Парламент в англии имел право

1. Английский парламент в XIII-XVI вв.

После нормандского завоевания 1066 г.

Постоянные войны, содержание армии и растущего бюрократического аппарата требовало денег. Вынуждая подданных оплачивать многократно возросшие расходы государства, король нарушал все установленные нормы и обычаи по отношению как к городам, так и к знати. Особенно болезненно воспринималось нарушение королем норм вассальных отношений, связывавших его с классом феодалов.

Следует отметить некоторые особенности, отличавшие сословную структуру английского общества: распространение сеньориальных прав короля на всех феодалов (в Англии не действовал классический принцип феодализма «вассал моего вассала не мой вассал») и незамкнутость «благородного» сословия, в которое мог быть включен всякий землевладелец, имевший годовой доход от 20 (20-е гг. XIII в.) до 40 (с начала XIV в.) фунтов1. В стране сложилась особая социальная группа, занимавшая промежуточное положение между феодалами и зажиточным крестьянством. Эта группа, активная как в экономическом, так и в политическом отношении, стремилась к расширению своего влияния в английском государстве; со временем возрастали ее численность и значение.

Ситуация 10-х годов XIII в. объединила всех недовольных королевским произволом и неудачами во внешней политике. Оппозиционное выступление баронов было поддержано рыцарством и горожанами. Противников Иоанна Безземельного объединяло стремление ограничить королевский произвол, заставить короля править в соответствии с многовековыми традициями. Результатом внутриполитической борьбы стало движение магнатов, фактически преследующее цель установления «олигархии баронов».

Программа требований оппозиции была сформулирована в документе, сыгравшем важную роль в развитии сословно-представительной монархии в Англии — Великой хартии вольностей1. Магнаты требовали от короля гарантий соблюдения прав и привилегий знати (ряд статей отражал интересы рыцарства и городов), и прежде всего соблюдения важного принципа: сеньоров нельзя облагать денежными сборами без их согласия.

Роль Хартии в английской истории неоднозначна. С одной стороны, полная реализация содержащихся в ней требований привела бы к торжеству феодальной олигархии, сосредоточению всей полноты власти в руках баронской группировки. С другой — универсальность формулировок в ряде статей позволяла использовать их для защиты прав личности не только баронов, но и других категорий свободного населения Англии.

Король подписал Великую хартию 15 июня 1215 г., но через несколько месяцев отказался ее соблюдать. Римский папа также осудил этот документ.

В 1216 г. Иоанн Безземельный умер, власть номинально перешла к малолетнему Генриху III178 — и па некоторое время система государственного управления пришла в соответствие с требованиями баронской верхушки. Однако достигнув совершеннолетия, Генрих III фактически продолжил политику отца. Он ввязывался в новые войны, а необходимые средства пытался добыть у подданных путем поборов и притеснений. Кроме того, король охотно принимал на службу иностранцев (не последнюю роль здесь играли пожелания его жены, французской принцессы). Поведение Генриха III раздражало английскую знать, но и в других сословиях нарастали оппозиционные настроения. Широкую коалицию недовольных режимом составили магнаты, рыцари, часть свободного крестьянства, горожане, студенты. Доминирующая роль принадлежала баронам: «Конфликты между баронами и королем в период с 1232 по 1258 г., как правило, вращались вокруг вопроса о власти, вновь и вновь возрождая планы баронского контроля над королем, выдвинутые еще в 1215 г.»179. В 5060-е гг. XIII в. Англия была охвачена феодальной анархией. Вооруженные отряды магнатов воевали с войсками короля, а иногда и между собой. Борьба за власть сопровождалась изданием юридических документов, в которых учреждались новые структуры государственного управления — представительные органы, призванные ограничить королевскую власть.

В 1258 г. Генрих III был вынужден принять так называемые «Оксфордские провизии» (требования), содержащие упоминание о «парламенте»2. Этим термином обозначались советы знати, которые предстояло регулярно созывать для участия в управлении страной: «Нужно помнить, что. три парламента будет в году. На эти три парламента прибудут избранные советники короля, даже если они не будут приглашены, чтобы рассматривать состояние королевства и чтобы трактовать общие дела королевства, а также и короля. И в другие разы таким же образом, когда окажется надобность по повелению короля»».

