Наказания негров

Содержание статьи:

Как в США отменили рабство

150 лет назад вступила в силу поправка к конституции США, отменяющая рабство

18 декабря 1865 года, 150 лет назад, вступила в силу Тринадцатая поправка к конституции США, отменяющая рабство. Отдел науки «Газеты.Ru» вспоминает, когда в Новом Свете появились первые рабы, почему Бичер-Стоу получила посылку с отрезанным ухом чернокожего человека и что писали российские издания о деятельности Линкольна.

«Какой же был груз? Двадцать рабов»

Еще в 1619 году английские колонисты завезли в Виргинию африканских невольников. Так описывал прибытие первого судна с рабами американский автор Джей Сондерс Реддинг:

«С убранными парусами и опущенным флагом на округлой корме оно пришло вместе с морским приливом. По словам всех, это и в самом деле было странное, пугающее, таинственное судно. Никто не знает, был ли то торговый, пиратский или военный корабль. Порт назначения — английское поселение Джеймстаун, что в колонии Виргиния. Судно прибыло, с него велась торговля, и вскоре оно исчезло. Возможно, ни один корабль в современной истории не перевозил более зловещего груза. Какой же был груз? Двадцать рабов».

В первое время рабы получали свободу за примерное поведение и хороший труд.

Например, в 1635 году невольник Антонио Джонсон из Анголы освободился, изменил имя на Энтони и сам стал рабовладельцем — причем в его подчинении оказались даже белокожие рабы из стран Европы.

Однако вскоре положение невольников стало резко ухудшаться. Некоторые историки отмечают, что в середине XVII века из-за цвета кожи африканцев черный начал считаться признаком безвкусицы — в противовес белому, символизирующему красоту. А в 1691 году в Виргинии был принят закон, говоривший о том, что белые мужчины и женщины должны быть немедленно изгнаны, если они «вступают в брак с негром, мулатом, индейским мужчиной или женщиной, зависимым или свободным».

Рабы бегут

Среди рабов существовало огромное количество мятежников. Например, в газетных объявлениях за 1736–1801 годы содержатся сведения о побегах 1138 мужчин и 141 женщины. В связи с этим в виргинских кодексах о рабах было зафиксировано:

«Ввиду того что невольники часто убегают и прячутся, притаившись на болотах, в лесах и в других укромных местах, убивая свиней и нанося иной ущерб жителям.

если раб не возвращается немедленно, то любой может убить или уничтожить таких рабов теми методами и способами, которые он. сочтет нужным. . Если же раб будет пойман. должно быть. признано законным суду графства назначить такое наказание указанному рабу, будь то расчленение или иное. какое они (эти суды) сочтут уместным, в целях перевоспитания любого такого неисправимого раба и устрашения прочих от подобных деяний».

Север упраздняет рабство

Расизм свойственен большинству образованных людей, хотя они это тщательно скрывают

В 1776 году была принята Декларация независимости — исторический документ, в котором британские колонии в Северной Америке объявили независимость от Великобритании. Томас Джефферсон, третий президент США и один из авторов Декларации независимости, внес в документ пункт, предусматривающий уничтожение рабства. Однако богатые плантаторы добились исключения этого пункта из окончательного текста — таким образом в молодом свободном государстве сохранилось рабство.

Однако вскоре рабство было запрещено на севере США. Вместе с тем

на юге эксплуатация невольников достигла пика своей изощренности — плантаторы «разводили» темнокожих рабов для последующей продажи.

В 1808 году в США был введен запрет на ввоз рабов извне. В то же самое время внутренняя работорговля стала одной из самых престижных профессий — она приносила больше прибыли, чем, например, производство и экспорт хлопка.

В 1850 году в США был принят закон, разрешавший поиск и задержание беглых рабов на территориях, где рабство было уже отменено. Один из виднейших мыслителей и писателей США Ральф Эмерсон воскликнул: «Подумать только, этот грязный закон принят в XIX веке людьми, умеющими читать и писать. Клянусь небом, я не стану выполнять его!»

Преступления греховной страны

В 30-е годы XIX века активизировались американские аболиционисты — сторонники ликвидации рабства. Аболиционисты были разбиты на две группы: первую возглавлял поэт и публицист Уильям Ллойд Гаррисон, вторую — писатель и оратор Фредерик Дуглас. Гаррисон выступал за ликвидацию рабства без применения силы, Дуглас же считал, что нужно спасать невольников вооруженным способом.

Одной из причин дискриминации афроамериканцев является то, что они «напоминают белым.

Одним из первых белых аболиционистов, боровшихся за отмену рабства, был Джон Браун. Он предпринял неудавшуюся вооруженную попытку освободить рабов в 1859 году и был обвинен в измене штату Виргиния, убийстве белых людей и подстрекательстве черных к бунту.

«Я должен сказать несколько слов, — заявил Браун в своей последней речи на суде. — Во-первых, я отрицаю все, кроме того, в чем признался, то есть моего намерения освободить негров. Я верю, что мои действия… были правильными».

Аболициониста признали виновным, и через 42 дня Браун был казнен. В последний день жизни он написал: «Я, Джон Браун, ныне совершенно уверен, что преступления этой греховной страны не могут быть смыты ничем иным, кроме как кровью».

Либерия — земля свободы

Американские аболиционисты в 1816 году купили земли на побережье Африки и основали государство Либерия — «Землю свободы» в переводе с латыни. В эту страну перевозились невольники, выкупленные борцами с рабством. Впрочем, уровень жизни в Либерии не самый высокий: с 1990 года эта страна регулярно входит в список наименее развитых стран мира ООН.

