Закон артхашастра каутильи

Закон артхашастра каутильи

Даже хорошо образованные люди, живущие за пределами Индии, вряд ли знают, кто такой Каутилья. Разве Индия – не страна мистиков и аполитичных мудрецов? Разве теории государства и государственного управления не являлись ещё с Античности исключительно европейской сферой? Может ли хоть один политический мыслитель из Азии (кроме Конфуция) сравниться с Платоном, Фукидидом, Цицероном или, позднее, в эпоху Возрождения, с Макиавелли? Но Каутилья, политический мыслитель из Древней Индии, тоже принадлежит к той же самой интеллектуальной лиге, что и признанные европейские философы. Идеи и концепции Каутильи по государственному управлению по-прежнему глубокомысленны и дают обширную пищу для размышлений, несмотря на то, что с того времени, когда они были записаны, прошло около 2300 лет.

Достоверные биографические данные по Каутилье, который в Индии также известен как Чанакья, очень скудны. С известной степенью определённости мы можем сказать, что он был почти современником Аристотеля и Александра Великого. Также известно, что Каутилья был не «оторванным» от жизни учёным, а активным политическим деятелем, игравшим ключевую роль в установлении Империи Маурьев (ок. 320-180 до н.э.) – первого паниндийского государства, протянувшегося через бо́льшую часть Индийского субконтинента до границ современного Афганистана. Столица Империи Маурьев Паталипутра (нынешняя Патна) была крупнейшим городом Древнего Мира.

Каутилья написал «Артхашастру» после того, как оставил активную политическую деятельность. Слово «артха» в переводе с санскрита означает «материальное богатство» или «политическая сила», а «шастра» переводится как «учебник» или «руководство». Таким образом, название «Артхашастра» можно перевести как «учебник по политике» или «руководство по политической экономии». «Артхашастра» Каутильи – это энциклопедический труд, посвящённый государственному управлению, власти, государственной службе, экономике, праву, внешней политике, военному делу и разведке. Текст наиболее авторитетного перевода трактата на английский язык насчитывает более 500 страниц.

Каутилья создаёт научную теорию государственного управления, а одну из глав книги полностью посвящает вопросам методологии, чтобы подчеркнуть научный характер своей работы. И хотя в ней явно прослеживается концепция идеалистического типа, она не является утопическим проектом «идеального» государства. «Артхашастра» основана на большом опыте Каутильи как политического деятеля, хорошо знакомого с реалиями политической жизни как во внутренней, так и во внешнеполитической сфере.


Каутилья и современная Индия

В Индии «Артхашастра» оставалась авторитетным трудом на протяжении всех лет своего существования, хотя передавалась главным образом устно. Письменный текст на санскрите тоже существовал и постоянно переписывался. В 1904 году полная рукопись «Артхашастры», датированная XVII веком, была найдена индологом Р. Шамашастри, который опубликовал её в виде книги.

Джавахарлал Неру посвятил Каутилье и его «Артхашастре» несколько страниц своей книги «Открытие Индии», которая является фундаментальным текстом для современной индийской политики. Неру называет Каутилью «великим деятелем политической науки», затрагивающим практически все аспекты теории и практики государства. Он упоминает и широко распространённое сравнение Каутильи с Макиавелли и приходит к следующему заключению: «Чанакью называли индийским Макиавелли, и до некоторой степени это сравнение оправдано. Однако он был во всех отношениях гораздо более значимой личностью, превосходя Макиавелли и в интеллекте, и в действиях».

Можно обратить взгляд и на действующего президента Индии Пранабу Мукерджи, который ранее занимал посты министра иностранных дел, обороны и финансов. Когда в 2012 году Мукерджи был избран президентом, индийский тележурналист Санджай Брагта написал: «Мукерджи равняется на портрет Каутильи, висящий у него на стене… Он заядлый книголюб и обычно читает три книги одновременно, но «Артхашастра» Каутильи, древнеиндийский трактат по государственному управлению, экономической политике и военной стратегии, – это его любимая книга, которую он часто цитирует в своих докладах о бюджете».



По всей видимости, Каутилья был первым, кто перестал сводить силу государства лишь к его военной мощи.

Современные идеи в древнеиндийском тексте

В 1915 году был опубликован первый перевод «Артхашастры» на английский язык, в 1926-м последовал перевод на немецкий, в 1956-м – на русский. Однако до недавнего времени интерес к Каутилье проявляли лишь индологи и филологи-санскритологи, тогда как политологи предпочитали игнорировать его фундаментальную работу. Вместе с этим они игнорировали и намёк выдающегося социолога Макса Вебера, который ещё в 1919 году указал на значимость Каутильи. В своей знаменитой работе «Политика как призвание и профессия» Вебер утверждает, что Макиавелли – «беззубый» по сравнению с Каутильей. Но только почти век спустя, уже после того, как Индия стала одним из важнейших игроков многополярного мира XXI века, отдельные западные политологи обратили на Каутилью своё внимание.