Исследователи отмечают наличие двух течений в движении баронской оппозиции середины XIII в. Одно добивалось установления режима всевластия магнатов, другое стремилось учитывать интересы своих союзников, а, следовательно, объективно отражало интересы рыцарства и средних слоев городского населения1.

В событиях гражданской войны 1258-1267 гг. значительную роль сыграл Симон де Монфор, граф Лейстерский2. В 1265 г., в разгар конфронтации с королем по инициативе Монфора было созвано собрание, на которое кроме знати, приглашались представители влиятельных социальных групп: по два рыцаря от каждого графства и по два депутата от наиболее значимых городов. Таким образом честолюбивый политик стремился укрепить социальную базу своей «партии», легитимировать осуществляемые ей мероприятия по установлению баронской опеки над монархом.

Итак, происхождение национального сословного представительства в Англии тесно связано с борьбой за власть, стремлением феодальной знати найти новые методы ограничения власти реально действующего короля. Но едва ли парламент оказался бы жизнеспособным, если бы дело этим и ограничилось. Институт парламента открыл возможность политического участия городов и рыцарства, причем участия на высоком, национальном уровне. Оно было реализовано в виде расширенных совещаний при короле, консультаций по актуальным вопросам (прежде всего в связи с налогами и иными сборами).

Король Иоанн Безземельный подписывает Великую хартию вольностей

‘ Гутнова Е. В. Возникновение английского парламента (из истории английского общества и государства XIII в.). — М., 1960. — С. 318.

2 Симонде Монфор, граф Лейстерский (ок. 1208-1265) — один из руководителей баронской оппозиции королю Генриху III. Уроженец Прованса (Южная Франция). Участвовал в составлении Оксфордских провизий. 14 мая 1264 г. в битве при Льюисе (к югу от Лондона) нанес поражение королевским войскам. Затем на протяжении 15 месяцев фактически диктатор (формально сенешаль Англии). В 1265 г. по его инициативе был созван первый английский парламент. 4 августа 1265 г. погиб в сражении.

Первоначально парламент был навязан королям феодальной олигархией, но монархи осознали возможность использования этой структуры в своих интересах. Порой они мирились с оппозиционностью депутатов, проявлявшейся в легальных, «парламентских» формах.

В 1265 г. королевской власти удалось восстановить позиции, казалось, утраченные в результате выступления Монфора. Мятежный граф был побежден и погиб в сражении. Но уже в 1267 г. Генрих III вновь созвал парламент из «самых благо- разумных людей из королевства, великих и малых»180, а при новом короле — Эдуарде I-, когда последствия феодальной смуты были окончательно преодолены, собрался так называемый «Образцовый парламент» 1295 г. — один из наиболее представительных за всю его средневековую историю.

В конце XIII — начале XIV в. парламент занял центральное место в процессе постепенного становления новых принципов организации отношений между королевской властью и обществом; институт парламента способствовал тому, что эти отношения приобретали более «правовой» характер.

Наличие верховной представительной структуры отвечало интересам всех участников политического процесса. С образованием парламента король получил новый и, что существенно, легитимный инструмент для достижения своих целей: прежде всего для получения денежных субсидий.

Парламент был принят большинством магнатов. Бароны поддержали идею представительства в нем рыцарства, городов — своего рода «среднего класса» феодального общества. Это объясняется тесной связью всех сословий на основе общности экономических интересов. Чрезмерные финансовые притязания монарха обедняли города и «общины», что не могло не отражаться и на благосостоянии сеньоров. Лорды положительно восприняли новшество, позволявшее устанавливать рамки денежных расходов королевской администрации, ограничивать произвол короля по отношению к подданным при сборе налогов, и, тем самым, вводить практику контроля за деятельностью властей.

Кроме того, средние и отчасти низшие группы населения получали возможность представить королю свои просьбы посредством депутатов и могли рассчитывать на то, что они будут услышаны.

В качестве правового базиса подобного порядка взаимоотношений между властью и подданными была использована максима римского права: «Quod omnes tangit, omnibus tractari et approbari debet» — «Что касается всех, должно рассматриваться и одобряться всеми». В «Дигестах Юстиниана» эта юридическая формула определяла порядок действий группы опекунов в процессе распоряжения имуществом. В XII-XIII вв. на ее основе в церковном праве была создана теория ограничений, налагаемых на единоличные действия церковных и светских правителей, предпринимаемые без обсуждения и согласия их советников и главных подчиненных. Применительно к организации парламентского представительства эта максима была поднята до уровня конституционного принципа181.

