Ук рф статья 1855

Содержание статьи:

Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. № 1855-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Марочкина Владимира Алексеевича на нарушение его конституционных прав частями первой и второй статьи 61 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.А. Марочкина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В ходе судебного производства по уголовному делу по обвинению гражданина В.А. Марочкина были отклонены ходатайства стороны защиты о возвращении данного дела прокурору, а затем об отмене вынесенного приговора, в которых утверждалось, что следователь, проводивший предварительное расследование данного дела, подлежал отводу, поскольку в период досудебного производства он стал объектом противоправных действий обвиняемого, выразившихся в его оскорблении при рассмотрении жалобы на его действия в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации. По данному факту после направления уголовного дела в суд было возбуждено новое уголовное дело в отношении В.А. Марочкина по статье 297 «Неуважение к суду» УК Российской Федерации, по которому следователь впоследствии был признан потерпевшим.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.А. Марочкин утверждает, что части первая и вторая статьи 61 «Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу» УПК Российской Федерации не соответствуют статьям 17, 19, 45, 46 и 123 Конституции Российской Федерации, поскольку не относят к категории заинтересованных в исходе уголовного дела лиц следователя, признанного по другому уголовному делу потерпевшим от действий того же обвиняемого.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В целях обеспечения беспристрастности лиц, участвующих в производстве по уголовному делу, и разделения процессуальных функций статья 61 УПК Российской Федерации устанавливает, что судья, прокурор, следователь и дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу; участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также — в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу; является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу (часть первая); указанные лица не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела (часть вторая).

Данная статья не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, могущих свидетельствовать о личной, прямой или косвенной, заинтересованности указанных в ней участников уголовного судопроизводства в исходе уголовного дела, и тем самым не исключает возможность заявления отвода следователю в порядке статей 62 и 67 УПК Российской Федерации в связи с выявлением в ходе предварительного расследования обстоятельств, свидетельствующих о проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу предвзятости и необъективности, а потому не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя.

Решение же вопроса о том, свидетельствуют ли те или иные обстоятельства, включая указанные заявителем, о наличии у следователя личной заинтересованности в исходе конкретного дела, не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Марочкина Владимира Алексеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Обзор документа

Оспаривались нормы об обстоятельствах, исключающих участие в производстве по уголовному делу.

По мнению заявителя, положения неконституционны, поскольку не относят к категории лиц, заинтересованных в исходе уголовного дела, следователя, который признан по другому уголовному делу потерпевшим от действий того же обвиняемого.

Отклоняя такие доводы, КС РФ разъяснил следующее.

В целях обеспечения беспристрастности лиц, участвующих в производстве по уголовному делу, и разделения процессуальных функций УПК РФ устанавливает определенное правило.

Так, судья, прокурор, следователь и дознаватель не может участвовать в производстве, если он является потерпевшим, гражданским истцом, ответчиком или свидетелем по данному делу; участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или ответчика, а судья также — в качестве дознавателя, следователя, прокурора в этом деле; является родственником, в т. ч. близким, любого из участников производства.

Упомянутые лица не могут участвовать в производстве также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела.

Т. е. нормы не содержат исчерпывающего перечня обстоятельств, которые могут свидетельствовать о личной, прямой или косвенной, заинтересованности указанных участников уголовного судопроизводства в исходе дела.

Тем самым не исключается возможность заявления отвода следователю из-за выявления в ходе предварительного расследования обстоятельств, которые свидетельствуют о проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу предвзятости и необъективности.

С учетом этого нормы не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права.

www.garant.ru

Следственного комитета РФ

Главная Сибирский федеральный округ Алтайский край

Собранные третьим отделом по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета РФ по Алтайскому краю доказательства признаны достаточными для вынесения приговора 40-летнему Дмитрию Матвееву. Он признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 1855 УК РФ (фальсификация решения общего собрания участников хозяйственного общества, совершенные в целях незаконного захвата управления в юридическом лице), ч. 1 ст. 1701 УК РФ (фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета) и ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере).

Следствием и судом установлено, что в августе 2000 года трое иностранных граждан зарегистрировали на территории города Барнаула юридическое лицо — Общество с ограниченной ответственностью с иностранными инвестициями «Сансэт-Барнаул». Впоследствии, для осуществления деятельности, данным Обществом в краевой столице было приобретено четырехэтажное здание и земельный участок. С 2004 года заместителем генерального директора фирмы был назначен предприниматель Матвеев. В связи с выездом из России на постоянное место жительство за границу владельцев Общества, все полномочия по осуществлению финансово-хозяйственной деятельности были возложены на него.