Почему же «Артхашастра» является фундаментальным трудом политологической науки? И почему его основные идеи остаются актуальными на протяжении нескольких эпох?

Трактат содержит три понятийных блока. Первый из них – это теория «саптанга», позволяющая «измерить» потенциальную силу государства. Каутилья подразделяет государство как единое целое на семь структурных элементов: 1) правитель; 2) министр [правительство и государственная администрация]; 3) народ [сельские жители]; 4) крепость [столица]; 5) казна [экономика]; 6) вооружённые силы; 7) союзник [во внешней политике]. Эти семь «факторов государства» могут быть оценены объективно, причём не только с точки зрения их заданного статуса, но и в плане тенденций их развития. Рассмотрение всех семи факторов государства в совокупности позволяет дать достоверную оценку силы государства. Теория «саптанга» представляет собой поистине выдающийся идейный прорыв в истории политологии: сила государства не сводится лишь к его военной мощи, а определяется путём комплексного анализа, включающего в себя демографические, экономические и управленческие параметры.

1800 лет спустя Макиавелли озаглавит десятую главу своего трактата «Государь» так: «Как следует оценивать силу всех государств». В этой главе он назовёт шесть из семи факторов государства Каутильи, однако без какой-либо связной теоретической концепции. Спустя ещё примерно 500 лет Ганс Моргентау в своём известном программном тексте современного политического реализма «Политика между нациями» разработает понятие «сила нации», в которое включит такие составляющие: 1) географическое положение государства; 2) наличие сырья и сельскохозяйственных продуктов; 3) промышленный потенциал; 4) численность населения; 5) военный потенциал; 6) «национальный характер»; 7) «моральный облик нации»; 8) «качество» правительства и дипломатии. Здесь мы видим очевидные параллели между Каутильей, Макиавелли и Моргентау, несмотря на то, что этих трёх авторов разделяют многие века. Моргентау по этому поводу писал: «Человеческая природа, в которой укоренены политические законы, не изменилась с того времени, когда классические философы Древнего Китая, Индии и Греции пытались их открыть. Следовательно, новаторство в политической теории вовсе не обязательно является достоинством, равно как старость – не всегда недостаток».

Идея «рэзон д’этра» (государственной необходимости) Каутильи влечёт за собой оптимизацию всех семи факторов государства. Государственное руководство, оптимизирующее факторы государства, служит поддержанию и расширению силы государства, равно как и благосостоянию народа. «Рэзон д’этра» – это концепция, которую можно определить через практические задачи:

– поддержание и расширение силы государства (то есть поддержание, расширение и улучшение семи факторов государства);

– поддержание, расширение и улучшение благосостояния народа;

– способствование политической унификации Индийского субконтинента.

Интересная проблема с этой блестящей и содержательной идеей Каутильи заключается в отсутствии в «Артхашастре» собственно термина «рэзон д’этра». И в этом обнаруживается общность с Макиавелли, чьи политологические сочинения настолько пронизаны идеей «рэзон д’этра», что распространённым заблуждением является, будто бы этот термин придумал именно он. Тем не менее Каутилья и Макиавелли объединены идеей «рэзон д’этра», и Каутилья может претендовать не только на первенство, но и на более глубокое осмысление этой идеи через теорию «саптанга» и утверждение необходимости оптимизации семи факторов государства.

Теория «саптанга» также логически и практически связана со вторым понятийным блоком Каутильи: «шестью методами внешней политики» («шадгунья»). Исходя из состояния и тенденций развития своих собственных факторов государства и таковых у государств-соперников, можно оценить соотношение сил между ними. В зависимости от соотношения сил, отправной точкой для которых служит теоретическая матрица «саптанги», государство применяет один из шести вариантов внешней политики. Каутилья с недоверием относится к «внутреннему чутью» и «единоличным решениям» политических лидеров, вместо которых он предлагает объективную оценку, «признание относительной силы или слабости государства», из которых и должны вытекать конкретные действия во внешней политике в той или иной ситуации. А методы внешней политики он предлагает следующие:

1. Мир: государство-соперник сильнее и останется таковым в обозримом будущем.

2. Война: государство-противник значительно уступает по силе.

3. Нейтралитет: соотношение сил сбалансировано.

