Проблема квалификации преступлений против военной службы

Оценка ошибок при квалификации преступлений против военной службы. Статьи по предмету Уголовное право

ОЦЕНКА ОШИБОК ПРИ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ

Д.А. ГАРБАТОВИЧ

Характер и уровень ошибок, совершаемых правоприменителем при квалификации уголовно-правовых деяний, являются одним из критериев, определяющих эффективность действия самих уголовно-правовых норм.
Рассмотрев характер ошибок, совершаемых правоприменителем при квалификации конкретных видов преступлений, оценив уровень ошибок при квалификации данных преступных деяний, можно будет сделать вывод об эффективности конкретной группы уголовно-правовых норм, предусматривающих уголовную ответственность за совершение рассматриваемых преступлений.
В целом ошибки, повлекшие отмену и изменение приговоров по делам о преступлениях против военной службы, можно разделить на следующие группы: 1) неправильное назначение осужденным наказания (отменены и изменены приговоры в отношении 26% осужденных, дела в отношении которых рассмотрены в кассационном порядке); 2) неправильное применение уголовного закона (19,1%); 3) несоответствие выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам дела (15,6%); 4) нарушение уголовно-процессуального закона (13,5%); 5) иные основания, повлекшие внесение изменений в приговоры в отношении 25,2% осужденных .
———————————
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2005 год» // СПС «КонсультантПлюс».

Как видим, ошибки, связанные с неправильным применением уголовно-правовых норм, составляют примерно 60% от числа всех ошибок, повлекших отмену или изменение приговоров по делам о военных преступлениях. Это существенное количество ошибок негативно сказывается на эффективности уголовно-правовых норм, предусматривающих уголовную ответственность за совершение преступлений против военной службы.
Рассмотрим стандартные ошибки, которые совершает правоприменитель при квалификации преступлений против военной службы.
1. Ошибки в связи с неправильным установлением объекта преступления.
Органами предварительного следствия Р. обвинялся в том, что в помещении казармы нанес младшему сержанту С. один удар кулаком в лицо, причинив перелом нижней челюсти, т.е. вред здоровью средней тяжести. Эти его действия были квалифицированы по ч. 2 ст. 335 УК.
В судебном заседании военным судом Одинцовского гарнизона было установлено, что насилие Р. применено на почве личных взаимоотношений, не связанных с военной службой, — в связи с подозрением С. в краже принадлежавших подсудимому вещей. При этом ни подсудимый, ни потерпевший какие-либо конкретные обязанности военной службы (общие или специальные) фактически не исполняли, а конфликт между ними произошел хотя и в установленное распорядком дня служебное время, но в уединенном месте, и нарушением внутреннего порядка в подразделении не сопровождался.
Поскольку перечисленные обстоятельства свидетельствовали об отсутствии в действиях Р. признаков преступления против военной службы, суд с учетом причиненного личности потерпевшего вреда правильно переквалифицировал содеянное на ч. 1 ст. 112 УК .
———————————
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими» // СПС «КонсультантПлюс».

2. Ошибка при квалификации деяния, посягающего на два объекта составов преступлений.
Осудив рядового А. по п. «а» ч. 2 ст. 335 УК, тот же суд исключил из обвинения виновного п. п. «б» и «в» ч. 2 ст. 163 УК, указав, что «основным» объектом посягательства явились уставные правила взаимоотношений. Что же касается продуктов питания и сигарет на небольшие денежные суммы, которые А. под угрозой насилия и с применением такового требовал от потерпевшего В., то они были лишь предметом преступного посягательства.
Такое решение было признано неправильным, поскольку действия виновного посягали не только на уставной порядок взаимоотношений военнослужащих, но и на другой объект — отношения собственности, что фактически признано самим судом в приговоре. Поэтому действия А. следовало дополнительно квалифицировать и по ст. 163 УК .
———————————
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими» // СПС «КонсультантПлюс».