Становление новой политико-правовой идеологии — идеологии парламентаризма отражено не только в памятниках права XIII в., но и в светской литературе. Событиям 1265 г. посвящена поэма «Битва при Льюисе». В ней автор ведет воображаемый диалог между королем и баронами. Королю внушается мысль о том, что если он действительно любит свой народ, то должен обо всем сообщать своим советникам и обо всем совето- ваться с ними, как бы мудр он ни был182. В поэме обосновывалась необходимость участия общества в процессе формирования круга королевских советников: «Король не может сам выбирать себе советников. Если он станет выбирать их один, он легко ошибется. Поэтому ему необходимо посоветоваться с общиной королевства и узнать, что думает об том все общество. Люди, прибывшие из областей, не такие идиоты, чтобы лучше других не знать нравов своей страны, оставляемых предками потомкам»183.

1295 г. стал начальной точкой отсчета регулярных и упорядоченных парламентских сессий. К середине XIV в. наметилось разделение парламента на две палаты — верхнюю и нижнюю. В XVI в. стали употреблять названия палат: для верхней — палата лордов (the House of Lords), для нижней — палата общин (the House of Commons).

Верхняя палата включала представителей светской и церковной знати, входивших до XIII в. в Большой королевский совет. Это были пэры королевства, «великие бароны» и высшие официалы короля, церковные иерархи (архиепископы, епископы, аббаты и приоры монастырей).

Все члены верхней палаты получали именные вызовы на сессии за подписью короля. В теории монарх мог и не приглашать того или иного магната; в действительности же случаи, когда главы знатных фамилий не приглашались в парламент, стали к XV в. редкостью. Сложившаяся в Англии система прецедентного права давала лорду, получившему однажды такое приглашение, основание считать себя постоянным членом верхней палаты. Число лиц, причастных, в силу своего социально-правового статуса, к деятельности палаты, было невелико. Количество лордов в XIII- XIV вв. колебалось от 54 в парламенте 1297 г. до 206 человек в парламенте 1306 г.184 В XIV-XV вв. численность лордов стабилизируется; в этот период она не превышала 100 человек, кроме того, далеко не все приглашенные прибывали на сессию.

На начальном этапе существования парламента именно собрание магнатов выступало в качестве авторитетного учреждения, способного влиять на королей, добиваться от них принятия нужных решений: «Если парламент и имел возможность приобрести целый ряд полномочий, то это произошло благодаря тому, что в обычное время главная роль в нем принадлежала палате лордов»»1.

Заседание палаты лордов английского парламента во времена Эдуарда I (миниатюра начала XVI в.)

Традиционное представление об английском парламенте как «двухпалатном» собрании возникло в более позднее время. Первоначально парламент выступал как единый институт, но включающий в себя структуры, разнящиеся по статусу, социальному составу, принципам формирования, выдвигаемым требованиям. Как мы видели выше, уже в первом парламенте Монфора, помимо группы магнатов (лордов), присутствовали представители графств (по два «рыцаря» от каждого графства), городов (по два представителя от наиболее значимых населенных пунктов), а также церковных округов (по два «проктора» — депутата-священника1).

Представительство графств изначально было признано как баронами, так и королями. Сложнее обстояло с депутатами от городов. Их постоянное участие в парламенте наблюдается лишь с 1297 г.

В XIII в. структура парламента имела непостоянный характер, шел процесс ее становления. В некоторых случаях все лица, приглашенные для участия в парламенте, заседали вместе. Затем начала складываться практика раздельного заседания депутатов — по «палатам»: магнатов, представителей церкви, «рыцарей», горожан (например, в 1283 г. горожане составили отдельное собрание). «Рыцари» заседали как с магнатами, так и с горожанами. «Палаты» могли собираться не только в разных местах, но и в разное время.

В первые века существования парламент не имел постоянного места заседаний. Король мог созвать его в любом городе; как правило, он собирался в том месте, где в данное время располагался король и его двор. В качестве примера укажем места дислокации некоторых парламентов конца XIII — начала XIV в.: Йорк — 1283 г., 1298 г., Шрусбери — 1283 г., Вестминстер — 1295 г., Линкольн — 1301 г., Карлейль — 1307 г., Лондон — 1300 г., 1305 г., 1306 г.