4. Подготовка к войне, силовая дипломатия: сила собственного государства растёт по отношению к силе государства-соперника.

5. Построение союза: сила государства-соперника растёт быстрее, чем сила собственного государства.

6. Дипломатическая двойная игра: раскладка сил между соперниками и союзниками очень переменчива.

Схема «шадгуньи» Каутильи содержит настоящую кладезь идей и концептов для теории международных отношений. Однако следует отметить, что в «Артхашастре» принята специфическая внешнеполитическая позиция – позиция правителя, целью которого является устранение политической раздробленности Индийского субконтинента и формирование паниндийского государства. В этой связи вновь наблюдается поразительное сходство между Каутильей и Макиавелли, чью политическую теорию следует рассматривать в свете политической унификации Италии и её освобождения от иноземного господства. При этом Каутилья вовсе не вынашивает каких-либо имперских или экспансионистских идей против соседских греко-персидских государств диадохов, Китая или государств Центральной Азии и рубежа Индийского океана.


Основоположник политического реализма

Очевидно, что Каутилья – политический реалист и фактически является концептуальным основателем теории политического реализма. Основан он на политической антропологии, которая предполагает неизменность человеческой предрасположенности к вожделению, алчности и доминированию над другими людьми. Все эти страсти можно контролировать, но они тем не менее остаются «суровой реальностью жизни». Таким образом, естественное состояние человека характеризуется конфликтами интересов между индивидами, общественными группами и политическими объединениями. Если не принимать каких-либо мер, то эти непрекращающиеся конфликты чаще всего разрешаются тем, что более сильный навязывает свою волю более слабому – «большие рыбы пожирают маленьких». Сегодня мы бы назвали это анархией. Внутри государства анархия преодолевается монополией государства на использование силы, которая, в первую очередь, приводится в действие через систему правосудия. Однако отношения между государствами по существу остаются анархическими. Следовательно, государства вступают в отношения друг с другом по принципу очерченных выше «шести методов внешней политики» – как в то время, так и сейчас.

Как и Макиавелли, Каутилью часто обвиняют в «аморальности». В действительности же оба эти мыслителя всецело преданы первичной «коммунитарной» морали, подкрепляющей всякое человеческое общество. Каутилья определяет её как «избегание причинения вреда живым существам, правдивость, честность, отсутствие злобы, сострадание и терпеливость». Однако, тогда и только тогда, когда существование государства подвергается внутренней или внешней угрозе, «рэзон д’этра» получает приоритет над этими моральными нормами. Лишь в этом случае могут и должны быть приняты меры, противоречащие обычной этике, – например, ложь, обман, нарушение соглашений и внесудебные казни. Те, кто питает отвращение к такой явной аморальности, должны помнить, что даже Платон признаёт, что государство действует в иной нормативной сфере, нежели обычный человек. Платон допускает, что предосудительные с точки зрения нравственности действия со стороны государства могут быть необходимы для того, чтобы обеспечить его безопасность от внутренних и внешних угроз.

Государство Каутильи не тоталитарно, но всё ещё «воплощается» в его правителе. Однако правитель прочно связан обязательствами сохранять не только силу своего государства, но и благосостояние народа как в материальном плане, так и с точки зрения человеческого достоинства. Поэтому знаменитое изречение Каутильи действительно означает ровно то, что в нём сказано: «Счастье правителя заключено в счастье его подчинённых, и то, что благотворно для подчинённых, является благом и для него самого. Благо для правителя есть не то, что дорого ему самому, но то, что дорого его подчинённым». Правитель государства Каутильи – монарх-абсолютист, но в том смысле, что он является «первым слугой народа», как выразился король Пруссии Фредерик II примерно через 2000 лет после того, как Каутилья впервые высказал эту идею.

Современность государства Каутильи также проявляется в том, что это светское государство, характеризующееся этническим, религиозным, языковым и идеологическим многообразием. В нём нет ни «государственного языка», ни «государственной религии», ни «государственной культуры». Да, социальной основой государства Каутильи является кастовая система, которая с точки зрения XXI века является неприемлемой общественной структурой. Однако в своём историческом контексте она вызовет гораздо меньшую неприязнь, если сравнить её с обществом Древней Греции или Рима, где бо́льшую часть населения составляли рабы. И не стоит забывать, что и в Соединённых Штатах Америки рабство было запрещено лишь в 1861 году. В Древней Индии же даже к низшим кастам шудр и адиваси («неприкасаемых») никогда не относились как к «вещам», которые можно покупать и продавать на рабовладельческом рынке.


