Цель чтоб наказанье преступленью стало равным

Читать онлайн «Цель высшая моя — чтоб наказанье преступленью стало равным» автора Андерсон Пол Уильям — RuLit — Страница 1

Цель высшая моя — чтоб наказанье преступленью стало равным[1]

Познакомились мы на деловой почве. Фирме Майклса, которая решила открыть свой филиал на окраине Ивенстоуна, стало известно, что в моем владении находится самый многообещающий земельный участок. Они предложили мне за него большие деньги, но я заупрямился; они увеличили сумму — я не сдавался. Тогда меня посетил сам босс. Он оказался несколько иным, чем мне представлялось. Настроен он был воинственно, но вел себя настолько корректно, что это не оскорбляло, а манеры его были так изысканны, что почти не замечались пробелы в образовании. Этот свой недостаток он весьма успешно изживал, посещая вечернюю школу, публичные лекции и поглощая уйму книг.

Не прерывая беседы, мы с ним отправились промочить горло. Он привел меня в какой-то бар совершенно не в стиле Чикаго: тихий, скромно обставленный, без музыкального автомата, без телевизора, только полка с книгами да несколько шахматных досок. И никаких подонков и жуликов, которыми обычно кишат подобные заведения. Кроме нас, в баре было еще с полдюжины посетителей: какой-то пожилой мужчина с лицом и осанкой профессора, группа людей, со знанием дела споривших на политические темы, юноша, обсуждавший с барменом вопрос о том, чье творчество оригинальнее — Бартока или Шенберга. Нам с Майклсом достался столик в углу и датское пиво.

Я заверил его, что меня не интересуют деньги, просто мне претит, когда ради возведения очередного хромированного сарая уродуют бульдозерами живописную местность. Выслушав меня, Майкле, молча, набил свою трубку. Это был худощавый стройный мужчина с удлиненным подбородком и римским носом, седеющими волосами и темными сверкающими глазами.

— А разве представители моей фирмы ничего вам не объяснили? — спросил он. — Мы вовсе не собираемся строить стандартные бараки, которые калечат пейзаж. У нас имеется шесть проектов, не считая вариантов; на чертеже это выглядит… вот так.

Он достал карандаш, лист бумаги и принялся набрасывать план. Когда он разговорился, стал заметнее его иностранный акцент, но на беглости речи это не отразилось. А дело свое он знал лучше, чем те, кто ранее беседовал со мной от его имени.

— Нравится вам это или нет, — сказал он, — а сейчас середина двадцатого века, и никуда не денешься от массового производства. Но из этого не следует, что человечество непременно станет менее привлекательным. Пользуясь стандартной продукцией, оно может достичь даже определенного художественного единства.

И он принялся объяснять мне, как этого добиться.

Он не слишком торопил меня, и мы то и дело отклонялись от главной темы.

— Уютное это местечко, — заметил я. — Как вы его нашли? Он пожал плечами.

— Я иногда брожу в ночное время по улицам. Изучаю город.

— А это не опасно?

— Смотря с чем сравнивать, — внезапно помрачнев, ответил он.

— О… видно, вы не здешний?

— Вы угадали. Я приехал в Соединенные Штаты только в 1946 году. Таких, как я, называли «перемещенными лицами». Тэдом Майклсом я стал потому, что мне надоело писать длинное «Тадеуш Михайловский». Мне ни к чему травить душу воспоминаниями о Старом Свете; я стремлюсь к полной ассимиляции.

При других обстоятельствах он говорил о себе мало и сдержанно. Позже от восхищавшихся им завистливых конкурентов я узнал некоторые подробности его стремительной деловой карьеры. Кое-кто из них до сих пор не верил, что можно выгодно продать дом со скрытой системой отопления не меньше, чем за двадцать тысяч долларов. Майкле же нашел способ успешно проворачивать подобные сделки. Не так уж плохо для иммигранта без гроша за душой.

Я копнул глубже и узнал, что, приняв во внимание услуги, оказанные им армии Соединенных Штатов на последнем этапе второй мировой войны, ему дали специальную визу на въезд. А услуги такого рода требовали значительной выдержки и сообразительности.

Между тем наше знакомство крепло. Я продал ему землю, в которой он нуждался, но мы с ним по-прежнему продолжали встречаться — иногда в каком-нибудь баре, иногда в моей холостяцкой квартире, но чаще всего в его особняке на крыше дома, что стоял на холме у озера. У него была поразительно красивая блондинка жена и двое смышленых, хорошо воспитанных сыновей. Но несмотря на все это, его томило одиночество, и он дорожил нашей дружбой.