3. Ошибки в связи с неправильным толкованием объективной стороны состава преступления.
Рядовой Г., будучи недовольным поведением заместителя начальника заставы старшего лейтенанта К., ударил его металлическим диском от штанги по голове, причинив легкий вред здоровью, за что был осужден 5-м гарнизонным военным судом по ч. 1 ст. 334 УК РФ.
Судебная коллегия Северо-Кавказского окружного военного суда приговор изменила, поскольку согласно ст. 334 УК РФ насилие в отношении начальника может быть квалифицировано по данной статье лишь в том случае, когда насильственные действия совершены в отношении его во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей, т.е. совершены в связи с правомерными действиями начальника по службе.
Между тем из материалов дела усматривается, что Г. ударил К. диском по голове в ответ на то, что последний дважды ударил его автоматом по голове, за что позже был осужден по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ. В связи с изложенным содеянное осужденным было переквалифицировано на ч. 1 ст. 115 УК РФ .
———————————
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2005 год» // СПС «КонсультантПлюс».

4. Ошибка в связи с неправильной оценкой субъективной стороны состава преступления.
Так, органами предварительного следствия рядовой М. обвинялся в том, что нанес по одному удару сослуживцам В-ву и С-ву, причинив С-ву вред здоровью средней тяжести. Эти его действия были квалифицированы по ч. 2 ст. 335 УК.
Рассмотрев данное дело, Краснознаменский гарнизонный военный суд установил, что подсудимый и потерпевшие являлись военнослужащими одного призыва и состояли в дружеских отношениях. Конфликт между ними произошел после совместного употребления спиртного на личной почве, из-за обиды, нанесенной М-ву потерпевшими. При этом насильственные действия совершены подсудимым в процессе ссоры, перешедшей в обоюдную драку, в ночное время и в уединенном месте, вследствие чего покой и отдых личного состава нарушены не были. При исполнении служебных обязанностей ни подсудимый, ни потерпевшие не находились.
Правильно констатировав, что отношения военной службы данный конфликт не затрагивал, военный суд пришел к верному выводу об отсутствии в действиях М. состава воинского преступления и обоснованно переквалифицировал содеянное им на ст. 112 УК (уголовное дело в части нанесения подсудимым одного удара В-ву за отсутствием жалобы потерпевшего судом прекращено) .
———————————
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими» // СПС «КонсультантПлюс».

5. Ошибка в связи с неправильной оценкой признаков объективной и субъективной стороны состава преступления.
Органами предварительного следствия Ш. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 335 УК и выразившегося в нанесении одного удара сослуживцу Л., в результате которого последнему был причинен вред здоровью средней тяжести.
Переквалифицируя содеянное Ш. на ч. 1 ст. 112 УК, военный суд Одинцовского гарнизона в приговоре указал, что подсудимый не желал нарушить воинский правопорядок, а применил насилие к потерпевшему на личной почве, за толчок и оскорбление нецензурной бранью.
Между тем из приговора видно, что инцидент между Ш. и Л. произошел во время выполнения названными лицами хозяйственных работ в подразделении и лишь после того, как подсудимый выказал недовольство отношением потерпевшего к уборке помещения. При этом каких-либо претензий личного характера ни Ш. к Л-ву, ни Л. к Ш-ву не предъявляли.
Таким образом, содеянное Ш. не только было связано с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы, но и совершено во время исполнения обоими этих обязанностей, что свидетельствует об очевидном для виновного фактическом нарушении порядка воинских отношений. Поэтому вывод суда об отсутствии у виновного прямого умысла на нарушение воинского правопорядка, а следовательно, и признаков воинского преступления, в данном случае не может быть признан правильным .
———————————
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими» // СПС «КонсультантПлюс».