Политическая экономия Каутильи

Другая новаторская черта «Артхашастры» – глубокое понимание экономических процессов. Для Каутильи экономика – это материальная основа работоспособности государства, что для того времени является поистине уникальной идеей. Государство обязано способствовать экономическому развитию и росту, в частности через расширение пахотных земель и создание инфраструктур. Увеличение объёма производства влечёт за собой увеличение доходов от налогов, но без неоправданного обременения народа и, соответственно, без ущерба экономическим показателям. Доходы от налогов подпитывают работоспособность государства: правительства и администрации, вооружённых сил, юридической системы и инфраструктуры.

Политическая экономия Каутильи предполагает смешанную экономику. Бо́льшая часть сельского хозяйства, ремёсел и торговли находятся в частном владении, но государство само по себе является субъектом экономической деятельности, контролирующим стратегические секторы экономики: горное дело и металлургию, военное производство, добычу драгоценных металлов, инфраструктуру. Интересно, что государство, по Каутилье, также управляет и индустрией развлечений – тавернами, публичными и игорными домами. Каутилья настаивает на том, чтобы все государственные предприятия приносили прибыль и таким образом являлись для него вторым источником дохода после налогов и пошлин.

В значительной степени экономика Каутильи – это денежная экономика с государственной монополией на чеканку монет, имеющая удивительные сходства с европейским меркантилизмом XVI–XVIII вв. Государство Каутильи проводит всесторонний надзор над частным сектором и его регулирование, включая защиту прав потребителей, контроль над торговлей, проверку условий труда, таблицу мер и весов, охрану животных и природы.

Третья новаторская черта «Артхашастры» – это глубокое исследование понятия «спецслужба». Каутилья – первый автор в истории, рассмотревший агентурную разведку с научной и комплексной точки зрения. Для него тайная служба является неотъемлемой частью государственного управления – как для внутреннего руководства, так и для внешней политики.

«Артхашастра» Каутильи действительно является фундаментальным текстом политической науки. До нынешнего времени эта работа была в значительной степени отодвинута на второй план европоцентристским высокомерием и невежеством. Необходимость признания того, что «Артхашастра» Каутильи является неотъемлемой частью евразийского наследия политической мысли, назрела очень давно.

Такому признанию также способствует и тот факт, что наследие Каутильи – это ключевой компонент современной политико-стратегической культуры Индии – одной из немногих великих держав в многополярном мире XXI века. В 2013 году Советник по национальной безопасности Индии Шившанкар Менон высоко отозвался об «Артхашастре» Каутильи и рекомендовал книгу к прочтению для расширения кругозора в области государственного управления и для понимания текущих стратегических вопросов: «Нельзя отрицать фундаментальную важность «Артхашастры» для нашего мышления. Принадлежащие Каутилье идеи являются частью всеобщего лексикона и мышления в сфере политики и международных отношений в Индии». К этому можно добавить, что последователь Менона Аджит Довал, Советник по национальной безопасности действующего премьер-министра Нарендры Моди, также является приверженцем идей Каутильи.

Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить новые материалы.

Подписаться на новыe материалы можно здесь: Фейсбук ВКонтакте

erazvitie.org

Правовая система Древней Индии

Дуализм правовой системы. Несмотря на решающее влияние религии на все стороны жизни древнеиндийского государства и общества, правовая система включала как нормы религиозного права, так и светского.

Религиозная правовая традиция развивалась брахманскими школами и приобрела форму дхармашастр – книг о дхарме. Это были сборники религиозно-этических норм, ритуалов, правовых установлений, которые предписывали каждому индусу неукоснительно следовать своей дхарме, религиозному долгу, обычаю, принятому в варне, общине, роде. Крупнейшей кодификацией религиозного права, нравственных норм, правил поведения в семье является дхармашастра – Законы Maнy, создание которых приписывают одному из сыновей солнечного бога Сурьи – Ману Вайвасвата.

Светскую правовую традицию развивали кшатрии. Наиболее существенной кодификацией светского публичного и процессуального права является Артхашастра Каутильи (I в. до н.э. – I в. н.э.). Его создание приписывают Каутилье – советнику царя Чандрагупты I. Артхашастра представляет собой трактат об искусстве политики и управления, «руководство к практической деятельности царя». Впервые формулируется проблема соотношения силы и права в обеспечении правопорядка. Каутилья прагматично подходит к ее решению. Он не отрицает значения дхармы и «закона, основанного на истине» в достижении гармонии и порядка в государстве. Однако в качестве ведущего критерия оценки эффективности внутренней и внешней политики правителя он рассматривает не религиозную мораль, не необходимость искупления греха, не стремление к истине, а достижение государственной выгоды, пользы – артхэ.