Рабы и Fallout 4

В компьютерной игре Fallout 4 действует организация «Железная дорога», помогающая сбегать разумным киборгам от их хозяев. Это — аллюзия на «подземную железную дорогу» — обозначение тайной системы, применявшейся в США для организации побегов и переброски невольников из рабовладельческих штатов Юга на Север. «Подземная железная дорога» имела «кондукторов» — сопровождающих беглых рабов, и «станции» — жилье, предоставляемое сочувствующими для отдыха и укрытия.

Особенно отличилась американская аболиционистка и беглая рабыня Гарриет Табмен — она совершила 19 «путешествий по дороге» и освободила примерно 300 невольников.

Способность бросить курить определяют гены

Кстати, когда Табмен было 13 лет, надсмотрщик потребовал ее помощи в избиении беглого раба.

Девушка отказалась и стала на пути надсмотрщика — и тогда тот метнул в ее голову двухфунтовую гирю.

Как появился «Анти-Том»

«Негр сдох — подумаешь, какая важность», — утверждал работорговец с Юга Саймон Легри, антигерой знаменитого романа Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома», написанного в 1852 году. Кстати, после публикации книги, направленной против рабовладения в США, Бичер-Стоу получила не только огромное количество писем с угрозами, но и посылку с отрезанным ухом чернокожего человека.

Показательно, что книготорговец из города Мобил штата Алабама, выставивший «Хижину дяди Тома» на продажу, вынужден был покинуть родные места под давлением общественности.

Хотя на сегодняшний день раб Том занимает 11-е место в американском списке «101 самая влиятельная несуществующая личность», в те годы возник целый жанр литературы «Анти-Том». Романы этого жанра защищали позицию, что рабы не могут жить без надзора хозяев.

Война за уничтожение рабства

В 1861 году в США началась Гражданская война между Севером и Югом. Главной причиной конфликта было рабство и стремление южных штатов распространить его на северные вопреки желанию последних. Авраам Линкольн, шестнадцатый президент США, понял, что страна станет или полностью рабовладельческой, или полностью свободной. Если раньше политический деятель выступал за постепенное освобождение рабов, то теперь он пришел к выводу, что рабство следует упразднить раз и навсегда.

Как образовавшаяся на мексиканской территории республика стала частью США

Вскоре Линкольн подписал «Прокламацию об освобождении рабов», объявившую невольников, проживающих на находящихся в состоянии мятежа против США территориях, свободными. Так Гражданская война превратилась в войну за уничтожение рабства.

Полностью рабство было отменено после завершения Гражданской войны и принятия Тринадцатой поправки к конституции США в декабре 1865 года. Текст Тринадцатой поправки звучит следующим образом:

«Раздел 1. В Соединенных Штатах или в каком-либо месте, подчиненном их юрисдикции, не должно существовать ни рабство, ни подневольное услужение, кроме тех случаев, когда это является наказанием за преступление, за которое лицо было надлежащим образом осуждено.

Раздел 2. Конгресс имеет право исполнять настоящую статью путем принятия соответствующего законодательства».

Интересно, что в штате Кентукки поправка была ратифицирована лишь в 1976 году.

В Миссисипи голосование по ратификации поправки прошло только в 1995 году, а формально процедура отмены рабства была доведена до конца в 2013 году.

Американские рабы и российские крепостные

В 1861 году в России была проведена реформа, отменившая крепостное право. Американские аболиционисты тут же начали проводить параллели между российскими крепостными и рабами в США, утверждая, что последних тоже нужно немедленно освободить. Более того, западные журналисты активно писали, что еще Александр Радищев в «Путешествии из Петербурга в Москву» называл крепостных рабами, тем самым сравнивая положение невольников в двух странах.

190 лет назад Россия и Великобритания поделили между собой Северную Америку

«Царский престол, коего сила во мнении граждан коренится, отличествовати долженствует внешним блеском, дабы мнение о его величестве было всегда всецело и нерушимо, — утверждал российский прозаик в анонимно изданном романе. — Оттуда пышная внешность властителей народов, оттуда стадо рабов, их окружающих. Согласиться всяк должен, что тесные умы и малые души внешность поражать может. Но чем народ просвещеннее, то есть чем более особенников в просвещении, тем внешность менее действовать может».

Российские издания того времени были проникнуты антирабовладельческими настроениями.

«Эмансипация негров, считавшаяся в прошлом году утопией или преступлением, является теперь искренним желанием значительной части северных граждан, — писал петербургский ежемесячный журнал «Русское слово» в ноябре 1861 года. — Уже теперь никто не подвергает сомнению справедливость этой меры».

Кстати, «Прокламацию об освобождении рабов» издание встретило следующими строками: «Наконец наступил великий день для Америки — и эдикт об эмансипации негров, ожидаемый с таким нетерпением, был обнародован в Вашингтоне. Что же касается до мнения света, Линкольн смело может рассчитывать на сочувствие всех благомыслящих современников и быть уверенным, что потомство глубоко будет уважать его память».

m.gazeta.ru

«А в Америке негров бьют!»

«Их нравы» возвращаются

08.09.2014 в 19:16, просмотров: 9467

В американских СМИ появилось много статей, в которых говорится о повышенном интересе в России к проблемам в Фергюсоне, об убийстве белым полицейским афроамериканского подростка Майкла Брауна и о жесткой реакции властей на протесты в этом маленьком пригороде Сент-Луиса.

Взять, например, статью в Washington Post: «Массовые беспорядки в Фергюсоне найдут большой резонанс в России». Или в «Нью-Йорк таймс»: «В России не видят ничего удивительного в Фергюсоне, это типичная Америка». Главный тезис обеих — многие россияне злорадствуют: не все, мол, так хорошо в Америке!

Расовые проблемы в США вызывали повышенный интерес еще в советские времена. Россияне старше 40 лет помнят советскую рубрику «Их нравы» и чуть ли не ежедневные репортажи из Гарлема и других афроамериканских «гетто» — о том, как в США люто угнетают «черных». «Не верьте американским сказкам! — вещали советские пропагандисты. — Американцы лицемерно и безосновательно критикуют нашу социалистическую, подлинную демократию!».