По словам руководителя следственного отдела Дарьи Белых, воспользовавшись фактом отсутствия генерального директора и учредителей фирмы, предприниматель решил предпринять действия по незаконному захвату управления ООО. С этой целью в период с 2010 по 2012 год он путем фальсификации заявлений от имени учредителей, а также вынесения Решения общего собрания фирмы, вывел иностранных граждан из состава участников Общества. На основании фальсифицированных документов были внесены изменения в единый государственный реестр юридических лиц о смене руководителя постоянно действующего исполнительного органа и об изменении названия Общества.

В результате преступных действий Матвеев получил полномочия по руководству текущей деятельностью ООО «Сансэт-Барнаул», а также возможность действовать от его имени без доверенности, в том числе заключать сделки, пользоваться правами и распоряжаться имуществом Общества. Добившись преследуемой цели, в феврале 2013 года предприниматель путем купли-продажи реализовал имущество фирмы, причинив тем самым ее владельцам и учредителям ущерб на сумму более 36 миллионов рублей.

Суд, приняв во внимание все доводы следствия, приговорил Матвеева по ст. ст. 185.5 и 170.1 к штрафу в размере 200 тысяч рублей и за истечением сроков давности освободил от наказания, по ст. 159 УК РФ ему назначено наказание в виде 4,5 лет лишения свободы условно. Кроме того, суд решил в обеспечение гражданского иска оставить наложенный на предварительном следствии арест на земельные участки, жилые дома и автомобиль осужденного.

sledcomrf.ru

Юрист профи

Вопросы и ответы

Ук рф ст 1855

Комментарий к ст. 185.5 УК РФ

1. Предмет преступления: 1) решение общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества; 2) решение совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества.

Общее собрание акционеров является высшим органом управления общества. Его компетенция определена ст. 48 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в ред. от 28.12.2010). Совет директоров (наблюдательный совет) осуществляет общее руководство обществом, за исключением вопросов, отнесенных к ведению общего собрания акционеров.

2. Объективная сторона характеризуется: 1) искажением результатов голосования; 2) воспрепятствованием свободной реализации права при принятии решения на общем собрании акционеров, общем собрании участников общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью или на заседании совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества.

Способ совершения преступления указан в законе; в зависимости от характера деяния им может быть:

1) внесение в протокол общего собрания, выписки из него, протокол заседания совета директоров (наблюдательного совета), иные отражающие ход и результаты голосования документы заведомо недостоверных сведений; эти сведения могут касаться количества голосовавших, кворума и результатов голосования;

2) составление заведомо недостоверного списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании;

3) заведомо недостоверный подсчет голосов или учет бюллетеней для голосования;

4) блокирование или ограничение фактического доступа акционера (участника) хозяйственного общества или члена совета директоров (наблюдательного совета) к голосованию;

5) несообщение сведений о проведении общего собрания или заседания совета директоров либо сообщение недостоверных сведений о времени и месте их проведения;

6) голосование от имени акционера или члена совета директоров по заведомо подложной доверенности или лица, заведомо не имеющего полномочий.

Преступление имеет формальный состав, считается оконченным с момента искажения результатов голосования или воспрепятствования свободной реализации права акционером или членом совета директоров, совершенного одним из указанных способов.

3. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, в качестве ее обязательного признака выступает цель, указанная в законе альтернативно:

незаконный захват управления в юридическом лице посредством принятия незаконного решения о внесении изменений в устав хозяйственного общества,

одобрение крупной сделки или сделки, в совершение которой имеется заинтересованность;

изменение состава органов управления хозяйственного общества (совета директоров, единоличного или коллегиального исполнительного органа общества), избрание его членов или досрочное прекращении их полномочий;

избрание управляющей организации либо управляющего;

увеличение уставного капитала хозяйственного общества путем размещения дополнительных акций;

реорганизация или ликвидация хозяйственного общества.

4. Характеристика субъекта преступления обусловлена характером совершаемого деяния; им может быть, во-первых, общий субъект (например, при голосовании по заведомо подложной доверенности); во-вторых, специальный субъект — лицо, которое в силу занимаемой должности или имеющихся полномочий может осуществить указанные в законе действия.