6. Ошибка в связи с неправильным разграничением общих и специальных норм.
Органами предварительного следствия рядовой А. обвинялся в том, что в расположении казармы предъявил неправомерное требование — убрать мусор — к сержанту П-ву, являвшемуся для него начальником, после чего нанес ему один удар ногой в левый бок, причинив легкий вред здоровью потерпевшего. Оренбургским гарнизонным военным судом А. осужден за насильственные действия в отношении начальника на основании ч. 1 ст. 334 УК.
Данная квалификация по общей норме не может быть признана правильной. В этом случае виновным было предъявлено сопряженное с насилием конкретное требование к начальнику о совершении определенного действия — убрать мусор. Это требование, как посягающее на порядок подчиненности, явно противоречило интересам службы, а примененное виновным насилие было направлено именно на достижение указанной цели. Поэтому содеянное А-м образовывало специальный состав принуждения начальника к нарушению обязанностей военной службы и требует квалификации по ч. 1 ст. 333 УК .
———————————
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими» // СПС «КонсультантПлюс».

7. Ошибка в связи с неправильной уголовно-правовой оценкой установленных фактических обстоятельств дела.
Так, К. признан виновным в убийстве, совершенном из хулиганских побуждений, и в трех нарушениях уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, в том числе повлекших тяжкие последствия.
Вместе с тем в части осуждения К. по ч. 3 ст. 335 УК Военная коллегия приходит к следующим выводам.
В судебном заседании установлено, что инициатором распития спиртных напитков ночью 18 января 2004 г. был Ф. Свидетель В. показал, что после инструктажа 17 января 2004 г. к нему подошел Ф. и сказал, что у него есть бутылка водки, емкостью 1,75 литра, которую он предложил распить в вагончике на пожарном водоеме части. Впоследствии указанное спиртное было выпито Ф. вместе с К. В этом также приняли участие В. и В. Данные обстоятельства в суде подтвердили К. и потерпевший В.
В материалах дела не содержится каких-либо доказательств, подтверждавших нарушение К. в этом эпизоде уставных правил взаимоотношений между военнослужащими. Допрошенные в суде потерпевший В., свидетель В. и сам осужденный показали, что у последнего с потерпевшим Ф. сложились приятельские отношения. В ходе употребления спиртных напитков К. незаконных требований к Ф. не предъявлял.
Таким образом, действия К. в отношении Ф, выразившиеся в поджоге его одежды, охватываются п. «и» ч. 2 ст. 105 УК и дополнительной квалификации не требуют. При таких данных Военная коллегия считает необходимым исключить из обвинения К. ч. 3 ст. 335 УК и уголовное дело в этой части прекратить в связи с отсутствием в его действиях состава указанного преступления.
Рассмотренные ошибки, связанные с неустановлением признаков составов преступлений, с неправильной уголовно-правовой оценкой этих признаков, с неправильным отождествлением установленных фактических обстоятельств дела с признаками конкретных составов преступлений, являются следствием сложных законодательных конструкций составов преступлений, неточности законодательных формулировок преступных деяний, невнимательности и даже плохой подготовленности самого правоприменителя.
Факт сложности применения уголовно-правовых норм, предусматривающих уголовную ответственность за совершение преступлений против военной службы, отмечается и среди ученых .
———————————
См.: Оноколов Ю.П. О взаимосвязи юридических и социально-психологических аспектов мотивов и целей преступлений, совершаемых военнослужащими // Военно-юридический журнал. 2011. N 6. С. 2 — 6; Андриянченко Е.Г., Холопова Е.Н. Научные и правовые проблемы определения воинского должностного лица как специального субъекта воинских должностных преступлений // Военно-юридический журнал. 2010. N 5. С. 22 — 27; Мальков С. Уголовная ответственность за нарушение правил вождения или эксплуатации военных машин (ст. 350 УК РФ) // Уголовное право. 2010. N 2. С. 43 — 47; Зателепин О.К. Квалификация преступлений против военной безопасности государства: Монография. Серия «Право в Вооруженных Силах — консультант». М.: За права военнослужащих, 2009. Вып. 106; Мекеня А.А. Специальные составы превышения должностных полномочий в условиях военной службы // Юридический мир. 2010. N 3. С. 61 — 64; Михеенко В.В. Особенности объективной стороны самовольного оставления части или места службы // Военно-юридический журнал. 2009. N 4; Баженов А.В. Вопросы отграничения преступлений против военной службы от грубых дисциплинарных проступков // Право в Вооруженных Силах. 2009. N 5; Ляскало А.Н. Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации некоторых преступлений против военной службы, совершаемых воинскими должностными лицами // Российский военно-правовой сборник. N 12: Проблемы юридической ответственности военнослужащих и военных организаций. М.: За права военнослужащих, 2009. С. 416 — 421 (Серия «Право в Вооруженных Силах — консультант»); Нарушения специальных видов военной службы: вопросы уголовной ответственности / Д.В. Дутов, А.Л. Иванов, Д.Н. Кожухарик и др. М.: За права военнослужащих, 2007 (Серия «Право в Вооруженных Силах — консультант. За права военнослужащих»); Борков В.Н. Преступления против военной службы в системе посягательств на государственную власть // Военно-юридический журнал. 2006. N 11; Степаненко Н.Е. О некоторых вопросах объективной стороны преступления, предусмотренного статьей 341 УК РФ // Право в Вооруженных Силах. 2006. N 6; Кочешев С.П. Признаки субъекта преступлений, связанных с нарушением правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений по
дчиненности // Военно-юридический журнал. 2006. N 1; Шахов А.А., Лепетун К.С. Квалификация действий лиц, не являющихся военнослужащими, при совершении воинского преступления // Право в Вооруженных Силах. 2007. N 8; Шарапов С.Н. Дезертирство с оружием: основания криминализации, вопросы квалификации и проблемы законодательной конструкции // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. N 11; Антонов Ю.И. О субъекте преступления, предусмотренного ст. 337 УК РФ («Самовольное оставление части или места службы») // Закон и армия. 2005. N 5; Белокуров О.В. Проблемы квалификации самовольного оставления части или места службы // Закон и армия. 2004. N 7.

