2005, отказ от рассмотрения и оценки обоснованности доводов защиты в жалобах на судебные решения в этом случае создает преимущества для стороны обвинения, искажает содержание ее обязанности по доказыванию обвинения и опровержению сомнений в виновности лица, позволяя игнорировать подтверждающие эти сомнения данные.

ПРАВО на получение АДЕКВАТНОГО ОТВЕТА

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, сформулированной в Определении № 42-0 от 25.01.2005

Конституция РФ гарантирует каждому право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления статья 33), защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2), в том числе путем обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц.

Указанные права, по смыслу Конституции РФ, в частности ее статьи 21 (часть 1), которая, как указал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 3 мая 1995 года N 4-П ….требует рассматривать гражданина не как объект государственной деятельности, а как равноправного субъекта, могущего защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов, предполагают не только право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу, но и право получить на это обращение адекватный ответ…

Как специально оговорено в этом Определении, приведенная правовая позиция относится не только к выносимым соответствующими судами постановлениям в ходе уголовного судопроизводства, но и любым решениям компетентных органов и должностных лиц по любым обращениям граждан.

ПРИ НЕСОГЛАСИИ с ДОВОДАМИ возникает обязанность ИХ ОПРОВЕРГНУТЬ

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, сформулированной в Определении № 42-0 от 25.01.2005 на суд, а также на любые иные органы, принимающие решения по обращениям граждан, возложена обязанность мотивировать свои процессуальные решения путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания. Особенно категоричным выглядит требования относительно опровержения доводов:

“только после … опровержения доводов, выдвигаемых в обращениях”

Как специально оговорено в этом Определении, приведенная правовая позиция относится не только к выносимым соответствующими судами постановлениям в ходе уголовного судопроизводства, но и любым решениям компетентных органов и должностных лиц по любым обращениям граждан.

ОБЯЗАННОСТЬ СУДА ДАТЬ ОЦЕНКУ ВСЕМ ВАЖНЫМ АРГУМЕНТАМ

У суда есть обязанность дать оценку всем аргументам стороны, которые являются чёткими и важными относительно рассматриваемого дела. Так в Постановлении по делу «Пронина против Украины» от 18.07.2006 года (жалоба № 63566/00) отмечено:

«Статья 6 § 1 Конвенции обязывает суды мотивировать свои решения, но не может быть понята как требующие подробного ответа на каждый аргумент. Степень, в которой эта обязанность мотивировать применяет может варьироваться в зависимости от характера решения. Национальные суды не предприняли попытки проанализировать выраженную точку зрения заявителя. Национальные суды, игнорируя точку зрения заявителя в целом, хотя она была конкретной, актуальной и важной, не выполнили своих обязательств по статье 6 § 1 Конвенции. ».

ПРАВО на ОБРАЩЕНИЕ

(можно упомянуть в любом обращении в любой госуд орган)

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, сформулированной в Определении № 42-0 от 25.01.2005

Конституция РФ гарантирует каждому право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления статья 33), защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2), в том числе путем обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц.

Указанные права, по смыслу Конституции РФ, в частности ее статьи 21 (часть 1), которая, как указал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 3 мая 1995 года N 4-П ….требует рассматривать гражданина не как объект государственной деятельности, а как равноправного субъекта, могущего защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов, предполагают не только право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу, но и право получить на это обращение адекватный ответ…

Как специально оговорено в этом Определении, приведенная правовая позиция относится не только к выносимым соответствующими судами постановлениям в ходе уголовного судопроизводства, но и любым решениям компетентных органов и должностных лиц по любым обращениям граждан.