5. О понятии принуждения см. коммент. к ст. 120 УК, шантажа — коммент. к ст. 133 УК. Содержание угрозы насилия, уничтожения или повреждения имущества совпадает с содержанием одноименного квалифицирующего признака в других преступлениях.

УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ СПОСОБА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Способ совершения преступления как признак объективной стороны преступления имеет важное уголовно-правовое значение. Он выступает как признак основного состава преступления (т. е. как обязательный признак объективной стороны состава преступления), как квалифицирующий признак, а также учитывается при назначении наказания.

Еще Н. С. Таганцев обращал внимание на то, что способ действия может служить основанием для усиления уголовной ответственности, для классификации преступных действий и, хотя и в немногих случаях, основанием отграничения уголовно наказуемой и ненаказуемой неправды(1).

«Общественная опасность свойственна преступлению в целом и определяется всеми элементами состава преступления в их совокупности»(2).

Некоторые аспекты рассматриваемой проблемы находятся одновременно в поле зрения и уголовного, и уголовно-процессуального законодательства. Так, согласно ст. 73 УПК РФ событие преступления является одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. К событию преступления уголовно-процессуальное законодательство относит время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления. Не углубляясь в уголовно-процессуальную проблематику, лишь заметим, что правоприменителю по каждому уголовному делу, помимо прочего, необходимо устанавливать способ совершения преступления, без чего невозможно принять законное и обоснованное решение по делу. В случае неустановления способа совершения преступления (или отсутствия его описания, конкретизации в обвинительном заключении) суд не имеет возможности вынести решение по делу, чему имеется немало примеров в судебной практике.

Так, в Постановлении Президиума Хабаровского краевого суда от 23 декабря 2013 г. № 44у-275/2013 указано, что «…в состоявшихся судебных решениях и предъявленном обвинении не отражено, какие действия, составляющие объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 1855 УК РФ, совершил К., чтобы воспрепятствовать правам акционеров, обладающих в совокупности 245 463 голосами, принять участие в голосовании.

Таким образом, в нарушение требований ст. 220 ч. 1 п. 3 УПК РФ орган предварительного следствия в обвинительном заключении не раскрыл существо обвинения, способ совершения преступления, что исключает возможность постановления приговора или вынесения иного судебного решения на основании данного заключения»(3).

Способ совершения преступления, независимо от его влияния на квалификацию содеянного, тем не менее в каждом конкретном случае должен быть в обязательном порядке установлен правоприменителем.

Любое преступление совершается каким-либо способом, иными словами, способ как неотъемлемая характеристика преступного деяния неразрывно с ним связан и существует всегда во всех составах преступлений. Подтверждением этому являются приведенные выше нормы УПК РФ.

Деяние, совершенное одним способом, может не иметь той степени

общественной опасности, какая была бы при его совершении другим способом.

Способ совершения преступления в зависимости от его влияния на квалификацию и характер и степень общественной опасности деяния имеет не одинаковое значение. Рассмотрим различные значения способа совершения преступления в уголовном праве.

1. Способ как признак основного состава преступления, т. е. как обязательный признак объективной стороны состава преступления.

Если характер и степень общественной опасности деяния в зависимости от способа совершения превращают его в преступление, тогда способ совершения преступления играет роль обязательного признака объективной стороны состава преступления и должен быть указан законодателем в диспозиции статьи Уголовного кодекса Российской Федерации. В этом случае преступность конкретного деяния или возможность его квалификации по определенной статье УК будет напрямую зависеть от способа его совершения.

Простым примером служит состав мошенничества, т. е. хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Если хищение совершается каким-либо другим образом, но не путем обмана или злоупотребления доверием, тогда состав мошенничества отсутствует и в зависимости от других обстоятельств дела речь может идти либо о другом виде хищения, либо о том, что деяние является непреступным. Способ совершения преступления в этом случае служит основанием как для разграничения смежных составов преступлений, так и для отграничения преступного деяния от непреступного.