Например, в отдельных нормах преступление против военной службы характеризуется не строго определенными, а так называемыми оценочными признаками. В этих случаях разграничить воинское преступление и проступок по характеру противоправности весьма затруднительно. Например, в отдельных составах указывается в качестве конструктивного признака «причинение существенного вреда интересам службы» (неисполнение приказа — ч. 1 ст. 332 УК), что порождает неоднозначное толкование на практике .
———————————
Баженов А.В. Вопросы отграничения преступлений против военной службы от грубых дисциплинарных проступков // Право в Вооруженных Силах. 2009. N 5.

Тем не менее, несмотря на указанные проблемы, стабильность приговоров гарнизонных военных судов в целом является высокой, например: в 2004 г. она составляла 96,2%, в 2005 г. составляла уже 97,6%. В то же время по итогам кассационного рассмотрения уголовных дел стабильность приговоров гораздо ниже: в 2004 г. составляла 76,5%, в 2005 г. — 79,7% .
———————————
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2005 год» // СПС «КонсультантПлюс».

Характер рассмотренных ошибок и относительно невысокий процент стабильности приговоров по итогам кассационного рассмотрения уголовных дел существенно понижает эффективность уголовно-правовых норм, предусматривающих уголовную ответственность за совершение преступлений против военной службы.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Проблемы квалификации должностных преступлений против военной службы

студентка 6 курса, В.А.Григорян

НОУ ВПО «Таганрогский институт управления и экономики», Россия

Квалификация военных преступлений затрудняется в связи с отсутствием у должностных лиц органов предварительного следствия, прокуроров и судей необходимых знаний норм международного права, регламентирующих ведение военных действий. Между тем правильно квалифицировать преступное нарушение законов и обычаев войны без соответствующих знаний международно-правовых норм попросту невозможно. Не следует относить к воинским должностным преступлениям, преступления воинских должностных лиц с использованием своего служебного положения в различных специальных сферах военной службы. Данное утверждение было основано на отрицании наличия у должностных преступлений других объектов посягательства, кроме правильной деятельности государственного аппарата.