Те сюжеты об афроамериканцах сами по себе, разумеется, не были монтажом. Они действительно показывали картинку жизни одной части афроамериканского общества. Но только одной. А другая часть — растущий афроамериканский средний класс — полностью игнорировалась.

Возьмем хотя бы тот самый Фергюсон. Средняя зарплата в этом городе — примерно $3000 в месяц. Она, правда, чуть ниже средней американской, но ненамного. То есть «угнетенные» жители Фергюсона — это более или менее американский средний класс или почти средний класс. Подавляющее большинство россиян, особенно в малых и средних городах, о зарплате $3000 в месяц могут только мечтать. Как и о низких американских ценах. Получается, что бородатый советский анекдот — «дайте нам то, что американские негры не доедают» — не совсем потерял свою актуальность.

За последние полвека уровень жизни афроамериканцев значительно поднялся. Если в 1950-х типичная работа для темнокожих мужчин — это, грубо говоря, чистить ботинки на улице или работать уборщиком (а для темнокожих женщин — домработницей), то сегодня средний класс стал реальностью для примерно 30–40% афроамериканцев, а еще 15% перешли в категорию выше среднего класса.

Согласитесь, это потрясающий рывок всего за 50 лет, особенно учитывая, что рабство на юге страны длилось 250 лет, а законная сегрегация (фактически апартеид) продолжалась еще 100 лет после этого. Однако для остальных афроамериканцев ситуация совсем не радужная: бедность, преступность, наркотики и другие острые проблемы остаются реальностью. Это правда.

Но в более благополучном Фергюсоне протесты прежде всего были сосредоточены на полицейском произволе и расизме. Против этого жуткого явления в США надо бороться — между прочим, как и в России, где расизм, ультранационализм, ненависть и насилие против своих «черных» (людей с Кавказа или из Средней Азии) расцветает махровым цветом. (Между прочим, по оценке Atlanta Blackstar, Россия занимает 8-е место в списке опасных и нетолерантных стран мира для черных африканцев и афроамериканцев, которые там живут или туда ездят.)

Власти обещают, что в Фергюсоне количество афроамериканских полицейских в процентном соотношении будет увеличено. Более того, из-за Фергюсона полицейские в обязательном порядке теперь должны будут носить на себе видеокамеры, чтобы обстоятельства конфликтов стало проще расследовать.

Я первый, кто скажет, что американская демократия далеко не идеальна — особенно для темнокожих. Но вместе с тем в американскую систему заложены крепкие демократические институты, активное гражданское общество и прочная система сдержек-противовесов. Американская демократия — со своими изъянами — это живой организм, который постоянно развивается и совершенствуется.

Если в суде будет доказано, что белый полицейский преступно превысил свои полномочия и без основания стрелял (причем 6 раз!) в невооруженного афроамериканского подростка, то, будем надеяться, американское правосудие сурово накажет этого полицейского и даст родителям погибшего справедливую материальную компенсацию. Хотя у многих в США нет уверенности, что правосудие в убийстве Майкла Брауна восторжествует. До сих пор существуют элементы скрытого (а иногда и открытого) расизма в правоохранительной и судебной системах — темнокожих, как правило, чаще арестовывают, чаще признают виновными в суде, и они получают больше тюремных сроков.

Вспомните: в 1991 году, когда четверо белых полицейских избили афроамериканца Родни Кинга в Лос-Анджелесе (это было снято на видео), тоже начались массовые беспорядки. Восторжествовало ли тогда американское правосудие? На мой взгляд, и да, и нет. В уголовном деле полицейских оправдали, а в гражданском иске жертве присудили $3,8 млн компенсации. Но напрашивается вопрос: а какую компенсацию получают жертвы (или семьи жертв) полицейского произвола в России? Согласитесь, это ненормально, что Страсбург часто является единственной инстанцией для свершения правосудия в таких ситуациях.

В России очень много внимания было уделено жестким мерам, которые приняли полицейские против протестующих в Фергюсоне. Константин Долгов, уполномоченный МИД РФ по вопросам прав человека, даже написал на сайте своего ведомства: «Требуя от других стран гарантировать свободу слова и не подавлять антиправительственные протесты, власти США у себя дома не церемонятся с теми, кто активно выражает недовольство сохраняющимся неравенством, фактической дискриминацией и положением граждан «второго сорта». Российский чиновник явно слукавил. Первая поправка к конституции США дает право на мирные протесты. Когда они мирные, правоохранительные органы (цитируя Долгова) «церемонятся» и уважают конституционные права граждан. Но если протест превращается в массовые беспорядки (например, когда сжигают магазины, мародерствуют, кидают «коктейли Молотова» — как раз то, что произошло в Фергюсоне), полицейские реагируют жестко, и это правильно.

Надо сказать, что в отличие от Фергюсона во время протестов на Болотной площади в мае 2012 года с юридической точки зрения не было никаких массовых беспорядков. В США правонарушения такого рода (стычки с полицией без жертв, разрушений и применения оружия) влекут за собой наказание в виде штрафа, общественных работ или в крайнем случае нескольких месяцев в тюрьме. А в «болотном деле» больше десятка граждан получили тюремные сроки 2, 3 и 4 года.

Что касается ситуации в Фергюсоне, то тут есть еще один важный фактор, который многие россияне не учитывают. Американцы владеют примерно 300 миллионами пистолетов и автоматов. Это очень много. Слишком много! Но так исторически сложилось в США начиная с принятия второй поправки к конституции и «покорения дикого Запада», когда каждый американец был «шерифом» своего дома и дорожил своим правом на самозащиту. Владение оружием в США — пусть и на законной основе — слишком далеко зашло, но, к сожалению, засунуть этого джинна обратно в бутылку невозможно. Ведь если вооруженный грабитель ворвется в ваш дом, вам надо тут же, моментально и тоже с помощью оружия реагировать, считают многие американцы. Полиция приедет по вызову в лучшем случае через пять минут, а это может быть слишком поздно.