НЕОБХОДИМО ПОЛНЫЙ и ЯСНО ИЗЛОЖЕННЫЙ ОТВЕТ на КАЖДОЕ ВОЗРАЖЕНИЕ (пункт 18)

(больше годится для применения в жалобах)

Пленум Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 г. N 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса РФ при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции» в пункте 18 указал судам на необходимость предоставлять в принимаемых решениях полный, мотивированный и ясно изложенный ответ на каждое возражение ответчика

18. Обратить внимание судов на то, что принимаемые решения должны быть в соответствии со статьями 195, 198 ГПК РФ законными и обоснованными и содержать полный, мотивированный и ясно изложенный ответ на требования истца и возражения ответчика…

НЕОБХОДИМО ИССЛЕДОВАТЬ КАЖДОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО (пункт 13)

(применяется в состязательных бумагах в суде первой инстанции)

Пленум Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 г. N 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса РФ при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции» в пункте 13 постановил необходимость исследования каждого доказательства, которое представлено сторонами в подтверждение как требований, так и возражений

13. Исходя из принципа процессуального равноправия сторон и учитывая обязанность истца и ответчика подтвердить доказательствами те обстоятельства, на которые они ссылаются, необходимо в ходе судебного разбирательства исследовать каждое доказательство, представленное сторонами в подтверждение своих требований и возражений, отвечающее требованиям относимости и допустимости (статьи 59, 60 ГПК РФ).

Постановление конституционного суда 42-о

Конституция РФ 1993 года (выдержки) (WORD)

Уголовно-процессуальный кодекс РФ (выдержки) (WORD)

Гражданско-процессуальный кодекс РФ (выдержки) (WORD)

Уголовный кодекс РФ (выдержки) (WORD)

Гражданский кодекс РФ (выдержки) (WORD)

Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» (WORD)

Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» (WORD)

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» (WORD)

Федеральный закон «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (WORD)

Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (WORD)

Практика высших судов

Определение Конституционного Суда РФ от 04.11.2004 № 430-О (WORD)

Определение Конституционного Суда РФ от 05.02.2004 № 25-О (WORD)

Определение Конституционного Суда РФ от 05.12.2003 № 446-О (WORD)

Определение Конституционного Суда РФ от 05.12.2003 № 447-О (WORD)

Определение Конституционного Суда РФ от 11.07.2006 № 300-О (WORD)

Определение Конституционного Суда РФ от 18.01.2005 № 131-О (WORD)

Определение Конституционного Суда РФ от 19.05.2009 № 576-О-П (WORD)

Определение Конституционного Суда РФ от 24.11.2005 № 431-О (WORD)

Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 № 42-О (WORD)

Постановление Конституционного Суда РФ от 05.02.2007 № 2-П (WORD)

Постановление Конституционного Суда РФ от 18.02.2000 № 3-П (WORD)

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (WORD)

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» (WORD)

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» (WORD)

Ведомственные нормативные акты

Приказ Генерального прокурора РФ от 04.03.2008 № 34 «О взаимодействии органов прокуратуры со средствами массовой информации и общественными организациями» (WORD)

Приказ Генерального прокурора РФ от 06.09.2007 № 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» (WORD)

Приказ Генерального прокурора РФ от 06.09.2007 № 137 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания» (WORD)

Приказ Генерального прокурора РФ от 10.09.2007 № 140 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия» (WORD)

Совместный Приказ Генерального прокурора РФ № 80 и Министра внутренних дел РФ № 725 от 12.09.2006 «Об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля за процессуальными решениями при рассмотрении сообщений о преступлениях» (WORD)

Приказ Генерального прокурора РФ от 20.11.2007 № 185 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» (WORD)

Приказ Генерального прокурора РФ от 27.11.2007 № 189 «Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве» (WORD)

Приказ Генерального прокурора РФ от 27.12.2007 № 212 «О порядке учета и рассмотрения в органах прокуратуры Российской Федерации сообщений о преступлениях» (WORD)

Инструкция о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе прокуратуры Российской Федерации (утв. Приказом Генерального прокурора РФ от 17.12.2007 № 200) (WORD)

Указание Генерального прокурора РФ от 05.05.2000 № 93/7 «О применении статьи 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с Постановлением Конституционного суда Российской Федерации от 18.02.2000 г.» (WORD)