Из общих норм о составах должностных преступлений, а именно, статьи 285, 286, 293 УК РФ, конкурируют с ними специальные нормы, таких статей как, 340-344, 350-352 УК РФ в части, устанавливающей ответственность воинских должностных лиц за нарушение правил несения специальных видов военной службы и эксплуатации военного транспорта. Подобный характер соотношения норм о должностных преступлениях порождает их конкуренцию при квалификации преступлений воинских начальников в соответствующих специальных сферах военно-служебных отношений. Конкуренция общей и специальной норм согласно правилу ч. 3 ст. 17 УК РФ разрешается в пользу специальной нормы.

Если в диспозициях статей прямо указано на совершение деяния должностным лицом или это непременно подразумевается (т.е. не должностные лица не могут выступать субъектами данных преступлений), такие нормы являются специальными по отношению к нормам об общих составах должностных преступлений и по правилам разрешения конкуренции норм именно им отдается предпочтение при квалификации. Эти нормы являются двуобъектными, также их называют «расширенно-специальными», имеют иной по сравнению с общей нормой родовой объект охраны, основной непосредственный объект составов общих должностных преступлений учтен в них в качестве дополнительного непосредственного, что свидетельствует об их специальном характере. Например, статьи 299-302, 305 УК РФ о преступлениях против правосудия, совершаемых органами предварительного расследования и суда; статья 142 прим.1 УК РФ о фальсификации итогов голосования и другие аналогичным образом построенные нормы.

Если в диспозициях статей прямо указано либо это однозначно понятно из их смысла, что деяния могут совершаться и должностными, и не должностными лицами, такие нормы в части, предусматривающей ответственность должностных лиц, являются специальными по отношению к нормам об общих составах должностных преступлений и по правилам разрешения конкуренции норм именно им отдается предпочтение при квалификации. Данные нормы признаются двуобъектными, их также именуют «частично-специальными», имеют иной по сравнению с общей нормой родовой объект охраны, основной непосредственный объект составов общих должностных преступлений учтен в них в качестве дополнительного факультативного (т.е. нарушается не всегда), что свидетельствует об их частично специальном характере.

Необходимо также отметить, что специальными признаками указанных норм по сравнению с общими (ст.ст. 285, 286, 293 УК РФ) являются: во-первых, особый круг воинских субъектов, входящих в состав наряда, караула, автомобильной службы; во-вторых, определенная сфера управленческой (властной) деятельности. Специфика данных видов военной службы заключается в том, что воинские должностные лица при их несении обладают «двойным должностным статусом», а именно:

1) общим — правами и обязанностями, которые у них имеются всегда в связи с должностными функциями;

2) специальным — правами и обязанностями, которыми они наделены только на период несения того или иного специального вида военной службы, что означает следующее: если при несении специальной службы или эксплуатации военного транспорта нарушены общие должностные обязанности, вытекающие из организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций должностного лица, содеянное должно квалифицироваться по статье УК РФ [1]. Если при несении специальной службы или эксплуатации военного транспорта нарушены не общие, а специальные должностные обязанности, регламентированные уставами, инструкциями и другими нормативными предписаниями применительно к соответствующей специальной сфере военно-служебных отношений, содеянное должно квалифицироваться по статье 340 или статье 350 УК РФ [2].

Правоприменительные органы в основном придерживаются указанных правил квалификации воинских должностных преступлений, однако встречаются и ошибки. Нарушение общих должностных обязанностей при несении специальной службы или эксплуатации военного транспорта порой влекло необоснованную квалификацию судами действий воинских начальников по специальным нормам о воинских должностных преступлениях.

К участию в делах о военных преступлениях целесообразно привлекать специалистов в области международного права, прежде всего, права вооруженных конфликтов и международного уголовного права. Необходимо также обеспечить соответствующую подготовку следователей, прокуроров и судей, для чего следовало бы организовать для них специальные курсы, и поручать расследование и разрешение уголовных дел о военных преступлениях исключительно подготовленным лицам. Было бы неплохо снабдить лиц, ответственных за ведение следствия и судебное разбирательство по таким делам, текстами соответствующих международных договоров на русском языке и специальными пособиями. В итоге следователи, прокуроры и судьи смогут правильно и эффективно применять международно-правовые нормы в процессе судопроизводства по делам о военных преступлениях.