Законы Ману

Законы Ману включают 12 книг с 2685 статьями, написанными в форме двустиший (юлок). Непосредственно правовое содержание имеют главы VII (о дхарме царя), VIII и IX, регламентирующие вещные, обязательственные, наследственные и уголовноправовые отношения. Источниками религиозного индусского права, согласно Законам Ману (гл. II, ст. 12), являются «Веды, шрити, одобренный обычай и то, что согласуется с доброй совестью». Характерными чертами Законов Ману являются: каузальная форма изложения; сословный характер права, призванный закрепить варновый строй; правовой формализм; символизм; отсутствие деления на отрасли и т.д.

Имущественные правоотношения. Объектом имущественных отношений было движимое (скот, орудия труда, рабы) и недвижимое имущество (дом, сад, оросительные сооружения, водоемы, поле). Существовало общинное, царское и частное землевладение. В общинном землевладении находились пастбища, ирригационные сооружения, дороги и пр. Законы Ману (кн. VIII, ст. 248–266) охраняли земледельческие права общин, деревень, селений, которые имели почти неограниченное право распоряжения землей: продавать, сдавать в аренду, дарить, в частности, храмам. В Древней Индии царь не был верховным собственником земли. Как суверен, охраняющий подданных, он взимал с земледельцев налог. Законы Many различали правомочия собственника и владельца. Они подтверждались наличием титула собственности владельца: документа, свидетельских показаний и пользования вещью. Судебник указывает семь возможных способов возникновения права собственности: наследование, получение в виде дара или находки, покупка, завоевание, ростовщичество, исполнение работы, а также получение милостыни. Отличия понятия собственности от пользования вещью обнаруживаются при анализе такого способа приобретения собственности, как давность владения. Срок давности владения вещью, влекущий за собой ее превращение в собственность, был 10 лет. При этом подчеркивалось, что только при законном подтверждении человек из владельца превращался в собственника. Приобретать можно было только у собственника. Причем первые три способа приобретения собственности были доступны для всех, четвертый – для кшатриев, пятый и шестой – для вайшьев, седьмой – только для брахманов.

Законы Ману охраняли частную собственность. Человека, присвоившего чужой участок земли, объявляли вором. Несобственник не мог засеять чужое поле, если оно пустует, не имел права получать урожай; только собственник мог решать, что делать с участком: продать, сдать в аренду, подарить. По этим причинам община не была заинтересована в развитии частного землевладения и выходе земли из общинного землепользования.

Обязательственное право. Обязательства возникали из договора и из деликта. В Законах Ману (гл. VIII, ст. 4, 5) указаны различные виды договоров: займа, найма, купли, продажи, хранения и т.д. Определялись условия действительности договоров (письменная форма, свидетели, наличие титула собственника, место жительства, род, каста), гарантии исполнения договоров (залог, поручительство). Договор считался недействительным согласно гл. VIII, ст. 163–165, если он заключен тайно, без свидетелей, путем обмана или насилия, пьяным или безумным человеком, находящимся в состоянии гнева, горя, а также ребенком, стариком, уродом.

Одним из первых засвидетельствованных был договор займа. Заключался он письменно, оформлялся в виде расписки должника. Кредитор и должник не были в равном положении. Если должник не мог уплатить долг в срок, то он должен был его отработать. Правда, кредитор, принадлежавший к низшей касте, не мог заставить отрабатывать долг должника, принадлежащего к высшей касте. Кредитору предоставлялись неограниченные возможности для получения задолженности. При этом Законы

Ману прямо предписывают царю штрафовать должника, жалующегося на кредитора, добивающегося уплаты долга по «произволу». При этом в случае смерти должника долг переходил на сына и других родственников.

Договор купли-продажи также имел кастовые ограничения: возможность заниматься торговлей имели лишь низшие касты, поскольку самопродажа и самозаклад родственников карались изгнанием из касты. Договор считался действительным, если стороны договорились о цене, он совершался при свидетелях. Определялась ответственность сторон: продавец должен быть собственником вещи, должен гарантировать ее качество и передать ее покупателю, а покупатель – заплатить за товар. Расторгнуть договор купли-продажи по Законам Ману можно было в течение 10 дней без уважительных причин.