Приказ Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ от 05.09.2007 № 5 «О мерах по организации процессуального контроля» (PDF)

Приказ Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ от 05.09.2007 № 6 «О мерах по организации предварительного следствия» (PDF)

Инструкция о порядке проведения служебных проверок в системе Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации (утв. Приказом Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ от 04.03.2008 № 25) (PDF)

Инструкция о едином порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях в системе Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации (утв. Приказом Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ от 07.09.2007 № 14) (WORD)

Инструкция о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации (утв. Приказом Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ от 19.09.2007 № 17) (WORD)

Постановление конституционного суда 42-о

Определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2008 г. N 1076-О-П

«По жалобам граждан Арбузовой Елены Николаевны, Баланчуковой Александры Васильевны и других на нарушение их конституционных прав частями третьей и пятой статьи 165 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалоб граждан Е.Н. Арбузовой, А.В. Баланчуковой и других, установил:

1. Судья Ленинского районного суда города Тюмени, рассмотрев уведомление следователя о проведенном 29 сентября 2006 года без судебного решения личном обыске гражданина В.Н. Корниенко, подозревавшегося в совершении преступления, во время которого у него было изъято наркотическое средство, постановлением от 1 октября 2006 года признал обыск законным. Приговором Калининского районного суда города Тюмени от 3 апреля 2007 года В.Н. Корниенко был осужден за незаконное хранение без цели сбыта наркотического вещества в крупном размере. Кассационные и надзорные жалобы защитника В.Н. Корниенко, в которых указывалось на то, что его подзащитному не было предоставлено право на участие в судебном заседании по рассмотрению вопроса о законности обыска, были оставлены без удовлетворения. Судебная коллегия по уголовным делам Тюменского областного суда в кассационном определении от 6 февраля 2007 года со ссылкой на часть пятую статьи 165 «Судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия» УПК Российской Федерации отметила, что уголовно-процессуальный закон не предусматривает обязательного участия лица, в отношении которого проводился обыск, и его адвоката в судебном заседании по проверке законности обыска, проведенного без судебного решения.

Кроме того, в городе Тюмени в период с февраля 2007 года по январь 2008 года по уголовным делам, возбужденным по фактам незаконного сбыта наркотических средств в особо крупном размере, на основании постановлений следователя без судебного решения были проведены обыски в жилищах граждан Е.Н. Арбузовой, А.В. Баланчуковой, В.Н. Коваленко и И.В. Коваленко, а Е.Н. Арбузова и В.Н. Коваленко также без судебного решения были подвергнуты личному обыску. Адвокат, представлявший интересы Е.Н. Арбузовой, А.В. Баланчуковой, В.Н. Коваленко и И.В. Коваленко, заявил ходатайство об уведомлении его подзащитных о времени рассмотрения судом вопроса о законности проведенных обысков, однако судья Центрального районного суда города Тюмени рассмотрел соответствующие уведомления следователя в судебном заседании без участия лиц, в отношении которых проводились обыски, и их защитника и вынес постановления о признании обысков законными. При этом указанным гражданам копии принятых судом решений не направлялись, право их обжалования не разъяснялось, кассационные жалобы они не смогли подать своевременно, поскольку ознакомились с судебными решениями после истечения срока кассационного обжалования. Надзорные жалобы адвоката на эти постановления были оставлены без удовлетворения. В постановлении от 24 марта 2008 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении работников правоохранительных органов, вынесенном по заявлению адвоката о незаконном проникновении в жилище В.Н. Коваленко, содержалась ссылка на судебное решение о признании законности проведенного обыска.