Разрешение имеющихся проблем судопроизводства и следование предлагаемым рекомендациям должны обеспечить правильную квалификацию военных преступлений. Конечно, понятие «военное преступление» очень противоречиво, поскольку одно и то же деяние одной воюющей стороной может быть расценено как подвиг, достойный награды, а другой — как преступление, заслуживающее самого сурового наказания. Поэтому главное оружие в борьбе с военными преступлениями — объективность следствия, беспристрастность суда, а правильная квалификация содеянного имеет при этом решающее значение. Уже давно пора покончить с практикой «двойных стандартов» и называть вещи своими именами: военную доблесть — военной доблестью, а военные преступления — военными преступлениями.

1. Зателепин О.К. Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации некоторых преступлений против военной службы // Российский военно-правовой сборник. 2009. № 1. С. 32.

2. Иванов А.Л. Преступления против порядка несения специальных служб. М., 2008. С. 26-28.

Вопросы квалификации преступлений против военной службы

Главная > Реферат >Государство и право

Содержание

1.Понятие и признаки преступлений против военной службы 6

1.1. Понятие преступлений против военной службы 6

1.2. Признаки преступления против военной службы по УК РФ 11

1.3. Классификация преступлений против военной службы 17

2. Характеристика состава преступлений против военной службы 21

2.1. Особенности состава преступления против военной службы 21

2.2. Объект и объективная сторона преступлений против военной службы 24

2.3. Субъект и субъективная сторона преступлений против военной службы 32

3. Вопросы квалификации преступлений против военной службы 42

3.1. Проблемы квалификации военных преступлений по УК РФ 42

3.2. Преступления против военной службы в системе посягательств на государственную власть 49

Список использованных источников 62

Приложение А 67

Приложение Б 68

Приложение В 69

Приложение Г 70

Важным средством обеспечения защиты безопасности государства и его территориальной целостности является правовое регулирование порядка прохождения военной службы, исполнение военнослужащими обязанностей военной службы и ответственности за нарушения установленного порядка.

Правовой основой воинской обязанности и военной службы являются общепризнанные принципы и нормы международного права, Конституция Российской Федерации, Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» 1 , другие федеральные законы и иные нормативно-правовые акты в области обороны, воинской обязанности, военной службы и статуса военнослужащих 2 . Так, в ст. 59 Конституции Российской Федерации провозглашается, что защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с Федеральным законом.

Согласно Федеральному закону от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» военная служба является особым видом государственной службы, исполняемой гражданами в Вооруженных Силах РФ, а также в войсках Федеральной пограничной службы, во внутренних войсках, в Железнодорожных войсках, войсках Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ, войсках гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службы внешней разведки, органах федеральной службы безопасности, органах Федеральной пограничной службы, федеральных органах правительственной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки, органах государственной власти, создаваемых на военное время в специальных формированиях.

Добровольное выполнение обязанностей военной службы, установленного порядка прохождения военной службы является долгом каждого военнослужащего. Нарушение данного долга при определенных условиях может образовывать преступное деяние. Так, согласно ст. 331 УК преступлениями против военной службы признаются предусмотренные настоящей главой преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

Указанная группа преступлений в силу своей специфики выделена законодателем в самостоятельную главу, образовав тем самым систему преступлений против военной службы.

Необходимо подчеркнуть, что это единственный вид преступлений, общее понятие которых традиционно содержалось во всех Уголовных кодексах России. Понятию преступлений против военной службы посвящена и ст. 331 действующего УК РФ, в части первой которой дано определение родового и видового объектов преступления, время совершения и субъекта преступления.

Из содержания этой уголовно-правовой нормы видно, что родовой и видовой объекты преступлений совпадают — это установленный порядок прохождения военной службы. Этот порядок имеет строгую правовую регламентацию: Конституция РФ, Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» от 28 марта 1998 г., общевоинские уставы Вооруженных Сил РФ, соответствующие наставления, инструкции.