Аналогичная грамматическая конструкция («путем чего-либо», «каким-либо способом», «с применением чего-либо» и т. п.) часто используется законодателем при конструировании норм Уголовного кодекса и раскрывает способ совершения преступления: ч. 1 ст. 133 УК РФ — путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей); п. «б» ч. 3 ст. 1271 УК РФ — способом, опасным для жизни и здоровья многих людей; ч. 1 ст. 131 УК РФ — с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

В том или ином преступлении деянию соответствует конкретный способ его совершения, применение которого только и может привести к наступлению общественно опасных последствий. Вместе с тем следует отметить, что связь между деянием и способом его совершения не всегда является жесткой, поэтому не исключены ситуации, когда исходя из обстоятельств преступление может быть совершено несколькими способами, и наоборот, одним и тем же способом можно совершить различные преступления, квалифицируемые по разным статьям Особенной части УК РФ. Например, путем обмана или злоупотребления доверием можно совершить и мошенничество (ст. 159 УК РФ), и причинение имущественного ущерба (ст. 165 УК РФ). Причинение смерти другому человеку может быть совершено как путем удушения, так и путем отравления или, скажем, ударом ножом, выстрелом из огнестрельного оружия и т. д.(1)

2. Способ совершения преступления как квалифицирующий признак.

Если степень общественной опасности деяния по сравнению с основным составом преступления повышается в зависимости от способа его совершения, законодатель относит состав преступления к квалифицированным, закрепляя способ совершения преступления в качестве квалифицирующего признака.

«Квалифицирующий признак “с особой жестокостью” суд усмотрел в действиях осужденных обоснованно, поскольку ими для лишения жизни был избран крайне мучительный способ причинения

смерти»(1). Убийство общеопасным способом в связи с возникновением угрозы причинения вреда иным охраняемым законам интересам, несомненно, также обладает повышенной общественной опасностью по сравнению с составом так называемого простого убийства и относится к квалифицированным составам убийства (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

В различных составах законодатель по-разному оценивает общественную опасность способов совершения преступления, в связи с чем способ может оказывать или не оказывать влияние на квалификацию деяния. Проанализировать позицию законодателя относительно значимости способов в конкретных составах преступлений (как в основных, так и в квалифицированных) можно, обратившись к диспозициям статей Особенной части УК РФ.

Диспозиции статей Особенной части УК РФ сконструированы в ряде случаев в зависимости от способа совершения преступления:

1) в диспозиции указывается единственный способ совершения конкретного преступления (например, ч. 2 ст. 306 УК РФ);

2) диспозиция содержит точный перечень возможных способов совершения преступления (например, ч. 2 ст. 141 УК РФ);

3) диспозиция содержит примерный перечень возможных способов совершения преступления (например, ч. 2 ст. 167 УК РФ);

4) из диспозиции статьи вытекает, что преступление может быть совершено любым способом (например, ст. 125 УК РФ)(2).

К данной классификации может быть добавлен еще один пункт, когда «законодатель в диспозиции уголовно-правовой нормы прямо закрепляет, каким способом не должно совершаться преступление для квалификации по данной статье (например, ст. 135 “Развратные действия”)»(3).

Таким образом, при указании в диспозиции единственного способа совершения преступления или точного перечня способов законодатель придает ему (им) особое значение, и деяние квалифицируется как преступное, только если совершено именно этим способом (способами). Примерный перечень способов совершения преступления законодатель обычно приводит в случае наиболее частого совершения данного вида преступлений именно этими способами (как в упомянутой ч. 2 ст. 167 УК РФ — «путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом»), подразумевая и не исключая возможность совершения преступления иными аналогичными способами, обладающими достаточной степенью общественной опасности. Если законодатель в диспозиции не называет способ совершения преступления, то это, как правило, свидетельствует о том, что общественная опасность данного деяния не связана со способом его совершения и оно будет являться преступлением независимо от способа совершения. В случае указания в диспозиции статьи способа, который не должен использоваться при совершении преступления (как в ст. 135 УК РФ — «без применения насилия»), предполагается, что при совершении деяния таким способом его общественная опасность повышается и деяние квалифицируется как более тяжкое преступление.

В уголовно-правовой норме раскрывается лишь усредненная (общая для всех), стабильная социальная и юридическая оценка деяния, а в действительности же общественная опасность конкретных преступлений в силу наличия обстоятельств, не учитываемых диспозицией, содержащей основной состав преступления,

может существенно отличаться от данного усредненного показателя(1).

Независимо от учета способа совершения преступления в качестве признака основного или квалифицированного состава, т. е. даже если способ не указан в диспозиции статьи и не влияет на квалификацию, он имеет значение для оценки общественной опасности содеянного и, соответственно, для решения вопроса об индивидуализации наказания.

3. Влияние способа совершения преступления на индивидуализацию наказания.