Примерно через год после нашей первой встречи он рассказал мне одну историю.

Я был приглашен к ним на обед в День Благодарения. После обеда завязался разговор. Мы сидели и беседовали, беседовали, беседовали. Когда же, покончив с обсуждением вероятности возникновения беспорядков во время приближающихся городских выборов, мы перешли к вопросу о том, насколько вероятно, что другие планеты в своем развитии в основных чертах проходят тот же путь, что и наша собственная, Эмели извинилась и ушла спать. Уже давно перевалило за полночь, а мы с Майклсом все говорили и говорили. Никогда раньше я не видел его таким возбужденным. Словно что-то в нашем разговоре задело его за живое. Наконец он встал, нетвердой рукой наполнил наши стаканы виски и, бесшумно ступая по пушистому зеленому ковру, направился через всю гостиную к огромному окну.

Стояла светлая морозная ночь. Под нами внизу раскинулся город причудливое сплетение сверкающих красок, прожилки и завитки из рубинов, аметистов, сапфиров, топазов — и темное полотно поверхности озера Мичиган; казалось, наши взоры вот-вот выхватят из мрака простиравшиеся вдали бескрайние заснеженные равнины. А над нами изгибался кристально-черный свод неба, где стояла на хвосте Большая Медведица и по Млечному Пути шагал Орион. Мне не часто приходилось видеть такое величественное и суровое зрелище.

— Но я же знаю, о чем говорю, — произнес он.

Я чуть шевельнулся в глубине своего кресла. В камине плясали крохотные голубые язычки пламени. Кроме них комнату освещала только одна затененная абажуром лампа, и, проходя незадолго до этого мимо окна, я без труда разглядел в вышине россыпи звезд.

— По собственному опыту? — немного помедлив, спросил я. Он бросил быстрый взгляд в мою сторону. Лицо его окаменело.

— А если бы я ответил утвердительно?

Я не спеша потягивал виски. «Кинге ренсом» — благородный и умиротворяющий напиток — особенно в те часы, когда вся земля точно звенит в унисон с нарастающим холодом.

— У вас, видно, есть на то свои причины. Хотел бы я знать, какие. Он криво усмехнулся.

— О, я тоже с этой планеты, — сказал он. — Однако… однако небо так необъятно и чуждо… Вы думаете, это не повлияло на людей, которые побывали в Космосе? Не пропитало их до мозга костей настолько, что после их возвращения все на Земле переменилось?

— Продолжайте. Вы же знаете, что я люблю фантастику.

Он посмотрел в окно, снова взглянул на меня и внезапно залпом выпил свое виски. Столь резкое движение было ему несвойственно. Как, впрочем, и неуверенность.

— Что ж, я расскажу вам одну фантастическую историю, — жестко, с усилившимся акцентом произнес он. — Хоть в ней и мало веселого, ее хорошо рассказывать в зимнюю пору; кстати, не советую вам принимать ее слишком всерьез.

Я затянулся великолепной сигарой, которой он угостил меня, и приготовился слушать, не нарушая необходимой ему сейчас тишины.

Глядя себе под ноги, он несколько раз прошелся мимо окна, потом снова наполнил свой стакан и сел рядом со мной. Однако смотрел он не на меня, а на висевшую на стене картину, сумрачную и непонятную, которая никому, кроме него, не нравилась. Эта картина словно вдохнула в него силы, и он заговорил, быстро и тихо.

— Однажды в далеком-предалеком будущем жила-была цивилизация… Я не стану вам ее описывать, ибо описать ее невозможно. Сумели бы вы, перенесясь в эпоху строителей египетских пирамид, рассказать им вот об этом городе у подножия холма? И дело вовсе не в том, что они бы вам не поверили — это само собой разумеется. Я имею в виду, что они бы просто-напросто вас не поняли. Что бы вы ни говорили, для них это была бы полная бессмыслица. А то, как наши современники работают, о чем думают и во что верят, было бы для них еще непонятнее, чем огни, небоскребы и механизмы там, за окном. Разве не так? Если бы я рассказал вам о людях будущего, живущих в мире невероятных слепящих энергий, о генетических мутациях, воображаемых войнах, о говорящих камнях и неком безглазом охотнике, какие бы вы при этом ни испытали чувства, вы б ровным счетом ничего не поняли.

Пол Андерсон «Цель высшая моя — чтоб наказанье преступленью стало равным. »

Цель высшая моя — чтоб наказанье преступленью стало равным.