В XV в. постоянной резиденцией, местом, где проходят заседания палат парламента, стал комплекс зданий Вестминстерского аббатства.

Периодичность парламентов также зависела от решений, исходящих от короля. При Эдуарде I было созвано 21 представительное собрание, на которых присутствовали депутаты «общин»; в конце правления этого короля парламенты собирались практически ежегодно. При Эдуарде III парламент созывался 70 раз. Заседания, за вычетом времени переездов, праздников и прочих перерывов, продолжались в среднем от двух до пяти недель.

В начале XIV в. нередкими были случаи, когда в году собиралось несколько парламентов — в зависимости от политической ситуации. Однако в дальнейшем, вплоть до конца XVII в. периодичность парламентских сессий так и не была зафиксирована в правовых нормах.

На протяжении XIV-XV столетий, постепенно складывались основные черты организации деятельности парламента, его процедуры и политической традиции.

Раздельное заседание палат предопределило наличие отдельных помещений, в которых проходили заседания лордов и «общин». Заседания палаты лордов проводилось в Белом зале Вестминстерского дворца. Палата общин работала в зале капитула Вестминстерского аббатства. Обе палаты объединялись только для участия в торжественной церемонии открытия парламентской сессии, основным актом которой являлось выступление короля перед собравшимися парламентариями; члены нижней палаты слушали речь стоя за барьером.

Но несмотря на разделенность палат в пространстве, «три сословия — дворянство, духовенство и бюргерство, оказались в них скорее объединены, чем отделены друг от друга, в отличие от того, как это было в континентальных странах, что, безусловно, затрудняло манипулирование ими со стороны короля и сталкивание их между собой»1.

Процесс конституирования палаты общин как отдельной парламентской структуры продолжался на протяжении второй половины XIV — начала XV в.

Термин «палата общин» происходит от понятия «commons» — общины.

В XIV-XV вв. 37 английских графств делегировали в парламент по два представителя. В XVI в. своих депутатов стали посылать в парламент графство Монмут и палатинат Чешир; с 1673 г. — палатинат Дарэм. Представительство графств существенно расширилось в XVIII в.: 30 депутатов пополнили палату общин после унии с Шотландией, еще 64 депутата избиралось в графствах Ирландии.

Количество «парламентских» городов и «местечек» также увеличивалось со временем; соответственно росло и общее число членов нижней палаты парламента. Если в середине XIV в. оно составляло примерно двести человек, то к началу XVIII в. их было уже более пятисот, именно благодаря усилению представительства городов и «местечек».

Многие члены нижней палаты неоднократно избирались в парламент; их сближала общность интересов и сходный социальный статус. Значительная часть представителей «общин» имела достаточно высокий уровень образования (в том числе юридического). Все это способствовало постепенному превращению нижней палаты в дееспособную, фактически профессиональную организацию.

В конце XIV столетия появилась должность спикера>, который фактически являлся государственным чиновником, призванным вести заседания палаты, представлять палату общин в ее повседневной деятельности, на переговорах с лордами и королем, но не возглавлять это коллективное собрание. При открытии очередной сессии кандидатура спикера вносилась лордом-канцлером от имени короля. Согласно традиции, депутат, на которого пал этот высокий выбор, должен был демонстративно отказываться от должности, произнося при этом заранее подготовленную речь.

Языком парламентской документации, прежде всего протоколов совместных заседаний палат, был французский. Некоторые записи, в основном служебные или относящиеся к делам церкви, велись на латыни. В устной парламентской речи в основном также использовался французский, но с 1363 г. речи депутатов иногда произносились на английском языке.

Одной из важных проблем становления парламентского представительства, являлось материальное обеспечение членов нижней палаты. Общины и города, как правило, предоставляли своим депутатам денежное довольствие: рыцарям графств по четыре шиллинга, горожанам по два шиллинга за каждый день сессии. Но часто вознаграждение «совершалось» лишь на бумаге и парламентариям приходилось вести борьбу за то, чтобы эти выплаты стали частью правовой традиции.

При этом существовали предписания (1382 и 1515 гг.), согласно которым депутат, не явившийся на сессию без уважительных причин, подвергался денежному штрафу185.

Высокий авторитет парламента основывался на правах и полномочиях, которые он сумел добиться за первые полтора столетия своего существования.