Так вот. Поставьте себя на место американских полицейских или национальной гвардии в Фергюсоне. Толпа уже пришла в ярость, она сжигает магазины, мародерствует, и плюс к этому к ней присоединились агрессивные провокаторы из других городов. Американские полицейские предполагают — и обоснованно, — что многие протестующие вооружены. На мой взгляд, полицейские подавляли массовые беспорядки правильным образом — безусловно, жестко, но без человеческих жертв (в отличие, между прочим, от Майдана, где больше ста протестующих погибли, когда по ним открыли огнестрельный огонь).

Какими бы ни были расовые проблемы в США в плане того, как их преподносят в России, со времен советской рубрики «Их нравы», кажется, мало что изменилось. Например, к моему великому удивлению, согласно заявлению МИДа, вывешенному на официальном сайте, американские власти, оказывается, регулярно проводят «испытания медицинских препаратов на заключенных, преимущественно темнокожих, и насильственную стерилизацию в тюрьмах женщин из числа меньшинств».

Прочитав это, можно подумать, что перед тобой цитата из статьи в «Правде» от какого-нибудь 1982 года. Но, боюсь, многие россияне в подобную чушь об Америке верят. И не удивлюсь, если увижу пикет у американского посольства в Москве с криками: «Нет американскому расизму! Прекратите насильственные медицинские испытания! Прекратите линчевать негров!».

Быть может, критикуя Америку (хорошо, если заслуженно, хуже — когда опираясь на откровенную ложь), гражданам России стоит указывать властям и на свои проблемы? И требовать их решения.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26619 от 9 сентября 2014 Места: США

www.mk.ru

Как негров везли в рабство

Африканских рабов на территорию современных Соединенных Штатов Америки начали ввозить в XVII веке. Первое постоянное поселение английских колонистов в Америке — Джемс-таун — было основано в 1607 году. А через двенадцать лет, в 1619 году колонистами была приобретена у португальцев небольшая группа африканцев ангольского происхождения. Хотя формально эти чернокожие не являлись рабами, а имели длительные контракты без права расторжения, именно с этого события принято отсчитывать историю рабовладения в Америке. Вскоре система контрактации была официально заменена более выгодной системой рабства. В 1641 году в Массачусетсе срок службы рабов был превращен в пожизненный, а закон 1661 года в Виргинии сделал рабство матери наследственным для детей. Аналогичные законы, закреплявшие рабство, были приняты в Мэриленде (1663), в Нью-Йорке (1665), в Южной (1682) и Северной Каролине (1715) и т. д.

Ввоз негров и введение рабства явились следствием потребности в рабочей силе на юге Северной Америки, где устраивались крупные земледельческие хозяйства — табачные, рисовые и другие плантации. На Севере, где плантационное хозяйство, в силу особых экономических и климатических условий, было менее распространено, рабство никогда не применялось в таких масштабах, как на Юге.

Ввозимые в Америку черные рабы были в своем большинстве жителями западного побережья Африки, значительно меньшая часть принадлежала к племенам Центральной и Южной Африки, а также Северной Африки и о-ва Мадагаскара. Среди них были негры племен фульбе, волоф, йоруба, ибо, ашанти, фанти, хауса, дагомейцы, банту и др.

До конца XVII века торговля рабами в английских колониях в Америке была монополией Королевской африканской компании, но в 1698 году эта монополия была ликвидирована, и колонии получили право самостоятельно заниматься работорговлей. Торговля рабами приняла еще более широкие размеры после 1713 года, когда Англия добилась права асиенто — исключительного права торговли неграми-рабами.

В Африке было создано агентство работорговцев, которые сгоняли рабов и готовили их к продаже. Эта организация достигла дальних точек Африки, на нее работали много людей, включая вождей племен и деревень. Вожди либо продавали своих соплеменников, либо устраивали нападения на враждебные им племена, брали пленников, а потом их продавали в рабство. Пойманных негров связывали по двое и вели через леса к побережью.

Вдоль западного побережья Африки от Зеленого мыса до экватора выросли фактории, куда партиями сгоняли рабов. Там, в грязных, тесных бараках ожидали они прихода невольничьих кораблей. Когда приходило судно за «живым товаром», агенты начинали договариваться с капитанами. Каждого негра лично показывали. Капитаны заставляли негров двигать пальцами, руками, ногами и всем телом, чтобы удостовериться, что у него не было переломов. Даже зубы проверялись. Если зубов не хватало, то за негра давали меньшую цену. Каждый негр стоил примерно 100 галлонов рома, 100 фунтов пороха или же 18−20 долларов. Женщины до 25 лет, беременные или нет, стоили полную цену, а после 25 лет теряли четверть стоимости.

Когда сделки заканчивались, рабов начинали в лодках перевозить на корабли. Перевозили по 4−6 негров за один раз. На борту корабля негров разделяли на три группы. Мужчин загружали в один отсек. Женщин в другой. Детей оставляли на палубе. Везли рабов на кораблях, специально сконструированных, чтобы «напихать» в трюм побольше живого товара. Небольшие парусники того времени ухитрялись перевозить за один рейс по 200, 300, даже по 500 рабов. А на корабль водоизмещением в 120 тонн грузилось не менее 600 рабов. Как говорили сами работорговцы, «негр не должен занимать в трюме места больше, чем в гробу».

Суда находились в пути 3−4 месяца. Все это время рабы находились в ужасных условиях. В трюмах было очень тесно, негры были скованы кандалами. Воды и пищи было очень мало. Рабов и не думали выводить для отправления нужды из трюма. В темноте невольничье судно легко было отличить от любого другого — по исходящему от него тяжелому зловонию. Молодые негритянки часто подвергались изнасилованиям со стороны капитана и команды. Неграм коротко подстригали ногти, чтобы они не могли разодрать друг другу кожу. Большое количество драк возникало между мужчинами, когда они пытались разлечься немного поудобней. Тогда в дело шел хлыст надсмотрщика.