My Object All Sublime

Другие названия: Нам, пожалуй, пора идти; Этап; Моя цель — очищение; Наказание временем

Рассказ, 1961 год

  • Жанры/поджанры: Фантастика(Темпоральная фантастика, хроноопера| «Мягкая» (гуманитарная) научная фантастика)
  • Общие характеристики: Психологическое
  • Место действия: Наш мир (Земля)(Америка(Северная))
  • Время действия: 20 век
  • Линейность сюжета: Линейный с экскурсами
  • Возраст читателя: Любой

В разное время общество по разному относилось к одним и тем же поступкам людей. Что в одну эпоху оценивается как преступление, в другую — как героический подвиг.

Тэд Майклс совершил преступление в далеком будущем, и в наказание был отправлен в Польшу 1939-го года. Выжив во Второй мировой, он приезжает в Америку, где налаживает свою жизнь. Майклс глава небольшой фирмы, у него интересный бизнес, любимая жена, дети. Вобщем он неплохо устроился в нашем времени.

Но разве может правосудие допустить, чтоб наказание было в удовольствие?

Рассказ был впервые опубликован на русском языке в журнале «Смена» № 15 за 1967 г. (стр. 24-26, перевод С. Васильевой, с рисунком Г. Новожилова)

— антологию «Альфа-1», 1991 г.

— антологию «Вершина», 1992 г.

Номинации на премии:

Издания на иностранных языках:

artem-sailer, 26 января 2016 г.

Идея, на мой взгляд, сомнительна, если не сказать, что чепуховая — наказывать преступника ссылкой в прошлое. А если проболтается? А если устроится припеваючи? И много таких вот вопросов у меня возникло во время прочтения.

Реализация тоже — так себе: не люблю рассказы, когда двое беседуют за кружечкой виски, и вся идея передаётся в рассказе одного другому.

Но всё же понравился чем-то этот рассказ. Может быть, действительно, как писали предыдущие докладчики, адекватной оценкой попаданчества, когда путешествие в прошлое — не развлекательная приключение, а командировка в самое начало Второй Мировой с перспективой концлагеря и всего прочего ужасного. Авторам, пишущим про попаданчество, на заметку, кстати.

Также понравилась далекая от лицеприятной оценка современного человека. Часто рассуждают — мол, вот, попал бы я в прошлое, то как Урфин Джюс, зажёг бы зажигалку и стал бы Огненным богом маранов. А вот фиг вам — ближайшая потасовка с первым попавшемся средневековым рыцарем стоила бы вам жизни, а автомобиль или компьютер вы никогда собрать не смогли бы. Так-то!

И, кстати, интересна мотивация главного героя, когда он перешёл на сторону американцев — мол, сразу понял, что фашисты проиграют, поэтому и сдался союзникам. То есть, не потому, что фашизм — это плохо, а чисто из чувства самосохранения. И это пишет американец в далёком 61-м, когда война только прошла. То ли в самом деле, правы те, кто утверждает, что там, за океаном, они ждали, на чью сторону перевесит чаша на европейском театре военных действий, то ли это Андерсон с глубоко философским смыслом: мол, у людей будущего совсем другая этика, и вникать в самую великую бойню прошлого им не к лицу.

Ну да ладно, читается легко, идея понятна и даже изящна, а концовка — отлична. Рекомендую!

olpo70, 22 сентября 2016 г.

И опять вечный вопрос какое наказание должен понести преступник. Сколько написано и сказано на эту тему. Какие варианты только не были предложены. Спорить можно до хрипоты.

Этот вариант наказания очень спорен. С одной стороны ну какое это наказание. Человек может приспособиться к любым условиям. И в принципе жить в свое удовольствие. Заиметь дом, семью и любимое дело. Живи не тужи.

С другой стороны если тебя будут постоянно отрывать от того что ты полюбил и к чему привык и бросать из эпохи в эпоху. Да рехнуться можно.

Dan-Master, 22 октября 2010 г.

Великолепный рассказ. В тесные рамки нескольких страниц втиснуто содержание хорошего романа. Чрезвычайная изощренность наказания. Практически не оставляющая наказуемого шанса, и ужасная тоска по дому в который не суждено вернуться. Но это только одна сторона медали — на другой стороне — достаточность наказания. Уверен что данная жемчужина от Андерсона не оставит никого равнодушным.

Ruddy, 7 апреля 2008 г.

Сногсшибательная концовка, которая наделяет новым смыслом все сказанное выше! Только за это рассказ достоин наивысшей оценки. Кроме того весьма интересна идея наказания, когда мучения не заканчиваются только преодолением срока «немилости». Срока, увы, здесь нет.

Error, 24 января 2017 г.