Влияние способа совершения преступления на индивидуализацию наказания привлекало внимание правоведов еще в XIX веке: «Способ действия, причиняющего смерть, не имеет значения для признания наличия уголовно наказуемого убийства и может лишь оказывать то или иное влияние на размер наказания»(2).

Если законодатель не указал способ совершения преступления ни в качестве обязательного, ни в качестве квалифицирующего признака, это не означает, что способ не имеет никакого значения. Как известно, при индивидуализации наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления. Согласно п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» от 29 октября 2009 г. № 20 степень общественной опасности преступления определяется в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от размера вреда и тяжести наступивших последствий, степени осуществления преступного намерения, способа совершения преступления, роли подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, наличия в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкциями статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Даже в том случае, когда способ совершения преступления не упоминается в диспозиции статьи, он оказывает влияние на оценку общественной опасности содеянного и, следовательно, может влиять на вид и размер наказания. Так, обстоятельства, повышающие общественную опасность содеянного, в том числе совершение преступления определенным способом, перечислены законодателем в Общей части УК РФ.

Кроме того, не следует забывать о том, что ряд способов всегда повышает общественную опасность деяния. В части 1 ст. 63 УК РФ приведен перечень обстоятельств, отягчающих наказание, среди которых назван и способ совершения преступления (пп. «и», «к», «м», «н» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Очевидно, данные обстоятельства не могут быть повторно учтены при назначении наказания, но учитываются при оценке судом характера и степени общественной опасности содеянного(3).

Например, в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ совершение преступления с использованием оружия признается отягчающим наказание обстоятельством. Поэтому суд, установив, что убийство М. совершено с применением огнестрельного оружия — охотничьего ружья, обоснованно признал данное обстоятельство отягчающим наказание(4).

Однако, по справедливому замечанию Н. А. Колоколова, «толкование положений ст. 63 УК РФ еще далеко от идеального. Так, в силу п. “к” ч. 1 названной нормы к обстоятельствам, отягчающим наказание, отнесено совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально

изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармаколо-гических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения. Как следует толковать вышеперечисленные понятия, судьи пока не решили. Например, можно ли считать обстоятельством, отягчающим наказание, тот факт, что жертва была убита ножом, очень похожим на финский (т. е. холодным оружием), а не бытовым предметом (топором)? При отсутствии единого прочтения п. “к” ч. 1 ст. 63 УК РФ часть судов совершение убийства с применением оружия признают обстоятельством, отягчающим наказание, а часть — нет»(1).

При наличии у виновного возможности достижения преступного результата менее опасным способом совершение преступления более опасным способом, как правило, свидетельствует о его криминальных наклонностях и нравственной запущенности(2).

Перечень отягчающих наказание обстоятельств является исчерпывающим и не может толковаться расширительно. Совершение преступления одним из способов, указанных в ч. 1 ст. 63 УК РФ, подлежит обязательной оценке судьей в качестве обстоятельства, повышающего общественную опасность содеянного и отягчающего наказание.

В то же время перечень обстоятельств, смягчающих наказание, в ч. 1 ст. 61 УК РФ исчерпывающим не является. Закон прямо предусматривает, что при назначении наказания могут учитываться в качестве
смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные в ч. 1 ст. 61 УК РФ, что дает возможность в определенных ситуациях учесть способ совершения преступления в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Некоторые авторы предлагают учитывать в качестве смягчающего обстоятельства способ, направленный на предотвращение последствий автотранспортного преступления (торможение, изменение направления движения и др.)(3).

Таким образом, правоприменитель, имея обязанность в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством устанавливать способ совершения преступления по каждому уголовному делу, в то же время может оценить общественную опасность содеянного с учетом способа его совершения:

если способ совершения преступления является обязательным признаком состава преступления, тогда решается вопрос о соответствующей квалификации деяния, отграничении его от иных правонарушений и разграничении со смежными составами;

если способ совершения преступления является квалифицирующим признаком состава преступления, тогда усиливается степень общественной опасности деяния и налицо квалифицированный состав;

если способ не указан в диспозиции ни в основном, ни в квалифицированном составах, тогда правоприменитель (судья) может индивидуализировать наказание с учетом способа как отягчающего или смягчающего наказание обстоятельства.