В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации Е.Н. Арбузова, А.В. Баланчукова, В.Н. Коваленко, И.В. Коваленко и В.Н. Корниенко оспаривают конституционность частей третьей и пятой статьи 165 УПК Российской Федерации. По мнению заявителей, содержащиеся в них нормативные положения, определяющие порядок производства таких следственных действий, как обыск в жилище и личный обыск, на основании постановления следователя без получения судебного решения в случаях, не терпящих отлагательства, позволяют суду игнорировать ходатайство лица, в отношении которого производился обыск, и его защитника об участии в судебном заседании по проверке законности проведенного обыска, не уведомлять их о времени и месте судебного заседания, не направлять копию судебного решения для обеспечения права на его обжалование. При этом, как полагают заявители, судебная проверка законности такого обыска осуществляется без выяснения всех необходимых обстоятельств, а решению суда о законности обыска придается преюдициальная сила, что препятствует в будущем исключению протокола обыска из числа допустимых доказательств и привлечению виновных должностных лиц к ответственности.

2. Право на судебную защиту (статья 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации) относится к основным правам и свободам человека, которые неотчуждаемы, признаются и гарантируются в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, являются непосредственно действующими и обеспечиваются правосудием (статьи 17 (части 1 и 2) и 18 Конституции Российской Федерации); при этом данное право не подлежит ограничению (статья 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации), и ни одна из перечисленных в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации целей не может оправдать его ограничение.

Из названных положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 19 и корреспондирующих им положений международно-правовых актов, являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации, следует, что право на судебную защиту предполагает наличие таких конкретных правовых гарантий, которые позволяют реализовать его в полном объеме и обеспечивать эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего общеправовым требованиям справедливости и равенства. Необходимой гарантией права на судебную защиту и права на справедливое судебное разбирательство служит равно предоставляемый сторонам доступ к правосудию, включая реальную возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 года N 2-П, от 17 ноября 2005 года N 11-П, от 6 апреля 2006 года N 3-П, от 25 марта 2008 года N 6-П и др.).

Конституция Российской Федерации закрепляет также право каждого на личную неприкосновенность (часть 1 статьи 22) и право на неприкосновенность жилища, означающее, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (статья 25). Конкретизируя приведенные конституционные положения, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает общее правило, согласно которому обыск в жилище и личный обыск производятся по судебному решению (часть вторая статьи 12, пункты 5 и 6 части второй статьи 29, часть первая статьи 165), и допускает, что в исключительных случаях, когда производство обыска в жилище, личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя и без получения судебного решения: в таких случаях следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия, приложив к уведомлению копии постановления о производстве следственного действия и протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве, а судья, получив указанное уведомление, в течение 24 часов проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности (часть пятая статьи 165).

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, таким образом, сжатые сроки рассмотрения судом уведомления следователя в целях безотлагательного судебного контроля ограничения конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища и личную неприкосновенность. По этой причине участие самих граждан в судебном заседании законом не предусматривается, они не извещаются судом о времени и месте рассмотрения дела и их неявка в судебное заседание не препятствует рассмотрению уведомления следователя по существу; вместе с тем не предусматриваются и какие-либо ограничения права лица, подвергнутого обыску, довести до суда свою позицию относительно законности проведенного обыска. Для обеспечения данного права, предполагающего возможность участвовать в судебном заседании, заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями других участников судебного заседания, давать объяснения по рассматриваемым судом вопросам, следователь — в силу требований части первой статьи 11 УПК Российской Федерации — обязан при производстве обыска разъяснить заинтересованным лицам их права, в том числе право заявить ходатайство об участии в судебном заседании по проверке законности проведенного обыска, обеспечить возможность их осуществления и указать суд, в котором будет проводиться судебное заседание.