Неплохой рассказ мастера Андерсона.Вопросы поднимаються актуальные.Но вот незадача,развернуться бы чуточку побольше,пообъёмней,раскрыть поболе тему.А так совсем неплохо.Хотя почти сразу понимаешь,чем всё закончится:минимум действующих лиц,сближение совершенно не симпатизируемых друг другу люде,глава фирмы который перед клиентом начинает раскрывать с бухты барахты всю душу,и так,невзначай,постепенно,но только ему.А жена и дети,что,просто манекены?Вообщем,читабельно

armitura, 13 января 2009 г.

Небольшой изящный рассказ мэтра американской фантастики Пола Андерсона. Интересна сама идея ссылать преступников в прошлое, в наиболее неудобную для них эпоху. Последний абзац в самом деле был неожиданным, хотя вверх дном ничего, как по мне, не переворачивал.

В целом — спокойная неторопливая история, которую приятно почитать за чашечкой чая. Андерсон такие умеет писать)

Error, 2 апреля 2017 г.

Рассказик довольно простенький, незатейливый. Да и финал весьма предугадываемый. Но ради разнообразия прочесть стоит. Есть мелкие огрехи, которые более свойственны новичкам в фантастическом жанре, но они не портят рассказ. Коротко, простенько и с Андеровской стилистикой и вкусом.

alex1970, 21 апреля 2012 г.

Очень хороший рассказ, совместивший и повествование о жестоком наказании, и путешествия во времени, и повесть о дружбе.

Интересен сюжет, мотивы, персонажи.

Есть один минус — наказание, с моей точки зрения, очень жестокое (хотя неизвестно, что натворил герой у себя)

С другой стороны — правильные мысли о попаданчестве, особенно актуальные сейчас, когда все кому не лень лепят тупые произведения про попаданцев. Им полезно почитать размышления героя о Польше 1939 и Вавилоне

elfy, 11 февраля 2008 г.

Отличный рассказ, но идея наказания чересчур жестокая, прямо-таки садистская. Ведь цель наказания — осознание своего преступления, раскаяние. Иначе нет смысла наказывать. А в этом рассказе наказание — это изощренное убийство, растянутое во времени.

asb, 31 марта 2007 г.

В современной юридической практике за одно преступление два раза не наказывают:glasses:

Рассказ классический — весь смысл в последней строчке.

arhan, 21 ноября 2005 г.

Отличная мысль! Взять бы всех преступников нашего времени и отправить в прошлое, в каменный век, например. Только если за ними там ещё и присматривать. Сотрудников системы исполнения наказания не хватит :gigi:

Yazewa, 14 июля 2010 г.

Хороша концовка! Интересная психологически наполненная история. Жестоко. Практически дважды наказывают человека. Как если бы: дали срок в колонии, — ах, ты здесь недостаточно мучаешься? — в тюрьму тебя! А ведь в противоположную сторону смещения жесткости нет.

Pupsjara, 12 апреля 2010 г.

Классика золотого века фантастики. Все то, что я больше всего люблю в классических рассказах, здесь присутствует в полной мере. Современные рассказы тоже есть очень сильные, но в классических рассказах, какой-то совсем другой дух, который к сожалению совершенно утерян сейчас, хотя попытки вернуть его делаются, но в большинстве своем это просто бездарные подделки.

В этом рассказе интересно все: и сюжет, и герои, и их диалоги, и воспоминания бывшего преступника с будущего, и конечно неожиданный, оригинальный финал. Правда именно такой финал я и предугадал, потому что обычного хэппи-энда от такого мастерского рассказа и не ждешь.

god54, 10 января 2010 г.

Существует целая серия рассказов о наказании преступников в будущем. Но автор нашел свое решение этой важной этической проблемы, в которой нет места помилованию, ни по каким обстоятельствам. Написано очень увлекательно и загадочно.

Gugenot, 5 апреля 2009 г.

Весь рассказ мне понравился и я ему хотел поставить 9! За то что придумал такой красивый способ избавляться от преступников. Но прочитав до конца я весь оживился. и думал вот скотина автор, как он мог так нас обмануть!! и конечно же бес сомнений 10!

Читать онлайн «Цель высшая моя — чтоб наказанье преступленью стало равным»

Пол Андерсон Цель высшая моя — чтоб наказанье преступленью стало равным[1]

Пол Андерсон

Познакомились мы на деловой почве. Фирме Майклса, которая решила открыть свой филиал на окраине Ивенстоуна, стало известно, что в моем владении находится самый многообещающий земельный участок. Они предложили мне за него большие деньги, но я заупрямился; они увеличили сумму — я не сдавался. Тогда меня посетил сам босс. Он оказался несколько иным, чем мне представлялось. Настроен он был воинственно, но вел себя настолько корректно, что это не оскорбляло, а манеры его были так изысканны, что почти не замечались пробелы в образовании. Этот свой недостаток он весьма успешно изживал, посещая вечернюю школу, публичные лекции и поглощая уйму книг.