Широкое распространение имели договоры личного найма. Разорившиеся общинники и ремесленники нанимались для выполнения земледельческих работ. Условия личного найма всецело зависели от работодателя и были тяжелыми. Работник, не выполнивший работу, подвергался штрафу. Если он был болен, ему не выплачивалась наемная плата, хотя у работника была возможность в судебном порядке оспорить невыплату жалования. Оплата осуществлялась натурой: работник, занятый на земледельческих работах, получал 1/10 часть урожая, а в скотоводстве – 1/10 часть масла от молока коров, которых пас.

Обязательства из деликта возникали в связи с порчей имущества (потрава посевов стадом животных, потеря пастухом животного) или причинением вреда городскому хозяйству (воротам, городской стене). Виновный должен возместить причиненный ущерб и выплатить штраф царю.

Семейно-брачные отношения детально регламентировались в Законах Ману. Патриархальная семья, включающая несколько поколений родственников, живших вместе, была первичной социальной группой древнеиндийского общества. Во главе этой семьи стоял муж, управляющий имуществом и ее делами, обладающий огромной властью над женой и детьми. Статус женщины был зависимым и приниженным, она всегда должна была находиться под властью мужчины. Так, в детстве ей полагалось быть под властью отца, в молодости – мужа, после смерти мужа – под властью сыновей, ибо «женщина никогда не пригодна для самостоятельности». Законы Ману прямо требуют от жены почитать своего мужа как бога, даже если он лишен добродетелей.

Брак был сословным и рассматривался в качестве «вечной дхармы мужа и жены», провозглашавшей «взаимную верность до смерти». В Законах Ману (гл. III, ст. 21) указываются восемь форм брака, свойственных конкретной варне (покупка невесты; брак по любви без согласия отца и матери; похищение невесты; выдача невесты, наделенной приданым, и т.д.).

Положение мужа и жены не было равным. Муж обладал преимущественными правами: мог иметь несколько жен, развестись с женой, продать ее, свободно распоряжаться имуществом. Напротив, жена имела лишь обязанности, главные из которых – послушание и уважение мужа. Жена не могла развестись, покинуть семью, ей нельзя было вступать в брак с мужчиной из более низкой касты, она не обладала собственностью, а за измену могла быть казнена. Главное назначение женщины состояло в рождении и воспитании детей.

Индусское право знало наследование имущества только по закону. После смерти отца имущество переходило но мужской линии к старшему сыну, который становился опекуном матери и младших братьев. Дочери от наследования устранялись, им выделялась 1/4 часть имущества для приданого.

Уголовное право. На развитие уголовного права наиболее заметное влияние оказала религия. Это выразилось в том, что преступление рассматривалось как грех, осквернение, требующее искупления. Основную часть норм в Законах Ману составляют нормы уголовного права, призванные обеспечивать порядок в обществе, применяя наказание. Согласно гл. VII, ст. 18, «наказание правит всеми людьми», оно же охраняет их. Законы предписывают применять наказание с учетом всех обстоятельств совершения преступления, степени сознательности его. Несправедливое наказание «лишает неба в другом мире».

Хотя в индусском уголовном праве отсутствуют общие понятия и принципы, позволяющие различать частноправовой деликт и преступление (общественно опасное деяние), однако в Законах Ману содержатся указания на формы вины (умысел или неосторожность), рецидив, соучастие, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказания. Кроме того, уголовное право носит сословный характер, что выражается в различной мере наказания за одни и те же преступления для представителей разных каст. Сохраняют свое значение в регулировании уголовно-правовых отношений элементы обычного права: талион, ордалии, объективное вменение (в частности, ответственность общины за преступление, совершенное на ее территории, если неизвестен преступник).

Преступления можно классифицировать по объекту посягательства. В Законах Ману по значимости выделяются преступления против государства и царя. Так, например, в гл. VIII, ст. 280 предписывается казнить без промедления взламывающих царский склад, арсенал или храм. К этой группе относятся должностные преступления: мздоимство служащих царя, злоупотребление служебным положением, составление ложных указов (гл. IX, ст. 231-232).

Большая группа норм касается преступлений против личности: убийство, телесные повреждения. Различались умышленное убийство, которое влекло за собой смертную казнь, и неумышленное убийство – при самозащите человека, охране жертвенных даров, защите женщин и брахманов (гл. VIII, ст. 349), которое не наказывалось. Жизнь и достоинство людей в Законах Ману охранялись в зависимости от сословно-варновой принадлежности преступника и потерпевшего. Так, самым тяжким преступлением считалось убийство брахмана, хотя сам брахман не мог быть наказан смертной казнью за убийство. Оскорбление словом или действием равным равного каралось штрафом, а если подобное совершил шудра в отношении трех высших каст, его ждет наказание: отрезание языка, губ, рук, ноги, кастрация (гл. VIII, ст. 270–280).