2.1. Конституционные требования справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах применительно к решениям органов предварительного расследования и суда предполагают обязательность обоснования принимаемых ими решений, в том числе обоснования отказа в удовлетворении ходатайства. В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Определении от 25 января 2005 года N 42-О, право каждого обращаться в государственные органы и право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статьи 33 и 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации), предполагают не только право подать в государственный орган соответствующее ходатайство, но и право получить на это обращение адекватный ответ; применительно к уголовному судопроизводству это означает необходимость принятия по обращению предусмотренного законом процессуального решения, которое в силу части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации должно быть законным, обоснованным и мотивированным, — иное означало бы нарушение не только процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, но и их конституционных прав. Данная правовая позиция в полной мере распространяется и на обязанность суда рассмотреть по существу ходатайство лица, в отношении которого проводился обыск, и его защитника об их участии в судебном заседании по проверке законности проведенного без судебного разрешения обыска и о вручении им копии принятого судом решения.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 10 марта 2005 года N 70-О, статья 165 УПК Российской Федерации, регламентирующая порядок производства обыска в жилище в условиях, не терпящих отлагательства, а также последующую судебную проверку законности такого обыска, сама по себе не содержит каких-либо предписаний, которые лишали бы лицо, в чьем жилище произведен обыск, возможности участия в такой проверке в случае заявления им ходатайства об этом или обжалования незаконности произведенного обыска. Предоставление этому лицу возможности участвовать в судебном заседании обусловливается, в частности, самим характером осуществляемого судебного контроля, предполагающего проверку соблюдения следователем требований закона не только в части, касающейся установления оснований для производства обыска, но и в части порядка его проведения.

Такой подход к определению пределов судебного контроля с участием заинтересованного лица за действиями органов уголовного преследования согласуется с прецедентной практикой применения Европейским Судом по правам человека пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующего каждому право на рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом. Согласно позиции Европейского Суда по правам человека решение о вмешательстве органов исполнительной власти в права отдельных лиц не подлежит судебному контролю по инициативе заинтересованного лица и с его участием до тех пор, пока оно остается тайным по законным основаниям, однако после прекращения такого вмешательства решение, как только представится возможным, должно подпадать под действие судебного контроля с участием заинтересованного лица (пункты 55, 57 и 75 постановления от 6 сентября 1978 года по делу «Класс (Klass) и другие против Федеративной Республики Германии»).

2.2. Части третья и пятая статьи 165 УПК Российской Федерации не содержат положений, ограничивающих право лица, в отношении которого произведен обыск, обжаловать принятое судом решение на предмет проверки его законности в вышестоящие суды общей юрисдикции. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 марта 1999 года N 5-П, обыск относится к числу тех следственных действий, которые существенным образом ограничивают конституционные права лица, в том числе права на неприкосновенность жилища и тайну частной жизни; в связи с этим лицу, в жилище которого был произведен обыск, а также подвергнутому личному обыску в соответствии с частью пятой статьи 165 УПК Российской Федерации, должна быть обеспечена возможность непосредственно после проведения обыска или после принятия судом решения о его законности или незаконности, еще до завершения производства по делу, обжаловать как само это следственное действие, так и законность принятого судом решения, что предполагает своевременное его уведомление о вынесенном судом решении, а также ознакомление с его текстом.

Наличие у лица, в отношении которого был проведен обыск, права обжаловать это следственное действие и принятое судом решение о признании его законным вытекает и из самого Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (статьи 19, 123, 127 и 355), гарантирующего участникам уголовного судопроизводства и иным лицам право обжаловать действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда в той части, в какой они затрагивают их интересы, и не устанавливающего исключений из этого правила для решения вопроса о производстве обыска или о признании проведенного обыска законным.

Как следует из содержания статей 90 и 165 УПК Российской Федерации в их взаимосвязи, постановление суда о законности произведенного обыска, вынесенное в соответствии с частью пятой статьи 165 УПК Российской Федерации, не имеет преюдициальной силы, а потому обстоятельства, установленные таким решением, не могут признаваться судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки и препятствовать проверке допустимости полученных в ходе обыска доказательств и привлечению виновных в незаконном проникновении в жилище к предусмотренной законом ответственности.