Не прерывая беседы, мы с ним отправились промочить горло. Он привел меня в какой-то бар совершенно не в стиле Чикаго: тихий, скромно обставленный, без музыкального автомата, без телевизора, только полка с книгами да несколько шахматных досок. И никаких подонков и жуликов, которыми обычно кишат подобные заведения. Кроме нас, в баре было еще с полдюжины посетителей: какой-то пожилой мужчина с лицом и осанкой профессора, группа людей, со знанием дела споривших на политические темы, юноша, обсуждавший с барменом вопрос о том, чье творчество оригинальнее — Бартока или Шенберга. Нам с Майклсом достался столик в углу и датское пиво.

Я заверил его, что меня не интересуют деньги, просто мне претит, когда ради возведения очередного хромированного сарая уродуют бульдозерами живописную местность. Выслушав меня, Майкле, молча, набил свою трубку. Это был худощавый стройный мужчина с удлиненным подбородком и римским носом, седеющими волосами и темными сверкающими глазами.

— А разве представители моей фирмы ничего вам не объяснили? — спросил он. — Мы вовсе не собираемся строить стандартные бараки, которые калечат пейзаж. У нас имеется шесть проектов, не считая вариантов; на чертеже это выглядит… вот так.

Он достал карандаш, лист бумаги и принялся набрасывать план. Когда он разговорился, стал заметнее его иностранный акцент, но на беглости речи это не отразилось. А дело свое он знал лучше, чем те, кто ранее беседовал со мной от его имени.

— Нравится вам это или нет, — сказал он, — а сейчас середина двадцатого века, и никуда не денешься от массового производства. Но из этого не следует, что человечество непременно станет менее привлекательным. Пользуясь стандартной продукцией, оно может достичь даже определенного художественного единства.

И он принялся объяснять мне, как этого добиться.

Он не слишком торопил меня, и мы то и дело отклонялись от главной темы.

— Уютное это местечко, — заметил я. — Как вы его нашли? Он пожал плечами.

— Я иногда брожу в ночное время по улицам. Изучаю город.

— А это не опасно?

— Смотря с чем сравнивать, — внезапно помрачнев, ответил он.

— О… видно, вы не здешний?

— Вы угадали. Я приехал в Соединенные Штаты только в 1946 году. Таких, как я, называли «перемещенными лицами». Тэдом Майклсом я стал потому, что мне надоело писать длинное «Тадеуш Михайловский». Мне ни к чему травить душу воспоминаниями о Старом Свете; я стремлюсь к полной ассимиляции.

При других обстоятельствах он говорил о себе мало и сдержанно. Позже от восхищавшихся им завистливых конкурентов я узнал некоторые подробности его стремительной деловой карьеры. Кое-кто из них до сих пор не верил, что можно выгодно продать дом со скрытой системой отопления не меньше, чем за двадцать тысяч долларов. Майкле же нашел способ успешно проворачивать подобные сделки. Не так уж плохо для иммигранта без гроша за душой.

Я копнул глубже и узнал, что, приняв во внимание услуги, оказанные им армии Соединенных Штатов на последнем этапе второй мировой войны, ему дали специальную визу на въезд. А услуги такого рода требовали значительной выдержки и сообразительности.

Между тем наше знакомство крепло. Я продал ему землю, в которой он нуждался, но мы с ним по-прежнему продолжали встречаться — иногда в каком-нибудь баре, иногда в моей холостяцкой квартире, но чаще всего в его особняке на крыше дома, что стоял на холме у озера. У него была поразительно красивая блондинка жена и двое смышленых, хорошо воспитанных сыновей. Но несмотря на все это, его томило одиночество, и он дорожил нашей дружбой.

Примерно через год после нашей первой встречи он рассказал мне одну историю.

Я был приглашен к ним на обед в День Благодарения. После обеда завязался разговор. Мы сидели и беседовали, беседовали, беседовали. Когда же, покончив с обсуждением вероятности возникновения беспорядков во время приближающихся городских выборов, мы перешли к вопросу о том, насколько вероятно, что другие планеты в своем развитии в основных чертах проходят тот же путь, что и наша собственная, Эмели извинилась и ушла спать. Уже давно перевалило за полночь, а мы с Майклсом все говорили и говорили. Никогда раньше я не видел его таким возбужденным. Словно что-то в нашем разговоре задело его за живое. Наконец он встал, нетвердой рукой наполнил наши стаканы виски и, бесшумно ступая по пушистому зеленому ковру, направился через всю гостиную к огромному окну.