Следственного комитета РФ

Главная Сибирский федеральный округ Алтайский край

Собранные третьим отделом по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета РФ по Алтайскому краю доказательства признаны достаточными для вынесения приговора 40-летнему Дмитрию Матвееву. Он признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 1855 УК РФ (фальсификация решения общего собрания участников хозяйственного общества, совершенные в целях незаконного захвата управления в юридическом лице), ч. 1 ст. 1701 УК РФ (фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета) и ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере).

Следствием и судом установлено, что в августе 2000 года трое иностранных граждан зарегистрировали на территории города Барнаула юридическое лицо — Общество с ограниченной ответственностью с иностранными инвестициями «Сансэт-Барнаул». Впоследствии, для осуществления деятельности, данным Обществом в краевой столице было приобретено четырехэтажное здание и земельный участок. С 2004 года заместителем генерального директора фирмы был назначен предприниматель Матвеев. В связи с выездом из России на постоянное место жительство за границу владельцев Общества, все полномочия по осуществлению финансово-хозяйственной деятельности были возложены на него.

По словам руководителя следственного отдела Дарьи Белых, воспользовавшись фактом отсутствия генерального директора и учредителей фирмы, предприниматель решил предпринять действия по незаконному захвату управления ООО. С этой целью в период с 2010 по 2012 год он путем фальсификации заявлений от имени учредителей, а также вынесения Решения общего собрания фирмы, вывел иностранных граждан из состава участников Общества. На основании фальсифицированных документов были внесены изменения в единый государственный реестр юридических лиц о смене руководителя постоянно действующего исполнительного органа и об изменении названия Общества.

В результате преступных действий Матвеев получил полномочия по руководству текущей деятельностью ООО «Сансэт-Барнаул», а также возможность действовать от его имени без доверенности, в том числе заключать сделки, пользоваться правами и распоряжаться имуществом Общества. Добившись преследуемой цели, в феврале 2013 года предприниматель путем купли-продажи реализовал имущество фирмы, причинив тем самым ее владельцам и учредителям ущерб на сумму более 36 миллионов рублей.

Суд, приняв во внимание все доводы следствия, приговорил Матвеева по ст. ст. 185.5 и 170.1 к штрафу в размере 200 тысяч рублей и за истечением сроков давности освободил от наказания, по ст. 159 УК РФ ему назначено наказание в виде 4,5 лет лишения свободы условно. Кроме того, суд решил в обеспечение гражданского иска оставить наложенный на предварительном следствии арест на земельные участки, жилые дома и автомобиль осужденного.

Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. № 1855-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Марочкина Владимира Алексеевича на нарушение его конституционных прав частями первой и второй статьи 61 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.А. Марочкина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В ходе судебного производства по уголовному делу по обвинению гражданина В.А. Марочкина были отклонены ходатайства стороны защиты о возвращении данного дела прокурору, а затем об отмене вынесенного приговора, в которых утверждалось, что следователь, проводивший предварительное расследование данного дела, подлежал отводу, поскольку в период досудебного производства он стал объектом противоправных действий обвиняемого, выразившихся в его оскорблении при рассмотрении жалобы на его действия в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации. По данному факту после направления уголовного дела в суд было возбуждено новое уголовное дело в отношении В.А. Марочкина по статье 297 «Неуважение к суду» УК Российской Федерации, по которому следователь впоследствии был признан потерпевшим.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.А. Марочкин утверждает, что части первая и вторая статьи 61 «Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу» УПК Российской Федерации не соответствуют статьям 17, 19, 45, 46 и 123 Конституции Российской Федерации, поскольку не относят к категории заинтересованных в исходе уголовного дела лиц следователя, признанного по другому уголовному делу потерпевшим от действий того же обвиняемого.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В целях обеспечения беспристрастности лиц, участвующих в производстве по уголовному делу, и разделения процессуальных функций статья 61 УПК Российской Федерации устанавливает, что судья, прокурор, следователь и дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу; участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также — в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу; является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу (часть первая); указанные лица не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела (часть вторая).

Данная статья не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, могущих свидетельствовать о личной, прямой или косвенной, заинтересованности указанных в ней участников уголовного судопроизводства в исходе уголовного дела, и тем самым не исключает возможность заявления отвода следователю в порядке статей 62 и 67 УПК Российской Федерации в связи с выявлением в ходе предварительного расследования обстоятельств, свидетельствующих о проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу предвзятости и необъективности, а потому не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя.