Наиболее важным из них было участие в принятии решений по вопросам налогообложения. Фискальная система государства еще только формировалась, и большинство налогов, в первую очередь прямых, являлось чрезвычайными. Отметим, что в Англии налоги платили все подданные, а не только «третье сословие», как это было, например, во Франции. Подобное обстоятельство устраняло одну из возможных причин конфронтации между сословиями. В 1297 г. парламент приобрел право разрешать королю сбор прямых налогов с движимого имущества. С 20-х гг. XIV в. он дает согласие на сбор экстраординарных, а к концу XIV столетия — и косвенных налогов. Вскоре палата общин добилась такого же права в отношении таможенных пошлин.

Таким образом, основную часть финансовых поступлений король получал при согласии нижней палаты (официально — в виде ее «дара»), выступавшей здесь от имени тех, кому предстояло эти налоги вносить. Силь- ные позиции палаты общин в таком важном для королевства вопросе, как финансы, позволяли ей расширять свое участие и в других областях парламентской деятельности. По образному выражению английского историка Э. Фримена, палата, нижняя по имени, постепенно стала верхней в действительности186.

Значительных успехов парламент добился в области законодательства. Задолго до его возникновения в Англии сложилась практика подачи королю и его совету частных петиций — индивидуальных или коллективных прошений. С возникновением парламента петиции стали адресовать и этому представительному собранию. В парламент поступали многочисленные письма, отражавшие самые разные нужды как частных лиц, так и городов, графств, торговых и ремесленных корпораций и т. д. На основании этих запросов, парламент в целом или отдельные группы его членов, вырабатывали собственные обращения к королю — «парламентские» петиции. Эти обращения обычно касались важных вопросов общей государственной политики, и ответом на них должны были быть какие-то общегосударственные мероприятия187.

Уже в XIV в. парламент имел возможность влиять на короля, в целях принятия законов, отражавших интересы крупных и средних землевладельцев, купеческой верхушки. В 1322 г. был принят закон, гласящий, что все дела «касающиеся положения сеньора нашего короля. и. положения государства и народа, должны обсуждаться, получать согласие и приниматься в парламенте нашего господина короля и с согласия прелатов, графов, баронов и общины королевства»188. В 1348 г. парламент потребовал от короля, чтобы его просьбы исполнялись еще до того, как будут утверждены налоги».

В дальнейшем, развитие института «парламентских петиций» привело к появлению нового порядка принятия законодательства. Первоначально, парламент обозначал проблему, требующую издания королевского закона — ордонанса или статута189. Во многих случаях статуты и ордонансы недостаточно адекватно отражали пожелания парламента (в особенности — палаты общин). Следствием этого стало стремление парламента зафиксировать в своих постановлениях те правовые нормы, принятия которых они добивались. При Генрихе VI сложилась практика рассмотрения в парламенте законопроекта — билля. После трех чтений и редактирования в каждой палате, билль, одобренный обеими палатами, направлялся на утверждение короля; после его подписи он становился статутом.

Со временем формулировки принятия или отклонения билля приобрели строго определенный вид. Положительная резолюция гласила: «Ко- ролю это угодно», отрицательная: «Король об этом подумает»1.

Развитие прав парламента в области законодательства отражала и юридическая терминология. В статутах XIV в. говорилось, что они изданы королем «по совету и с согласия (par conseil et par assentement) лордов и общин». В 1433 г. впервые было сказано, что закон издан «по власти» (by the authority) лордов и общин, а с 1485 г. сходная формула стала постоянной.

Участие парламента в политическом процессе не ограничивалось его законодательной деятельностью. Например, парламент активно использовался королем или противоборствующими группами знати для устранения высших чиновников. В этом случае парламентарии выступали с разоблачениями лиц, подозреваемых в нарушениях законодательства, злоупотреблениях, неблаговидных поступках. Парламент не был вправе отстранять от власти сановников, но имел возможность обвинять отдельных лиц в правонарушениях. На фоне «общественной критики» борьба за власть приобретала более обоснованный характер. В ряде случаев в стенах палаты общин произносились речи, в которых обвинялись действия королей. В 1376 г. с заявлением, резко критикующим деятельность короля Эдуарда III, выступил спикер палаты Питер де ля Map.