Стояла светлая морозная ночь. Под нами внизу раскинулся город причудливое сплетение сверкающих красок, прожилки и завитки из рубинов, аметистов, сапфиров, топазов — и темное полотно поверхности озера Мичиган; казалось, наши взоры вот-вот выхватят из мрака простиравшиеся вдали бескрайние заснеженные равнины. А над нами изгибался кристально-черный свод неба, где стояла на хвосте Большая Медведица и по Млечному Пути шагал Орион. Мне не часто приходилось видеть такое величественное и суровое зрелище.

— Но я же знаю, о чем говорю, — произнес он.

Я чуть шевельнулся в глубине своего кресла. В камине плясали крохотные голубые язычки пламени. Кроме них комнату освещала только одна затененная абажуром лампа, и, проходя незадолго до этого мимо окна, я без труда разглядел в вышине россыпи звезд.

— По собственному опыту? — немного помедлив, спросил я. Он бросил быстрый взгляд в мою сторону. Лицо его окаменело.

— А если бы я ответил утвердительно?

Я не спеша потягивал виски. «Кинге ренсом» — благородный и умиротворяющий напиток — особенно в те часы, когда вся земля точно звенит в унисон с нарастающим холодом.

— У вас, видно, есть на то свои причины. Хотел бы я знать, какие. Он криво усмехнулся.

— О, я тоже с этой планеты, — сказал он. — Однако… однако небо так необъятно и чуждо… Вы думаете, это не повлияло на людей, которые побывали в Космосе? Не пропитало их до мозга костей настолько, что после их возвращения все на Земле переменилось?

— Продолжайте. Вы же знаете, что я люблю фантастику.

Он посмотрел в окно, снова взглянул на меня и внезапно залпом выпил свое виски. Столь резкое движение было ему несвойственно. Как, впрочем, и неуверенность.

— Что ж, я расскажу вам одну фантастическую историю, — жестко, с усилившимся акцентом произнес он. — Хоть в ней и мало веселого, ее хорошо рассказывать в зимнюю пору; кстати, не советую вам принимать ее слишком всерьез.

Я затянулся великолепной сигарой, которой он угостил меня, и приготовился слушать, не нарушая необходимой ему сейчас тишины.

Глядя себе под ноги, он несколько раз прошелся мимо окна, потом снова наполнил свой стакан и сел рядом со мной. Однако смотрел он не на меня, а на висевшую на стене картину, сумрачную и непонятную, которая никому, кроме него, не нравилась. Эта картина словно вдохнула в него силы, и он заговорил, быстро и тихо.

— Однажды в далеком-предалеком будущем жила-была цивилизация… Я не стану вам ее описывать, ибо описать ее невозможно. Сумели бы вы, перенесясь в эпоху строителей египетских пирамид, рассказать им вот об этом городе у подножия холма? И дело вовсе не в том, что они бы вам не поверили — это само собой разумеется. Я имею в виду, что они бы просто-напросто вас не поняли. Что бы вы ни говорили, для них это была бы полная бессмыслица. А то, как наши современники работают, о чем думают и во что верят, было бы для них еще непонятнее, чем огни, небоскребы и механизмы там, за окном. Разве не так? Если бы я рассказал вам о людях будущего, живущих в мире невероятных слепящих энергий, о генетических мутациях, воображаемых войнах, о говорящих камнях и неком безглазом охотнике, какие бы вы при этом ни испытали чувства, вы б ровным счетом ничего не поняли.

Поэтому я только прошу вас попытаться представить себе, сколько тысяч оборотов совершила к тому времени эта планета вокруг Солнца, как глубоко мы погребены и как прочно забыты. И еще постарайтесь понять, что мышление людей той цивилизации настолько отличается от нашего, что они вопреки всем законам логики и природы изобрели способ путешествия во времени.

Однако заурядный представитель той эпохи — едва ли я могу назвать его «гражданином» или употребить какое-либо другое слово из нашего современного лексикона, ибо это собьет вас с толку — такой относительно образованный человек имеет довольно смутное представление о том, что тысячелетия назад какие-то полудикари первыми расщепили атом, и только один или двое избранных побывали в нашем времени, жили среди нас, изучали нас и вернулись обратно с информацией для Центрального Мозга, если тут уместен такой термин. Остальные интересуются нами не больше, чем, скажем, вы интересуетесь археологией раннего периода Месопотамии. Вам понятно?