Решение же вопроса о том, свидетельствуют ли те или иные обстоятельства, включая указанные заявителем, о наличии у следователя личной заинтересованности в исходе конкретного дела, не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Марочкина Владимира Алексеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Обзор документа

Оспаривались нормы об обстоятельствах, исключающих участие в производстве по уголовному делу.

По мнению заявителя, положения неконституционны, поскольку не относят к категории лиц, заинтересованных в исходе уголовного дела, следователя, который признан по другому уголовному делу потерпевшим от действий того же обвиняемого.

Отклоняя такие доводы, КС РФ разъяснил следующее.

В целях обеспечения беспристрастности лиц, участвующих в производстве по уголовному делу, и разделения процессуальных функций УПК РФ устанавливает определенное правило.

Так, судья, прокурор, следователь и дознаватель не может участвовать в производстве, если он является потерпевшим, гражданским истцом, ответчиком или свидетелем по данному делу; участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или ответчика, а судья также — в качестве дознавателя, следователя, прокурора в этом деле; является родственником, в т. ч. близким, любого из участников производства.

Упомянутые лица не могут участвовать в производстве также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела.

Т. е. нормы не содержат исчерпывающего перечня обстоятельств, которые могут свидетельствовать о личной, прямой или косвенной, заинтересованности указанных участников уголовного судопроизводства в исходе дела.

Тем самым не исключается возможность заявления отвода следователю из-за выявления в ходе предварительного расследования обстоятельств, которые свидетельствуют о проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу предвзятости и необъективности.

С учетом этого нормы не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права.

Ук рф ст 1855

ПРОКУРАТУРА КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ИНФОРМАЦИЯ
от 2 июня 2012 года

ОБ УСИЛЕНИИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ СЕКСУАЛЬНОГО
ХАРАКТЕРА, СОВЕРШЕННЫЕ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

02.03.2012 вступил в законную силу Федеральный закон № 14-ФЗ от 09.02.2012 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних».

Ужесточение ответственности за преступления (ст. ст. 131 — 135, 240, 241, 242.1, 242.2 УК РФ), направленные против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, выразилось в следующем:

— за указанные преступления вводится пожизненное лишение свободы ч. 1 ст. 57 УК РФ), а условное осуждение не назначается (ч. 1 ст. 73 УК РФ);

— вопрос об условно-досрочном освобождении или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания может быть поставлен только после фактического отбытия осужденным не менее четырех пятых срока назначенного наказания с учетом результатов проведенной в отношении его судебно-психиатрической экспертизы (п. «д» ч. 3 ст. 79, ч. 2 ст. 80 УК РФ);

— введено дополнительное основание к отмене условно-досрочного освобождения: злостное уклонение лица от назначенных судом принудительных мер медицинского характера в период условно-досрочного освобождения (п. «а» ч. 7 ст. 79 УК РФ);

— совершение преступления в отношении несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое возложены обязанности по воспитанию, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, отнесено к обстоятельствам, отягчающим наказание (п. «п» ч. 1 ст. 63 УК РФ);

— не применяется отсрочка отбывания наказания (ч. 1 ст. 82 УК РФ);

— лицам, совершившим преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних в возрасте старше восемнадцати лет, страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемость, могут быть назначены принудительные меры медицинского характера (п. «д» ч. 1 ст. 97 УК РФ).

Кроме того, не реже одного раза в 6 месяцев указанные лица подлежат переосвидетельствованию комиссией врачей-психиатров для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры. При этом вне зависимости от времени последнего переосвидетельствования и от принятого решения о прекращении применения принудительных мер медицинского характера не позднее чем за 6 месяцев до истечения срока исполнения наказания суд по ходатайству администрации учреждения, исполняющего наказание, назначает судебно-психиатрическую экспертизу в целях решения вопроса о необходимости применения к ним принудительных мер медицинского характера в период условно-досрочного освобождения или в период отбывания более мягкого вида наказания, а также после отбытия наказания (ч. 2.1 ст. 102 УК РФ). На основании заключения экспертов суд может назначить принудительную меру медицинского характера, предусмотренную п. «а» ч. 1 ст. 99 УК РФ, или прекратить ее применение;

— исключено указание «о заведомости» осведомленности виновного о возрасте потерпевшего при совершении преступления в отношении несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 121, ч. 3 ст. 122, п. «б» ч. 2 ст. 127.1, п. «б» ч. 2 ст. 127.2, ст. 134, ст. 135, ч. 3 ст. 240, п. «в» ч. 2 и ч. 3 ст. 241 УК РФ);