Рабы массами гибли во время перевозок. На одного оставшегося в живых негра часто приходилось пять погибших в дороге — задохнувшихся от недостатка воздуха, умерших от болезни, сошедших с ума или просто бросившихся в море, предпочтя смерть рабству.

По прибытию в Америку рабов сначала подкармливали, лечили, а потом уже продавали. Впрочем, некоторые старались купить рабов побыстрее: ведь по мере того, как невольник отдыхал от «путешествия», стоимость повышалась. Цены на рабов менялись со временем. Например, в 1795 году цена составляла 300 долларов, к 1849 году она возросла до 900 долларов, а накануне гражданской войны достигла 1500−2000 долларов за одного раба.

Рабов ввозили главным образом для табачных и хлопковых плантаций южных штатов. Их выгоняли на работу партиями, они работали до 18−19 часов в сутки, подгоняемые бичом надсмотрщика. На ночь рабов запирали и спускали собак. Средняя продолжительность жизни негра-раба на плантациях составляла 10 лет, а в XIX веке — 7 лет. Немного лучше были условия у тех рабов, которые служили прислугой, кухарками, нянями.

Рабы не имели никаких прав и свобод и считались имуществом владельца, с которым хозяин может делать все, что угодно, без какого-либо преследования со стороны закона. Принятый в 1705 году «Кодекс рабов Вирджинии» запрещал рабам покидать плантации без письменного разрешения. Он санкционировал порки, клеймение и нанесение увечий в качестве наказания даже за незначительные прегрешения. Некоторые кодексы запрещали обучать рабов грамоте. В Джорджии это преступление каралось штрафом и/или поркой, если провинившийся был «рабом-негром или цветным свободным человеком». Бежавшему и пойманному рабу отрезали уши, за невыполненную работу отрубали руки и ноги его детям. Рабовладелец мог, при желании, убить своего раба, правда трудоспособных рабов убивали редко.

Рабам запрещали передвигаться группами более чем в 7 человек без сопровождения белых. Любой белый, встретивший негра вне плантации, должен был потребовать у него отпускной билет, а если такого не было, мог дать 20 ударов плетью. В случае, если негр пытался защищаться или ответить на удар, он подлежал казни. За нахождение вне дома после 9 часов вечера негров в Виргинии подвергали четвертованию.

Негры были сделаны рабами, но они никогда не были рабами покорными. Нередко они поднимали восстания еще на кораблях. Об этом свидетельствует особый вид страхования кораблевладельцев для покрытия убытков специально на случай восстания рабов на корабле. Но и на плантациях, где жили негры, привезенные из разных частей Африки, представители различных племен, говорившие на разных языках, рабы сумели преодолеть межплеменную рознь и объединиться в борьбе против своего общего врага — плантаторов. За период с 1663 по 1863 года было зафиксировано свыше 250 негритянских восстаний и заговоров. Восстания негров жестоко подавлялись. Но даже эти разрозненные вспышки отчаяния угнетенных рабов заставляли плантаторов трепетать от страха. Почти каждая плантация имела свой склад оружия, группы плантаторов содержали охранные отряды, рыскавшие ночью по дорогам.

Негритянские рабы выражали свой протест и в других формах, как, например, порча орудий труда, убийство надсмотрщиков и хозяев, самоубийство, побеги и т. д. Негры бежали в леса, к индейцам, на Север, где к концу XVIII века рабство было упразднено. Не менее 60 тыс. беглецов достигло северных штатов в период с 1830 по 1860 г.

Конечно, условия жизни каждого конкретного раба зависили от его хозяина. В 1936—1938 годах американские писатели, участники так называемого Федерального писательского проекта, по заказу правительства записали интервью с бывшими рабами, которым к тому времени было больше 80 лет. В результате было опубликовано «Собрание рассказов бывших рабов». По этим рассказам очень хорошо видно, что негры жили по-разному, кому-то везло больше, кому-то меньше. Вот рассказ 91-летнего Джорджа Янга (Ливингстон, штат Алабама): «Они ничему нас не учили и нам самим не давали учиться. Если увидят, что мы учимся читать и писать, нам отрубали руку. В церковь тоже ходить не давали. Иногда мы убегали и молились вместе в старом доме с земляным полом. Там мы радовались и кричали, и нас никто не слышал, потому что земляной пол заглушал, а один человек стоял в дверях. Нам нельзя было ни к кому ходить в гости, и я видел, как Джима Доусона, отца Айверсона Доусона, привязали к четырем колам. Его положили на живот и вытянули руки в стороны, и одну руку привязали к одному колу, а вторую — к другому. Ноги тоже вытянули в стороны и привязали к колам. И потом стали бить доской — такой, как на крышу кладут. Черномазые потом пришли туда ночью и на простыне отнесли его домой, но он не помер. Его обвинили в том, что он ночью ходил на соседнюю плантацию. В девять часов мы все должны были быть по домам. Приходил старший и кричал: «Отбой! Отбой! Все по до­мам, и двери на замок!» А если кто не шел, его били».