Тяжким грехом считались преступления против семьи: прелюбодеяние, изнасилование, занятие проституцией, сожительство с женщиной из высшей касты. Все виновные в прелюбодеянии (тайная беседа мужчины с чужой женой, заигрывание с ней, прикосновение к ее одежде, украшениям) подлежали смертной казни. Сожительство шудры с женщиной из кшатрийского рода каралось его кастрацией.

Среди имущественных преступлений различали кражу (тайное хищение имущества, людей, скота) и грабеж (насильственное отчуждение вещи в присутствии потерпевшего). Избрание меры наказания зависело от ряда обстоятельств: от статуса потерпевшего; был вор задержан на месте преступления или нет; совершал он кражу днем или ночью. Так, согласно гл. VIII, ст. 323– 324, за похищение «родовитых людей, особенно женщин, так же как и лучших драгоценных камней», предусматривалась смертная казнь, за воровство – членовредительство или смерть. Наказание несли также лица, видевшие кражу, но не сообщившие о ней, и укрыватели воров. В Законах Ману (гл. VI, ст. 310; гл. VIII, ст. 129) предусматривались различные наказания. Большое количество преступлений подпадало под смертную казнь. Различали квалифицированную смертную казнь (сажание на кол, утопление в реке, сожжение на кровати или костре, затравливание собаками) и простую (отрубание головы). В отношении брахманов она заменялась позорящим наказанием: бритьем головы и изгнанием из касты. Смертная казнь могла быть заменена уплатой высшего штрафа (он составлял 1000 пан). Использовались телесные наказания, штрафы (средний – 500 пан, низший – 250 пан), позорящие наказания (клеймение, изгнание из общины, касты), заточение, заковывание в цепь.

Суд и процесс. В Древней Индии суд не был отделен от администрации. По этой причине толковать в суде нормы права, дхармы мог брахман, в крайнем случае, кшатрий или вайшья.

Существовали две системы судов – царские и общинные. Высшей судебной инстанцией был царский суд. В нем, согласно гл. VIII, ст. 10, участвовал сам царь «вместе с брахманами и опытными советниками» или замещающая его судебная коллегия (сабха), состоящая из назначенного царем брахмана, «окруженного тремя судьями». Как высшему судье, царю принадлежало право ежегодно объявлять амнистии.

Процесс носил состязательный характер. Различия между судопроизводством по уголовным и гражданским делам отсутствовати. Законы Ману устанавливают 18 поводов судебного разбирательства (гл. VIII, ст. 4–7): неуплата долга, заклад, продажа чужого, соучастие в объединении, неотдача данного, неуплата жалованья, нарушение соглашения, отмена купли-продажи, спор хозяина с пастухом, спор о границе, клевета и оскорбление, кража, насилие, прелюбодеяние, раздел наследства, игра в кости и битье об заклад.

Процесс начинался с подачи иска потерпевшей стороной. Затем начиналось слушание дела и публичные прения сторон в судебном заседании. Истец и ответчик должны сами заботиться о надежности доказательств и свидетельских показаний, на основе которых устанавливалась судебная истина. В этом случае действовал общий принцип, согласно которому представитель низшей касты не мог свидетельствовать против людей высших варн. Поэтому господствовала формальная оценка доказательств: важно не что говорят, а кто говорит. Не могли быть свидетелями женщины («вследствие непостоянства женского ума»), заинтересованные лица (родственники), рабы, дети, старики. Свидетели несли ответственность за сказанное: лжесвидетельство, несообщение суду известных сведений считались тяжким грехом (гл. VIII, ст. 111 – 112). Важным доказательством в суде была клятва (ст. 113). При отсутствии свидетелей в качестве доказательств применялись ордалии различных видов: испытание огнем, весами, водой и некоторые другие.

Артхашастра Каутильи

Из 15 книг Артхашастры непосредственно праву посвящены лишь кн. III «Область деятельности суда», где рассматриваются вопросы судопроизводства, организация сыска и наказания преступников, а также кн. IV «О поддержании общественного порядка».

В качестве источников права в Артхашастре рассматриваются прежде всего эдикты царя, затем дхармашастры, судебная практика, обычаи. Узаконения царя обладают большей юридической силой, чем остальные. Однако многие положения Артхашастры заимствованы из Законов Ману. Так, в кн. III дана классификация судебных исков – 18 поводов судебного разбирательства, которые касаются собственности, обязательств, брака, наследования имущества. По этой причине акцентируем внимание на том, что нового вносит Артхашастра по сравнению с Законами Ману.