— усилена уголовная ответственность лиц, имеющих судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего (ч. 5 ст. 131, ч. 5 ст. 132, ч. 6 ст. 134, ч. 5 ст. 135 УК РФ);

— к преступлениям, предусмотренным п. «б» ч. 4 ст. 131, ст. 132 УК РФ (в отношении потерпевшей, не достигшей возраста 14 лет), отнесены деяния, предусмотренные ч. 3 — ч. 5 ст. 134, ч. 2 — ч. 4 ст. 135 УК РФ;

— статья 133 УК РФ (понуждение к действиям сексуального характера) дополнена ч. 2, предусматривающей ответственность за преступление в отношении несовершеннолетней (несовершеннолетнего);

— изложены в новой редакции ст. 134 УК РФ (половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста) и ст. 135 УК РФ (развратные действия). Ответственность за половое сношение, мужеложство, лесбиянство (ч. 1 и ч. 2 ст. 134 УК РФ) и за развратные действия (ч. 1 ст. 135 УК РФ) наступает при наличии 2-х условий: недостижения потерпевшим 16 лет и половой зрелости;

— введена уголовная ответственность за распространение, публичную демонстрацию или рекламирование порнографических материалов или предметов среди несовершеннолетних либо вовлечение несовершеннолетнего в оборот порнографической продукции, совершенные лицом, достигшим 18 лет (ч. 2 и ч. 3 ст. 242 УК РФ);

— введена уголовная ответственность за приобретение в целях распространения, публичной демонстрации или рекламирования материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ч. 1 ст. 242.1 УК РФ); из ч. 2 ст. 242.1 УК РФ исключен квалифицирующий признак «совершение деяния родителем или лицом, его заменяющим» и введен новый — совершение деяния «с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»)» — п. «г» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ;

— отдельной статьей предусмотрена уголовная ответственность за использование несовершеннолетнего в целях изготовления порнографических материалов или предметов (ст. 242.2 УК РФ);

— за уклонение лица, страдающего расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, от применения к нему принудительных мер медицинского характера введена уголовная ответственность (ч. 3 ст. 314 УК РФ).

pkproekt.ru

Смотрите еще:

  • Закон рф о государственных минимальных социальных стандартах Закон рф о государственных минимальных социальных стандартах Законотворческий процесс в Государственной Думе ПРАВОЗАЩИТНЫЙ АНАЛИЗ Выпуск 61 (обзор за июнь 2003 года) 29 июля 2003 года О работе Государственной Думы в июне 2003 […]
  • Можно ли использовать материнский капитал не дожидаясь 3 лет На что можно потратить материнский капитал в 2018 году до 3 лет? Раньше семьям разрешалось расходовать средства материнского капитала (МСК), не дожидаясь исполнения ребенку 3 лет, только на погашение кредитных обязательств, связанных […]
  • Приказ 502 министерства образования рк ПРИКАЗ И.О. МИНИСТРА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН от 28 апреля 2017 года №201 О внесении изменений и дополнений в приказ Министра образования и науки Республики Казахстан от 20 января 2015 года №19 "Об утверждении Правил […]
  • Федеральный закон 125-фз 2 Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N […]
  • Федеральный закон 125 ст 23 Федеральный закон от 20 июля 2012 г. N 125-ФЗ "О донорстве крови и ее компонентов" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 20 июля 2012 г. N 125-ФЗ"О донорстве крови и ее компонентов" С изменениями и дополнениями от: 25 […]
  • Копии решения суда направляются Как быть, если на копии решения суда о расторжении брака не стоит гербовая печать? Как быть если на копии решения суда о расторжении брака не стоит гербовая печать.Суд состоялся в другом городе где проживаю фактически.Прописка в […]
  • Правила гибдд 2014 Автомобили Закон и право Что ждет автомобилистов в 2015 году Новые правила ГИБДД, которые ждут автомобилистов в 2015 году Наступивший 2015 год будет богатым на события в жизни автомобилистов. Резкое ужесточение наказания для […]
  • Правила дорожного движения и наказания Поправки в ПДД и КоАП: преступление и наказание НАЧИНАЮЩИЕ Тем, у кого стаж менее двух лет, запретят: буксировку, перевозку опасных, крупногабаритных и тяжеловесных грузов. Начинающим мотоциклистам нельзя будет перевозить […]