А вот воспоминание Найси Пью (85 лет, Мобил, штат Алабама): «Жизнь у негров тогда была счастливой. Мне иногда хочется туда вернуться. Как сейчас вижу тот ледник с маслом, молоком и слив­ками. Как журчит по камням ручей, а над ним ивы. Слышу, как во дворе гого­чут индюки, как бегают и купаются в пыли куры. Вижу заводь рядом с нашим домом и коров, пришедших напиться и остудить ноги в мелкой воде. Я родилась в рабстве, но никогда не была рабыней. Я работала на хороших людей. Разве это называется рабством, белые господа?»

diletant.media

Жизнь в Америке глазами рабов

В 1936–1938 годах американские писатели, участники так называемого Федерального писательского проекта, по заказу правительства записали интервью с бывшими рабами, которым к тому времени было больше 80 лет. Эти разговоры выложены на сайте Библиотеки Конгресса США. Arzamas публикует отрывки

В 1935 году президент США Франклин Рузвельт учредил Управление обще­ственных работ Works Progress Administration, впоследствии Work Projects Administration (WPA). . Задачей нового агентства было трудоустроить миллионы американцев, потерявших работу во время Великой депрессии. Среди этих людей были и представители творческих профессий — они стали участника­ми Федерального писательского проекта, в рамках которого в 1936–1938 го­дах было создано «Собрание рассказов бывших рабов». Сотни писателей поговорили с более чем 2 300 бывшими рабами из 17 штатов. Некоторые рассказы сопровождались фотографиями.

Джордж Янг, Ливингстон, штат Алабама, 91 год

«Они ничему нас не учили и нам самим не давали учиться. Если увидят, что мы учимся читать и писать, нам отрубали руку. В церковь тоже ходить не дава­ли. Иногда мы убегали и молились вместе в старом доме с земляным полом. Там [мы] радовались и кричали, и [нас] никто не слышал, потому что земляной пол заглушал, а один человек стоял в дверях. Некоторые засовывали голову в ведро и так молились, а кто-нибудь следил, чтоб надсмотрщик не увидел. Если что-то узнавали, нас били.

Нам нельзя было ни к кому ходить в гости, и я видел, как Джима Доусона, отца Айверсона Доусона, привязали к четырем колам. Его положили на живот и вытянули руки в стороны, и одну руку привязали к одному колу, а вторую — к другому. Ноги тоже вытянули в стороны и привязали к колам. И потом стали бить доской — такой, как на крышу кладут. Черномазые потом пришли туда ночью и на простыне отнесли его домой, но он не помер. Его обвинили в том, что он ночью ходил на соседнюю плантацию. В девять часов мы все должны были быть по домам. Приходил старший и кричал: „Отбой! Отбой! Все по до­мам, и двери на замок!“ А если кто не шел, его били».

Милли Иванс, штат Арканзас, 82 года

«У нас были лучшие хозяин и хозяйка в мире, они были христианами и нас учили жить по-христиански . Каждое воскресное утро хозяин звал всех нас, негров, в дом и пел, возносил молитвы и читал нам Библию. Хозяин учил нас не быть плохими; он учил нас быть хорошими; говорил нам никогда не во­ро­вать, и не врать, и не делать ничего плохого. Он говорил: „Что посеете, то и по­ж­нете, посеете единожды, а пожнете вдвое“. Я это запомнила с детства и ни­ко­­гда не забывала».

Том Макалпин, Бирмингем, штат Алабама, старше 90 лет

«Нет, сэр, меня не пороли, разве один раз. Это случилось, когда хозяин сказал мне, чтобы свиньи больше в кукурузу не заходили, а если зайдут, я получу как следует. Ну и вот, босс, был один старый кабан, которого у меня никак не полу­чалось отвадить, и я тогда взял иголку и зашил ему глаза. Я, конечно, был ма­ле­нький черномазый хулиган и не понимал, что делаю, и зашил этому кабану веки, чтобы он ничего не видел. Это помогло, но когда хозяин узнал, он меня выпорол так, что я до сих пор помню. Босс, это был единственный урок, который мне был нужен за всю мою жизнь. Он мне помог».

Айзем Морган, Мобил, штат Алабама, 84 года

«Мы, негры, жили очень даже неплохо. Еды было полно. Нам надо было просто попросить, и хозяин всё делал. Больше всего мы любили опоссума с картош­кой. Мы охотились по ночам с большим мешком и сворой гончих, они быстро загоняли опоссума на дерево, потом стояли вокруг и лаяли. Если дерево было небольшое, мы его стрясали, а если большое, один из негров залезал наверх и ловил старого мистера опоссума.

Вообще, было очень весело выслеживать опоссума или енота. Енота интересней всего, но он не такой вкусный, как опоссум. Я один раз видел, как загнанный енот откусил собаке кончик носа.

Хозяин никогда нас не бил; он просто говорил, что делать, а если мы этого не делали, он звал нас к себе и говорил на свой особый манер: „Негр! Сколько раз тебе повторять, чтобы ты делал, как тебе говорят?“ Вот и всё, что он гово­рил, — и уж поверьте, миссис, он умел так на тебя посмотреть, что ты аж под­прыгивал. Когда он покупал нового раба, а тот не привык делать, что ему говорят, хозяин быстро с ним справлялся».

Тетя Найси Пью, Мобил, штат Алабама, 85 лет

«Была белая женщина, которую убил негр: она его побила за то, что он натра­вил собаку на хорошую дойную корову. Никогда не видела такого подлого негра. Никогда не забуду то, что с ним сделали белые после того, как его суди­ли. Его привязали к лошади и проволокли по всему городу, потом заставили идти босиком по острым камням, ноги были все в крови, как будто их порезали ножом. Воды ему в тот день не давали и держали на палящем солнце, пока готовились его повесить. Когда всё было готово, его поставили на помост, раздели и стали швырять в него камни; сыпали в глаза гравий и сломали ребра огромными булыжниками. Потом затянули вокруг шеи веревку и вздернули так, что у него глаза вылезли из орбит. Я понимала, что смерть была для него избавлением.

Но так-то , белые господа, жизнь у негров тогда была счастливой. Мне иногда хочется туда вернуться. Как сейчас вижу тот ледник с маслом, молоком и слив­ками. Как журчит по камням ручей, а над ним ивы. Слышу, как во дворе гого­чут индюки, как бегают и купаются в пыли куры. Вижу заводь рядом с нашим домом и коров, пришедших напиться и остудить ноги в мелкой воде.