В период борьбы за королевский трон и феодальной междоусобицы парламент выступал в качестве органа, узаконившего смену королей на английском престоле. Так, низложение Эдуарда II (1327 г.), Ричарда II (1399 г.) и последующая коронация Генриха IV Ланкастера были санкци-

Судебные функции парламента были весьма значительны. Они входили в компетенцию его верхней палаты. К концу XIV в. она приобрела полномочия суда пэров и верховного суда королевства, рассматривавшего наиболее тяжкие политические и уголовные преступления, а также апелляции. Палата общин могла выступать в качестве ходатая сторон и представлять лордам и королю свои законодательные предложения по

Значение и роль парламента были неодинаковыми на разных этапах

Со второй половины XV в. для него начались трудные времена. В годы феодальной междоусобицы — войны Алой и Белой Розы (1455-1485 гг.) парламентские методы решения государственных вопросов сменились силовыми. В конце XV в. политическая жизнь в королевстве стабилизировалась. В 1485 г. к власти пришла новая династия — династия Тюдоров, представители которой правили Англией до 1603 г. Годы правления Тюдоров были отмечены значительным усилением королевской власти. При Генрихе VIII, в 1534 г. английский монарх был провозглашен главой национальной церкви.

В отношениях между королевским двором и парламентом установились следующие принципы. Монархи стремились использовать авторитет собрания в своих интересах. Они издавали лестные декларации, подчеркивали свое уважение к институту парламента. При этом влияние последнего на верховную власть и возможность реализации самостоя- тельных политических инициатив были сведены до минимума.

Состав палаты общин формировался при активном, заинтересованном участии королевской администрации. Характер парламентских выборов в средневековой Англии существенно отличался от того, что наблюдается в новейшее время. Современный автор полагает: «Сказать, что манипуляции с выборами родились одновременно с самими выборами, недостаточно. Лучше сказать, что выборы родились только потому, что с ними возможны манипуляции»1. Избирательный процесс почти всегда проходил под воздействием влиятельных лиц; кандидатура будущего избранника чаще всего определялась не столько шерифами или городской верхушкой, сколько влиятельными магнатами или непосредственно королем.

В этой связи приведем характерное свидетельство религиозного деятеля XVI в. Р. Холла, сообщавшего об особенностях формирования так называемого «Парламента реформации» (1529-1536 гг.): «Наряду с традиционным предписанием выбрать от каждого города двух честных, достойных и способных членов парламента, следовало частное послание от наиболее влиятельных лиц в том графстве, где расположен какой-либо город — от королевских советников или даже от самого короля, с настойчивой просьбой выбрать того, кто указан в письме. Многие склонялись перед авторитетом ходатаев и поступали именно так. В результате в нижней палате оказалось множество королевских блюдолизов, прихлебателей, паразитов и негодяев всех мастей, имевших самые жалкие представления о чести. »190.

Структуры, находящиеся в подчинении короля (например, Тайный совет) осуществляли контроль за деятельностью парламентариев, ходом дебатов, процессом рассмотрения законопроектов. Необходимо отметить, что при Тюдорах парламенты созывались редко и нерегулярно191.

Королева Елизавета I в парламенте

Тем не менее, парламент занимал достаточно важное место в системе английской государственности эпохи абсолютизма. Он не только утверждал распоряжения короны, но и активно участвовал в законодательной деятельности государства192. Палаты много и плодотворно работали над законопроектами, регламентирующими различные сферы социально-экономической жизни Англии (внешняя торговля, таможенные правила и пошлины, унификация мер и весов, вопросы мореплавания, регулирование цен на товары, производимые в стране). Например, в 1597 г. Елизавета I утвердила 43 билля, принятых парламентом; кроме того, по ее инициативе было принято еще 48 биллей.

При Генрихе VIII и его преемниках участие парламента было заметным в реформе вероисповедания и при решении вопросов престолонаследия.

Даже в новых исторических условиях парламент не только продолжал функционировать, но и сохранял достаточно высокий авторитет, в отличие от со- словно-представительных учреждений многих европейских стран, которые в период установления абсолютизма, как правило, перестали собираться.