Он опустил взгляд на свой стакан, который все еще держал в руке, и впился в него глазами, словно виски загипнотизировало его, и он погрузился в транс. Молчание затянулось. Немного подождав, я произнес:

— Ладно. Ради того чтобы услышать вашу историю, я принимаю эту предпосылку. Однако мне кажется, что тем, кто путешествует во времени, .

Цель высшая моя — чтоб наказанье преступленью стало равным

Скачать книгу в формате:

Цель высшая моя — чтоб наказанье преступленью стало равным[1]

Познакомились мы на деловой почве. Фирме Майклса, которая решила открыть свой филиал на окраине Ивенстоуна, стало известно, что в моем владении находится самый многообещающий земельный участок. Они предложили мне за него большие деньги, но я заупрямился; они увеличили сумму — я не сдавался. Тогда меня посетил сам босс. Он оказался несколько иным, чем мне представлялось. Настроен он был воинственно, но вел себя настолько корректно, что это не оскорбляло, а манеры его были так изысканны, что почти не замечались пробелы в образовании. Этот свой недостаток он весьма успешно изживал, посещая вечернюю школу, публичные лекции и поглощая уйму книг.

Не прерывая беседы, мы с ним отправились промочить горло. Он привел меня в какой-то бар совершенно не в стиле Чикаго: тихий, скромно обставленный, без музыкального автомата, без телевизора, только полка с книгами да несколько шахматных досок. И никаких по.

Лучшие книги месяца

  • 44898
  • 0
  • 9

Пока набросок. Если перерастёт по объёму из рассказа в роман, то будет под подписку.

Парный танец

  • 30997
  • 0
  • 0

Автор этой книги отбросил скучные детали и статистику и предлагает читателю занимательные уроки .

Психология. Люди, концепции, эксперименты

  • 36346
  • 0
  • 2

Путь Шамана. Поиск Создателя

  • 29146
  • 0
  • 0

В дивном новом мире женщины не имеют права владеть собственностью, работать, любить, читать и писать.

Рассказ Служанки

  • 22394
  • 0
  • 4

Угораздило же Владыку оборотней озаботиться вопросом продолжения рода. И то, что суженая его ещё не .

  • 39026
  • 0
  • 12

Мягкий порыв ветра принес с собой запах морской соли и йода… уже пора в путь! Но сколько еще осталос.

Господство клана Неспящих — 7

Дорогие друзья по чтению. Книга «Цель высшая моя — чтоб наказанье преступленью стало равным» Андерсон Пол Уильям произведет достойное впечатление на любителя данного жанра. Динамика событий разворачивается постепенно, как и действия персонажей события соединены временной и причинной связями. В ходе истории наблюдается заметное внутреннее изменение главного героя, от импульсивности и эмоциональности в сторону взвешенности и рассудительности. Финал немножко затянут, но это вполне компенсируется абсолютно непредсказуемым окончанием. Загадка лежит на поверхности, а вот ключ к отгадке едва уловим, постоянно ускользает с появлением все новых и новых деталей. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными. Многогранность и уникальность образов, создает внутренний мир, полный множества процессов и граней. Яркие пейзажи, необъятные горизонты и насыщенные цвета — все это усиливает глубину восприятия и будоражит воображение. Невольно проживаешь книгу – то исчезаешь полностью в ней, то возобновляешься, находя параллели и собственное основание, и неожиданно для себя растешь душой. В романе успешно осуществлена попытка связать события внешние с событиями внутренними, которые происходят внутри героев. Произведение пронизано тонким юмором, и этот юмор, будучи одной из форм, способствует лучшему пониманию и восприятию происходящего. «Цель высшая моя — чтоб наказанье преступленью стало равным» Андерсон Пол Уильям читать бесплатно онлайн можно неограниченное количество раз, здесь есть и философия, и история, и психология, и трагедия, и юмор…

Пол Андерсон. Цель высшая моя — чтоб наказанье преступленью стало равным.

«В разное время общество по разному относилось к одним и тем же поступкам людей. Что в одну эпоху оценивается как преступление, в другую — как героический подвиг.» Тэд Майклс совершил преступление в далеком будущем, и в наказание был отправлен в прошлое. Вопреки ожиданиям системы правосудия, он неплохо устроился в новом для себя мире. «Но разве может правосудие допустить, чтоб наказание было в удовольствие?» © arhan

Примечание

Перевод на русский язык в 1988 году С.Васильевой. Другие известные переводы — в 1991 (Н. Трегубенко, «Этап») и 1992 (П. Редкокаши «Моя цель — очищение»). Другие названия: Нам, пожалуй, пора идти; Наказание временем.
В поисках иллюстраций к этому рассказу нашла Хайнлайна, написавшего своё «My Object All Sublime» (Цель высшая моя) в 1942 году, за 20 лет до Пола Андерсона.