В области имущественного права Артхашастра различает собственность и владение, четко определяя сроки давности для движимого имущества – 10 лет, а недвижимого – 20 лет. При этом сроки давности пользования вещью, влекущие за собой превращение владения в собственность, могли быть сокращены. Артхашастра защищает частную собственность, но предполагает вмешательство в дела собственника в случае ее ненадлежащего использования. Так, утрачивалось право собственности на оросительное сооружение, если оно бездействовало пять лет.

В сфере обязательственного права Артхашастра жестко фиксировала ростовщический процент по договорам займа, ограничивала произвол кредитора при получении долга, запрещала повышать процент по долгам в случае болезни, обучения, несовершеннолетия должника. Кроме того, Артхашастра строго оговаривала условия (кн. III, ст. 1) действительности договора, несоблюдение которых делало сделку юридически ничтожной, а также гарантии (кн. II–III, ст. 1–3) исполнения обязательств («месячные проценты», «штрафные санкции»).

В области семейно-брачных отношений Артхашастра отличалась более прагматичным и либеральным подходом (кн. III, ст. 15,48; кн. IV, ст. 1, 24, 25,28, 37). При сохранении неравенства статусов мужа и жены Артхашастра допускала свободу развода в случае длительного существования жены без средств или развода по взаимному согласию, когда жена «ненавидит мужа». Артхашастра устанавливала возраст брачного совершеннолетия для женщин – 12 лег, для мужчин – 16 лет. Однако разрешались браки несовершеннолетних, признавались действительными браки с невменяемыми, тяжелобольными мужчинами. Допускались вторичные браки вдов.

Уголовно-правовые отношения в Артхашастре регулировались более либерально. Многие жестокие наказания, которые предусматривали Законы Ману, заменяются денежным штрафом, что было более действенным, эффективным, нежели декларируемое в общей форме устрашение, которое не предусматривало конкретную санкцию, как в Законах Ману. В Артхашастре появляется новый вид преступления – религиозные: поношение богов и святынь (кн. III, ст. 12, 18), заклад священного водоема (кн. X, ст. 2).

Известной новеллой в сфере процессуального права в Артхашастре был отход от принципов состязательного судопроизводства и переходе к инквизиционному. Это проявлялось в заметно возросшей роли в организации процесса органов власти, опиравшихся теперь на «науку о поимке воров», и в возможности применения пыток для установления судебной истины.

studme.org

Смотрите еще:

  • Вакансии в кемерово юрист Вакансии h Юристы, коллекторы, приставы в Кемерово и соседних городах Кемерово Юрист — от 15 000 р. Обязанности: ведение исполнительного производства,контроль за своевременным применением принудительных мер судебным приставом- […]
  • Как получить ходатайство Как написать ходатайство для получения квоты на РВП? Необходимо написать ходатайство от главы факультета в УФМС с целью выделения квоты на РВП иностранной студентке. Как оформить и есть ли шаблон для данного вида ходатайства? 18 […]
  • Консультация юриста в ханты-мансийске Консультация юриста в ханты-мансийске Ханты-Мансийск: услуги практикующих юристов (телефоны и адреса) Подробности Категория: Услуги частнопрактикующих юристов юрист услуги контакты КУЛЕБАКИН […]
  • Отзывы о независимой экспертизе после дтп Независимая экспертиза после ДТП Перейти на новый Общий форум Автор: Byrik [Москва] (---.telmos.ru) Дата: давно Господа, подскажите пожалуйста, стоит ли делать независимую экспертизу после ДТП (я - пострадавший), или положиться на […]
  • Расчет пенсии в мо рф Калькулятор военной пенсии с 1 января 2018 года по новой выслуге лет Расчет пенсии военнослужащих отличается от расчета пенсии обычных работников. Но благодаря калькулятору, приведенному ниже, вы сможете без проблем рассчитать свои […]
  • Общая теория собственности черкасов Черкасов Г.И. Общая теория собственности Скачивание файла Введите число с картинки: Поделись с друзьями! Комментарии Смотрите также Капелюшников Р.И. Экономическая теория прав собственности Капелюшников Р.И. Экономическая теория […]
  • Заявление от анны седых Обращения граждан Вы имеете право обратиться в судебный участок с запросом (предложение, заявление, жалоба), который будет зарегистрирован и рассмотрен в соответствии с порядком, установленным законодательством Российской […]
  • Написать жалобу на мед учреждение Как пожаловаться в Росздравнадзор, если вы недовольны работой медучреждения Читайте также Министерство здравоохранения опубликовало проект приказа, регламентирующего порядок рассмотрения Росздравнадзором жалоб россиян на […]