Непосредственные объекты конкретных преступлений связаны со спецификой той либо иной стороны порядка прохождения военной службы. С учетом особенностей непосредственных объектов преступления против военной службы подразделяются на следующие группы:

1) посягательства на порядок подчиненности, например, неисполнение приказа, насильственные действия в отношении начальника и др.;

2) посягательства на уставные взаимоотношения между военнослужащими (так называемая дедовщина) при отсутствии между ними отношений подчиненности, оскорбление военнослужащего;

3) посягательства на конституционную обязанность несения военной службы;

4) посягательства на порядок несения специальных служб, например, нарушение правил боевого дежурства, нарушение правил несения пограничной службы и др.;

5) посягательства на установленный порядок обращения с вооружением, эксплуатации военной техники, например, оставление погибающего корабля, умышленное или неосторожное уничтожение военного имущества, нарушение правил полетов или подготовки к ним и др.

Таким образом, исследуемая тема представляет интерес не столько с теоретической, сколько с практической точки зрения, что я и постараюсь проанализировать.

Первая глава содержит понятие и признаки преступления против военной службы, рассмотрен вопрос классификации данного вида преступлений. Во второй главе раскрыты особенности состава преступлений против военной службы, раскрыты его основные элементы. Третья часть диплома содержит проблемные вопросы квалификации преступлений против военной службы.

При изучении данного вопроса были поставлены и решены следующие задачи:

— изучено понятие и признаки преступлений против военной службы;

— рассмотрены особенности классификации преступлений против военной службы;

— охарактеризованы элементы состава преступления против военной службы;

— рассмотрены проблемы квалификации военных преступлений по Уголовному кодексу РФ.

Понятие и признаки преступлений против военной службы

1.1. Понятие преступлений против военной службы

В ст. 331 УК РФ (гл. 33) преступления против военной службы определяются следующим образом: «Преступлениями против военной службы признаются предусмотренные настоящей главой преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов». Как видно, законодатель сохранил сформировавшийся ранее подход к легальному определению данного понятия.

Понятие преступлений против военной службы основано на общем определении преступления, сформулированном в ст. 14 УК РФ. Статья 331 УК указывает лишь на особенности преступлений против военной службы. Преступление против военной службы — общественно опасное деяние, посягающее на установленный порядок прохождения военной службы, совершенное военнослужащим, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

Специфическими и определяющими признаками преступления против военной службы являются его родовой (специальный) объект и субъект преступления.

Родовым объектом воинских преступлений является установленный порядок прохождения военной службы (воинский правопорядок). Он устанавливается Конституцией РФ, Законом РФ «О воинской обязанности и военной службе», уставами вооруженных Сил, постановлениями Правительства РФ, приказами Министра обороны и другими нормативными актами. Строгое и точное соблюдение этого порядка составляет содержание воинской дисциплины, охватывающей все стороны жизни и деятельности Вооруженных Сил РФ.

Порядок прохождения военной службы имеет целью обеспечить постоянную и высокую боевую готовность Вооруженных Сил. Поэтому любое воинское преступление в конечном итоге ослабляет боеспособность армии и флота. Отдельно взятое воинское преступление посягает на те или иные элементы (стороны) порядка прохождения военной службы (например, неисполнение приказа — на порядок подчиненности, дезертирство — на порядок прохождения военной службы, утрата военного имущества — на порядок пользования военным имуществом и т.д.).

Субъектами преступлений против военной службы могут быть военнослужащие, проходящие военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ, а также граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

Уголовную ответственность в соответствии со статьями настоящей главы несут также военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны РФ, других министерств и ведомств РФ.

Начальным моментом военной службы считается день зачисления гражданина в список личного состава воинской части. Окончанием военной службы считается день истечения срока военной службы (ст. 37 Закона РФ о воинской обязанности и военной службе).

Начало и окончание военной службы военнослужащих, проходящих службу по контракту, прапорщиков, мичманов и лиц офицерского состава определяются соответствующими приказами о зачислении на военную службу и увольнении в запас.