Мнение владельца

Система правосудия существует, чтобы преступника накрыло соразмерное его поступку наказание.
В нашем мире наказание имеет цель исправить преступника («исправительные» работы) или остановить его (тюремное заключение). Мучения преступника во время наказания — не самоцель, хоть никто и не против его мучений.
Цивилизация далёкого земного будущего от преступников избавляется с особой жестокостью, выбирая каждому из них потяжелее. Вот только не каждого предложенная мера наказывает. Если совершенно неожиданно наказание не мучает, не ломает, а добавляет сил и даже радует наказанного, значит, цель правосудия не достигнута.
Представляю себе, как особая служба исправительной колонии отслеживает, насколько каждый заключённый страдает от заключения. И, в случае противоположного эффекта подсаживает ему соседей пострашнее, корректирует условия содержания и вид работы.
Это же столько дополнительных усилий, столько ресурсов! И не лень им расстараться, чтобы в своей жестокости достичь максимума. Хотя именно эти старания по совершенствованию машины жестокости — конёк человечества.
Обычная Америка, обычный город Ивенстоун, обычный послевоенный мигрант Тэд Майклс, обычный бизнес, обычный День Благодарения. Очень люблю писателей, которые умеют в повседневное вплетать невероятное, не переставая его при этом приправлять исторически достоверным. Зарисовка мира на 12-ти страницах.

Почти не замечались пробелы в образовании. Этот свой недостаток он весьма успешно изживал, посещая вечернюю школу, публичные лекции и поглощая уйму книг.

Сейчас середина двадцатого века, и никуда не денешься от массового производства. Но из этого не следует, что человечество непременно станет менее привлекательным. Пользуясь стандартной продукцией, оно может достичь даже определённого художественного единства.

Покончив с обсуждением вероятности возникновения беспорядков во время приближающихся городских выборов, мы перешли к вопросу о том, насколько вероятно, что другие планеты в своём развитии в основных чертах проходят тот же путь, что и наша собственная.

Юноша, обсуждавший с барменом вопрос о том, чьё творчество оригинальнее — Бартока или Шенберга.

Смотрите еще:

  • Вакансии в кемерово юрист Вакансии h Юристы, коллекторы, приставы в Кемерово и соседних городах Кемерово Юрист — от 15 000 р. Обязанности: ведение исполнительного производства,контроль за своевременным применением принудительных мер судебным приставом- […]
  • Как получить ходатайство Как написать ходатайство для получения квоты на РВП? Необходимо написать ходатайство от главы факультета в УФМС с целью выделения квоты на РВП иностранной студентке. Как оформить и есть ли шаблон для данного вида ходатайства? 18 […]
  • Консультация юриста в ханты-мансийске Консультация юриста в ханты-мансийске Ханты-Мансийск: услуги практикующих юристов (телефоны и адреса) Подробности Категория: Услуги частнопрактикующих юристов юрист услуги контакты КУЛЕБАКИН […]
  • Отзывы о независимой экспертизе после дтп Независимая экспертиза после ДТП Перейти на новый Общий форум Автор: Byrik [Москва] (---.telmos.ru) Дата: давно Господа, подскажите пожалуйста, стоит ли делать независимую экспертизу после ДТП (я - пострадавший), или положиться на […]
  • Расчет пенсии в мо рф Калькулятор военной пенсии с 1 января 2018 года по новой выслуге лет Расчет пенсии военнослужащих отличается от расчета пенсии обычных работников. Но благодаря калькулятору, приведенному ниже, вы сможете без проблем рассчитать свои […]
  • Общая теория собственности черкасов Черкасов Г.И. Общая теория собственности Скачивание файла Введите число с картинки: Поделись с друзьями! Комментарии Смотрите также Капелюшников Р.И. Экономическая теория прав собственности Капелюшников Р.И. Экономическая теория […]
  • Заявление от анны седых Обращения граждан Вы имеете право обратиться в судебный участок с запросом (предложение, заявление, жалоба), который будет зарегистрирован и рассмотрен в соответствии с порядком, установленным законодательством Российской […]
  • Заявление о продлении срока принятия наследства Исковое заявление о восстановлении срока для принятия наследства В семейном (гражданском) законодательстве определен срок, в течение которого наследники должны формально или фактически вступить в наследство. Этот срок составляет […]