Парламент был жизнеспособен прежде всего потому, что заседавшие в нем представители разных социальных групп могли работать вместе. При всей сложности отношений и разнице интересов они оказались способны к сотрудничеству. Являясь одновременно главой государства и парламента, будучи инициатором созыва сессий и конечной инстанцией всех парламентских полномочий и решений, король связал себя с этой организацией самым тесным образом. Парламент не существовал без короля, но и монарх был ограничен в действиях без поддержки парламента. Отражением этой особенности английского политического устройства стала формула «король в парламенте», символизировавшая государственную власть во всей ее полноте.

Отметим, что именно в эпоху Тюдоров получили развитие тенденции приобретения членами парламента особых «политических» прав и свобод, берущие начало на рубеже XIV-XV вв. В XVI в. члены обеих палат приобрели ряд знаковых юридических привилегий, так называемых «парламентских свобод» — прообразов будущих демократических прав личности. Поскольку парламент являлся высшим политическим собранием королевства, речи, произносимые в ходе заседаний его палат, должны были неизбежно приобрести определенный правовой «иммунитет», так как многие депутаты понимали свою миссию как максимально точное изложение тех мнений, которые они прибыли отстаивать. Самый ранний зафиксированный случай претензий палаты общин на некоторые привилегии произошел в 1397 г., когда по инициативе депутата Гекси (Нахеу) ей было принято решение об уменьшении расходов на содержание королевского двора. Лорды обвинили депутата в измене, и он был приговорен к смертной казни, но затем помилован. В связи с этим инцидентом нижняя палата приняла постановление, указав, что депутат подвергся преследованию «против права и порядка, который был обычен в парламенте, в нарушение обычаев палаты общин»193.

1523 г. спикер палаты общин Томас Мор194 создал прецедент, испросив у короля Генриха VIII право высказываться в парламенте, без опасений преследования за свои слова195, и при Елизавете I эта привилегия была узаконена (хотя нередко нарушалась на практике).

С проблемой «свободы слова» отчасти связано и более широкое понятие депутатской неприкосновенности. Еще в древности, в Англии существовал обычай так называемого «королевского мира» («King’s peace»): каждый человек, направлявшийся на гемот или возвращавшийся с него, находился в дороге под королевским покровительством. Но это покровительство не действовало в том случае, если подданный сам совершал преступление, нарушал «мир».

Упомянутый выше инцидент 1397 г. показал важность проблемы правового иммунитета выборного депутата’1 во время его деятельности в качестве парламентария. Гекси был обвинен в измене — одном из наиболее тяжких преступлений, но палата общин считала, что это противоречит ее правам и обычаям. Следовательно, уже в конце XIV в. парламент, как корпорация, сознавал необходимость охраны свободы своих членов от политических и иных преследований. В XVI в. произошел инцидент, показавший, что палата общин считала недопустимым арест парламентария. В 1543 г. депутат Дж. Феррерс (Georg Ferrers) был арестован за долги во время следования на сессию. Палата просила шерифов Лондона об освобождении Феррерса, но получила грубый отказ. Тогда по приговору палаты общин были арестованы должностные лица, заключившие под стражу депутата. В сложившейся правовой коллизии король Генрих VIII издал распоряжение о привилегии членов палаты общин: их личность и имущество признавались свободными от ареста во время парламентской сессии.

Члены палаты могли утратить иммунитет и быть исключены из ее состава за противоправные действия, направленные против парламента или за другие серьезные проступки (измену, уголовное преступление)196.