Я родилась в рабстве, но никогда не была рабыней. Я работала на хороших людей. Разве это называется рабством, белые господа?»

Фрэнк Смит, штат Алабама, около 90 лет

«Когда началась Великая война, хозяйка взяла своих детей и меня, и мы переб­рались в какое-то место, там еще был суд, они называли его „Калпепер“ Калпепер (Culpeper) — город в штате Вирджиния; до Гражданской войны носил название Калпепер-Корт-Хаус (Culpeper Court House), то есть «Калпеперский суд». или как-то так. Мы жили рядом с большой гостиницей, где останавливался генерал Ли и его солдаты, и у них была самая роскошная форма из всех, что я видел. Они были настоящими джентльменами, и хозяйка разрешала мне им прислу­живать, когда я не нужен был в доме. Я чистил сапоги генералу Ли, и он всегда давал мне монету и говорил: „Вот теперь красота“. Он держался прямо и с до­сто­инством, говорил мало и всё ходил взад-вперед по галерее, а ординарцы приносили ему телеграммы из Булл-Рана, где наши сражались с янки Вероятно, имеется в виду Второе сражение при Булл-Ран 28–30 августа 1862 года. Арми­ей южан командовал генерал Ли. Несмотря на победу, именно эта битва стала перелом­ным моментом войны, после которого пере­вес постепенно перешел на сторону северян. . Когда война подобралась к нам близко, мы поехали в Линчбург, но хозяйка сильно нервничала из-за войны, так что, когда я сломал ее столовый нож c руч­кой из слоновой кости и забыл ей сказать, она дала мне такую пощечину, что го­лова чуть не оторвалась, и продала меня. Мой новый хозяин был не такой, как старые хозяева, так что я сбежал и вступил в армию янки. Мы прошли с ге­не­­ралом Шерманом до самой Атланты, потом они повернули обратно и про­шли до самой Чаттануги и дальше, пока не дошли до Нэшвилла Имеется в виду Атлантская кампания северян весной и летом 1864 года, в ходе которой войска прошли с боями около 160 километ­ров на юг. 1 сентября была взята Атланта, а 21 декабря — Саванна на побережье. Вес­ной следующего года генерал Шерман и его армия направились из Саванны в Северную Каролину. Эти походы известны разрушением домов и присвоением имущества южан. . Форму мне дали, а оружие — нет: я дрался сковородкой».

Степни Андервуд, штат Алабама, 85 лет

«Они были хорошие люди, эти Андервуды. Помню, они считали меня смеш­ным, похожим на обезьянку. Хозяин надо мной хохотал до упаду, а когда были гости, они всегда говорили: „Где Степни? Мы хотим, чтобы он нам станцевал“. Я такие коленца для них выделывал!

Однажды я закончил свои дела, тихонько вышел и пошел на другую планта­цию, чтобы увидеться с мамой. И вот на полпути, в лесу, я столкнулся с двумя патрульными Патрули, которых рабы называли patrollers, patterrollers, pattyrollers или paddy rollers, — организованные группы белых мужчин, сле­дившие за поведением чернокожих рабов, особенно беглых, в южных штатах до Гра­жданской войны. . Они остановили меня и говорят:

— Мастера Джима Джонстона Мать Степни принадлежала Джонстонам, а отец — Андервудам, плантации которых находились по соседству. , — говорю.

— А что же ты тут тогда делаешь? — спрашивают они, а сами подбираются поближе, чтобы меня схватить.

Я решил больше не тратить времени на разговоры с ними, потому что пони­мал, что сейчас меня будут бить. Я побежал что есть мочи по лесу, как спугну­тый кролик, а патрульные — за мной. Я знал, что эти два дядьки точно меня не догонят, но и что дома меня ждет порка.

Впрочем, домой я в ту ночь не пошел. Я остался в лесу и развел небольшой костер. Прилег под платаном, чтобы собраться с духом и пойти домой. Я слы­шал, как где-то далеко в лесу рычали пумы и выли дикие кошки, и мне очень хотелось к маме. Скоро я заснул прямо там, на мху. Утром проснулся ужасно голодным и, когда солнце перевалило за холм, услышал, как кто-то проди­рается через кусты. Это был хозяин, надсмотрщик и еще какие-то люди. Я побежал им навстречу и закричал изо всех сил:

— Мастер Джим, я тут!

Он подошел с очень нахмуренным лицом, а у надсмотрщика в руках была плетка.

— Ах ты кучерявый негритянский чертенок, — сказал хозяин. — Я покажу тебе, как убегать из дома. Пойдем домой, я накормлю тебя завтраком и дам прилич­ную одежду. Ко мне сегодня приедут гости, а ты тут в лесу, вместо того чтобы танцевать.

И тут хозяин улыбнулся, как будто я ничего плохого не сделал.

— Наверное, ты хочешь к маме, бедный негритенок. Что ж, придется купить ее. Ах ты чертенок! А ну пошли домой».

У. Л. Бост, Эшвилл, штат Северная Каролина, 88 лет

«Иисусе Сын Божий, помню, как, когда я был маленький, лет десять мне было, через Ньютон проходили работорговцы — они гнали рабов на продажу. Они всегда останавливались у нас. Бедняги чуть до смерти не замерзали. Это всегда было в конце декабря, чтобы рабы были готовы к продаже 1 января. Часто бывало, что четверых или пятерых сковывали цепями вместе. На них никогда не было достаточно одежды, чтобы хоть чуть-чуть согреться. Женщины были в тонких платьях, нижних юбках и исподнем. На краях их платьев намерзали сосульки, когда их гнали вперед, как овец на стрижку. Обуви никогда не было. Прямо вот так бежали по обледенелой земле. Торговцы были на лошадях и гна­ли перед собой бедных негров. Когда негры замерзали, их заставляли бежать, чтобы согреться. Торговцы ночевали в гостинице, а негров загоняли в хижины, как свиней. Всю ночь было слышно, как они стонут и молятся. Ворота были всегда закрыты, а рядом стоял часовой — он пристрелил бы любого, кто попро­бовал бы сбежать.