Для военнослужащих запаса, проходящих военные сборы, начальным моментом нахождения их на сборах считается день фактической явки на сборы, конечным — последний день сборов.

Только в период между этими моментами службы лицо признается проходящим военную службу или военные сборы и может быть субъектом воинских преступлений независимо от степени его военной подготовленности и того, правильно или ошибочно он призван на военную службу, выполнял ли он в момент совершения преступления какие-либо обязанности военной службы или нет, или после принятия военной присяги им совершено преступление.

По статьям главы 33 могут быть привлечены к уголовной ответственности и невоеннослужащие, если они будут признаны соучастниками (организаторами, подстрекателями, пособниками) преступления против военной службы.

За преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, уголовная ответственность определяется законодательством РФ военного времени. Под военным временем понимается период фактического нахождения Российской Федерации в состоянии войны с иностранным государством.

Под боевой обстановкой понимается нахождение воинской части или подразделения в непосредственном соприкосновении с противником.

Непосредственными объектами являются общественные отношения, образующие отдельные элементы порядка несения и прохождения военной службы. Некоторые авторы предлагают различные классификации, основанные на непосредственном объекте воинских преступлений. Так, Т.А. Лесниевски-Костарева, исходя из непосредственного объекта, выделяет общие и специальные виды воинских преступлений. Общие преступления: 1) против порядка подчиненности и воинских взаимоотношений (ст. ст. 332 — 336 УК); 2) против порядка пребывания на военной службе (ст. ст. 337 — 339 УК) и порядка пользования военным имуществом (ст. ст. 345 — 348 УК). Специальные преступления: 1) против порядка несения специальных (охранных) видов военной службы (ст. ст. 340 — 344 УК); 2) против порядка использования опасных в эксплуатации военно-технических средств (ст. ст. 349 — 352 УК) 1 . Имеются и другие точки зрения 2 .

Смотрите еще:

  • Закон о гражданской службы рд Закон Республики Дагестан от 12 октября 2005 г. N 32 "О государственной гражданской службе Республики Дагестан" Закон Республики Дагестан от 12 октября 2005 г. N 32 "О государственной гражданской службе Республики Дагестан" (с […]
  • Общие правила составления налоговой отчетности Общие правила составления налоговой отчетности В ДЕМО-режиме вам доступны первые несколько страниц платных и бесплатных документов.Для просмотра полных текстов бесплатных документов, необходимо войти или зарегистрироваться.Для […]
  • Постановление пленума верховного суда рф о применении судами норм упк рф ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 5 марта 2004 года №1 О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (В редакции Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации […]
  • Лишили прав на три месяца Лишение водительских прав в 2018 году За что могут лишить водительских прав? Лишение прав предусматривает несколько статей КоАП РФ. Ниже приведен неполный список наиболее распространенных нарушений с классификацией в зависимости от […]
  • 116 закон иркутской области Закон Иркутской области от 22 декабря 2004 г. N 116-ОЗ "Об областном бюджете на 2005 год" (с изменениями и дополнениями) Закон Иркутской области от 22 декабря 2004 г. N 116-ОЗ"Об областном бюджете на 2005 год" С изменениями и […]
  • Образец приказа по стаж работы Вы можете добавить тему в список избранных и подписаться на уведомления по почте. ПРИКАЗ МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 22 октября 2007 г. № 824 Об установлении надбавки за стаж работы в отрасли и исчислении […]
  • Страны лидеры по разводам Первое место по разводам Проценты распределяются следующим образом: разводом заканчивается 41 процент браков между людьми, которые до этого не состояли в браке, эта цифра равна 60 процентам для людей, разводящихся после второго […]
  • Размер отчислений на накопительную часть пенсии Размер отчислений на накопительную часть пенсии 3 уровня пенсионных выплат: 1 уровень БАЗОВАЯ часть — это минимальный размер трудовой пенсии, гарантируемый государством всем гражданам с трудовым стажем свыше 5 лет 2 уровень СТРАХОВАЯ […]