Различие Английского парламента и генеральных штатов Франции, срочно

Ответы и объяснения

  • Chaklro
  • середнячок

Создание парламента в Англии повлекло за собой изменение формы феодального государства, возникновение монархии с сословным представительством. Соотношение социально-политических сил в самом парламенте и вне его определило особенности, как структуры, так и компетенции английского средневекового парламента. До середины XIV в. английские сословия заседали вместе, а затем разделились на две палаты. При этом рыцари от графств стали заседать вместе с представителями городов в одной палате (палата общин) и отделились от крупнейших магнатов, образовавших верхнюю палату (палату лордов). Первоначально при выборах в парламент не существовало избирательного ценза. Статут 1430 года установил, что в собраниях графств, избиравших представителей в парламент, могут участвовать фригольдеры, получавшие не менее 40 шиллингов годового дохода. Первое время возможности парламента влиять на политику королевской власти были незначительны. Его функции сводились к определению размеров налогов на движимость и к подаче коллективных петиций на имя короля. Правда, в 1297 году Эдуард I подтвердил в парламенте Хартию вольностей, в результате чего появился Статут «о неразрешенности налогов» . В нем говорилось, что обложение налогами, пособиями и поборами не будут иметь места без общего согласия духовенства и светских магнатов, рыцарей, горожан и других свободных людей королевства. Однако в Статуте содержались оговорки, допускавшие возможность взимания королем ранее существовавших сборов. Постепенно парламент средневековой Англии приобрел три важнейших полномочия: право на участие в издании законов, право решать вопросы о поборах с населения в пользу королевской казны и право осуществлять контроль над высшими должностными лицами и выступать в некоторых случаях в качестве особого судебного органа. Право законодательной инициативы парламента возникло из практики подачи коллективных парламентских петиций королю. В XV в. установилось правило, что ходатайства парламента должны облекаться в форму законопроектов, которые получили название «биллей» . Так оформилось понятие закона (статута) как акта, исходящего от короля, палаты лордов и палаты общин.

Возникновение Генеральных штатов положило начало изменению формы государства во Франции — превращению его в сословно представительную монархию.
Создание общенационального сословно-представительного учреждения было и проявлением объективной закономерности в развитии монархического государства во Франции. Периодичность созыва Генеральных штатов не была установлена. Этот вопрос решал сам король в зависимости от обстоятельств и политических соображений. Каждый созыв штатов был индивидуальным и определялся исключительно усмотрением короля. Высшее духовенство (архиепископы, епископы, аббаты) , а также крупные светские феодалы приглашались лично. Генеральные штаты первых созывов не имели выборных представителей от дворянства.

в Англии еще со времени норманнского завоевания власти опасались массовых выступлений недовольных и сохраняли значительные элементы местного самоуправления. Поэтому и парламент возник в Англии как важнейшая часть государственной организации, с определенными полномочиями и правилами деятельности. Напротив, во Франции Генеральные штаты складывались медленно, по мере того, как у королевской власти возникала необходимость в них. Ни регламента, ни правил, ни порядка созыва Генеральные штаты, в отличие от английского парламента, так и не получили. Решения Генеральных штатов не имели обязывающего характера для королевской власти. В то время как в Англии только парламент имел право вотировать новые налоги, Генеральные Штаты даже не имели права регистрировать королевские указы. Впоследствии это право во Франции приобрел особый судебный орган — парижский парламент

Смотрите еще:

  • 117 н приказ Приказ Минфина РФ от 20.07.2017 N 117Н Зарегистрировано в Минюсте России 4 августа 2017 г. N 47669 МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗот 20 июля 2017 г. N 117н О ВВЕДЕНИИ ДОКУМЕНТОВ МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАНДАРТОВ ФИНАНСОВОЙ […]
  • Налог за два автомобиля Налог за два автомобиля Ну по сути за любое транспортное средство, за редким исключением (например, не облагаются налогом машины, предназначенные для инвалидов). Налог рассчитывается исходя из мощности двигателя в лошадиных силах. […]
  • Остоженка 20 нотариус Нотариусы Москвы на станции метро Кропоткинская Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Гриненко Светлана […]
  • Штраф снип Штрафы за строительные нарушения выросли С 19 января 2012 года вступили в силу поправки в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которым увеличились штрафы по статье 9.4 «Нарушение обязательных […]
  • Федерального закона 73 от 25062002 № 73-ФЗ от 25.06.2002 Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации - Глава XIV. Заключительные и переходные положения Принят Государственной Думой 24 мая 2002 года Одобрен Советом […]
  • Размеры парусных судов Размеры яхт Относительно размеров, яхты бывают малые (6- 10 метров), средние (10-20 метров) и большие (от 20). Отдельный вид яхт – мегаяхты, считается, что минимальная длина такой яхты более 24 метров. Однако, в основном мегаяхты […]
  • Штрафы гибдд дзержинск Новые правила оплаты штрафов С 1 января 2016 года вступил в силу Федеральный закон от 22.12.2014 № 437-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части совершенствования взыскания […]
  • Детское пособие в 2018 году в белоруссии Пенсии и детские пособия вырастут в Беларуси с 1 августа МИНСК, 25 июл — Sputnik. Вместе с бюджетом прожиточного минимума в Беларуси с 1 августа увеличатся минимальные трудовые и социальные пенсии, сообщили в Министерстве труда и […]