У многих цветных женщин были дети от белых отцов. Женщины понимали, что лучше не перечить. Потом они этих самых детей, в чьих жилах текла их кровь, делали тоже рабами. Если б хозяйка узнала, она бы устроила рево­люцию. Но хозяйки обычно не знали. Белые мужчины не скажут, а негритянки боялись. Так что они так и жили, надеялись, что это всё не навсегда».

Темпи Херндон-Дарем, Дарем, штат Северная Каролина, 102 года

«Когда я подросла, я вышла замуж за Экстера Дарема. Он принадлежал Снай­псу Дарему, у которого была большая плантация в соседнем округе. У нас была настоящая свадьба. Нас поженили на большом крыльце хозяйского дома. Мас­тер Джордж зарезал поросенка, а миссис Бетси велела Джорджанне, кухарке, приготовить огромный свадебный торт, который весь был покрыт белоснеж­ной глазурью, а посредине были фигурки жениха и невесты, и они держались за руки. Под деревьями во дворе поставили стол, и это был всем пирам пир. Позвали всех негров, и мастер Джордж налил каждому по стаканчику. Свадьба была что надо. На мне было белое платье, белые туфли и белые перчатки до лок­тя, а миссис Бетси сделала мне фату из белой сетчатой занавески. Когда она заиграла свадебный марш на пианино, мы с Экстером подошли по дорожке и поднялись на крыльцо к алтарю, который придумала миссис Бетси. Я такого красивого алтаря никогда не видала. Рядом с красным розовым кустом она поставила столы с цветами и белыми свечами. На пол положила простыню, льняную простыню, на которой мы стояли, и там еще была белая подушка, чтоб стоять на коленях. Экстер сделал мне обручальное кольцо — своим перочинным ножом из большой красной пуговицы. Он его сделал таким круглым и так отполировал, что как будто мне вокруг пальца завязали шелко­вую ленто­чку. Да, это было красивое кольцо. Я его проносила лет пятьдесят, а потом оно износилось и стало таким тонким, что я его как-то потеряла, когда стирала белье».

Мэри Армстронг, Хьюстон, штат Техас, 91 год

«Я родилась в Сент-Луисе, [штат Миссури]. Моя мать принадлежала Уильяму Кливленду и Полли Кливленд, и они были самыми подлыми белыми в мире — постоянно били своих рабов. Эта старая Полли, она была натуральным дьяво­лом, и она запорола мою сестру, которой было девять месяцев, совсем младе­нец, до смерти. Она сняла пеленку и стала бить мою сестренку, пока не пошла кровь — просто за то, что она плакала, как любой ребенок, и сестренка умерла. Я никогда этого не забуду, но я с этой Полли поквиталась. Дело было так.

Мне было десять лет, и я тогда принадлежала мисс Оливии, дочери этой самой Полли. Однажды эта ведьма приехала в дом, где мисс Оливия жила после заму­жества, и попыталась меня отстегать во дворе. Я подняла камень размером с половину вашего кулака и врезала ей прямо в глаз, так что глаз этот выбила, и говорю: „Это тебе за мою убитую сестренку“. Как она орала — за пять миль, наверное, было слышно, но когда я сказала мисс Оливии, та ответила: „Что ж, мама наконец получила урок“. Но эта стерва оставалась такой же подлой, как ее муж, старый Кливленд, до самой смерти, и я очень надеюсь, что они горят сейчас в аду».

arzamas.academy

Смотрите еще:

  • Опека устанавливается над несовершеннолетним в возрасте §3. Опека и попечительство над несовершеннолетними Поскольку несовершеннолетние не обладают полной дееспособностью, для защиты их прав и интересов используется институт опеки и попечительства. В настоящее время основополагающие нормы […]
  • Дача взятки сумма Какая минимальная сумма считается взяткой в России? Какая сумма является взяткой, существует ли законодательный минимум — этот вопрос приобрел особую актуальность в связи с относительно недавним введением самостоятельной уголовной […]
  • Закон о выплате по осаго 2014 Сегодня вступают в силу отдельные изменения в сфере ОСАГО С 1 апреля 2015 года вступают в силу отдельные поправки в Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев […]
  • Ковалев денис геннадьевич адвокат отзывы Адвокат ковалев денис геннадьевич АДВОКАТ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМКовалев Денис Геннадьевич Мой подзащитный обвинялся в совершении умышленного убийства с отягчающими обстоятельствами, ему грозило наказание вплоть до пожизненного […]
  • Заявление о снятии с учета ип 2018 Заявление о снятии с учета ЕНВД В нашем сегодняшнем материале мы расскажем читателя о процедуре снятия с учета ЕНВД и правилах заполнения соответствующего заявления. В нижней части страницы можно скачать бланк заявления о снятии с […]
  • Новый закон в киеве Стало известно, когда в Украине вступит в силу новый закон о валюте Принятый Верховной Радой и подписанный президентом Петром Порошенко Закон "О валюте и валютных операциях", либерализирующий обращение валюты, вступит в силу 7 […]
  • Уплата госпошлины по алиментам Уплата госпошлины по алиментам Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей […]
  • Транспортный налог кто платит 2014 Обязан ли я платить налог за минувшие годы ПО ВИНЕ НАЛОГОВОЙ СЛУЖБЫ? Здравствуйте. У меня есть автомобиль и объекты недвижимости. Я постоянно -несколько раз в год "пробиваю" на сайте госуслуг (и на налог.ру) - нет ли у меня налоговой […]