2.3. Таким образом, части третья и пятая статьи 165 УПК Российской Федерации — по их конституционно-правовому смыслу — не предоставляют суду возможность отказать в удовлетворении ходатайства лица, в отношении которого проводился обыск, и его защитника об участии в судебном заседании по проверке законности проведенного обыска, и не освобождают суд от обязанности направить им копию судебного решения для обеспечения права на его обжалование. Данные законоположения не устанавливают преюдициальную силу судебного решения о признании проведенного обыска законным и не препятствуют проверке допустимости полученных в ходе обыска доказательств и законности действий сотрудников правоохранительных органов в предусмотренных законом процедурах.

Применение частей третьей и пятой статьи 165 УПК Российской Федерации в ином истолковании ограничивает конституционные права на личную неприкосновенность, неприкосновенность жилища и судебную защиту, которые подлежат адекватной защите в механизме действующего законодательства, предусматривающего при рассмотрении уголовных дел по существу, а также в порядке апелляционного, кассационного, надзорного производства всестороннюю проверку и оценку законности как проведенных у заявителей обысков, так и постановлений судей о признании их законными, и по результатам такой проверки (при наличии соответствующих оснований) — признание полученных доказательств недопустимыми и отмену незаконных решений правоприменительных органов.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктами 2 и 3 части первой статьи 43, частью четвертой статьи 71 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Части третья и пятая статьи 165 УПК Российской Федерации не предоставляют суду возможность отказать в удовлетворении ходатайства лица, в отношении которого проводился обыск, и его защитника об участии в судебном заседании по проверке законности проведенного обыска, и не освобождают суд от обязанности направить им копию судебного решения для обеспечения права на его обжалование.

Конституционно-правовой смысл указанных законоположений, выявленный Конституционным Судом Российской Федерации на основе правовых позиций, выраженных им в сохраняющих свою силу решениях, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

2. Признать жалобы граждан Арбузовой Елены Николаевны, Баланчуковой Александры Васильевны, Коваленко Веры Николаевны, Коваленко Ивана Владимировича и Корниенко Виталия Николаевича не подлежащими дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного ими вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

4. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Смотрите еще:

  • Приказ 175 минздрава Министерство здравоохранения Приказы министерства здравоохранения Калужской области 2014 год Приказ министерства здравоохранения Калужской области от 29 декабря 2014 года № 1395 " О внесении изменений в […]
  • Задолженность по налогам растет Задолженность по налогам растет Налоговые долги растут Задолженность по налогам и сборам за первые три месяца текущего года увеличилась на 73,4 млрд руб. Такие данные приводит Минфин в отчете об итогах исполнения федерального […]
  • Приказ минобрнауки 1015 от 30082014 Приказ Министерства образования и науки РФ от 17 июля 2015 г. № 734 “О внесении изменений в Порядок организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам - образовательным программам […]
  • Договор купли продажи доли жилого дома с земельным участком Договор купли продажи доли жилого дома с земельным участком Договор купли-продажи долей в праве общей собственности на земельный участок и на жилой дом Внимание! С 29 декабря 2015 года сделки по продаже долей в праве общей […]
  • Приказ 140 минтранса Приказ Минтранса РФ от 20 августа 2009 г. N 140 "Об утверждении Общих правил плавания и стоянки судов в морских портах Российской Федерации и на подходах к ним" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Приказ Минтранса РФ от 20 […]
  • Административный регламент по предоставлению медико-социальной экспертизы Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 11 апреля 2011 г. N 295н "Об утверждении Административного регламента по предоставлению государственной услуги по проведению медико-социальной экспертизы" (утратил […]
  • Возврат на кукурузу Рефаунд Aliexpress на карту Кукуруза Перейти к странице Karmelengo Продвинутый Продвинутый Крутой иБаер В истории платежей (в личном кабинете Кукурузы) поищите такую строчку 18.01 00:00 USD8.00 (252.53) Моя карта (Сумма возврата […]
  • Приказ минюста от 03112005 204 дсп Приказ Минюста РФ от 3 ноября 2005 г. N 205 "Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Приказ Минюста РФ от 3 ноября 2005 г. N 205"Об утверждении Правил […]